Oral (СИ)

Подписчиков: 3     Сообщений: 14     Рейтинг постов: 111.4

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Фантастика (СИ) Традиционно (СИ) Анал (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Сирианка Натаэль. Глава 1. Глава 2


На Марсополис опускался вечер, и Макс, уже уставший после занятий в спортзале (и секса в душевой тоже), предложил Нате поужинать. Сидя в кафе, оба увлеклись разговором: оказалось, что для Наты силовые упражнения — это просто увлечение, и она искренне не понимала, что в этом такого особенного («Я же не женщина, почему у меня должны быть женские увлечения?»). Зато она живо заинтересовалась не менее «неженским» хобби Макса: тот увлекался марсоходами и даже собрал себе один, сам из запчастей («Класс! Покажешь?»), поездил на нём по марсианским пескам снаружи купола и сейчас думал над тем, не попытаться ли этот марсоход продать и вообще не начать ли ему зарабатывать на этом деньги. Время от времени парень ловил себя на том, что пытается угадать, можно ли сейчас по поведению Наты понять, что она — не женщина, но в итоге Макс так и не находил ответа на этот вопрос. Однако, эйфория после секса уже прошла, и пару раз парень чувствовал странную неуютность, но прогонял её от себя.


— Ната, а можно тебе такой... интимный вопрос задать? — спросил он, когда совместный ужин уже подходил к концу.

— Какой?

— Ты... в смысле, вы, сирианцы, действительно, ну, испытываете оргазм, ээ, разными органами по отдельности? — Макс уже успел подумать, что лучше бы он не задавал этот вопрос, и, отчаянно смущаясь, выбирал слова словно из медицинского справочника.

— Ну, да, и не только, — ответила Ната, нимало не смутившись (или не показав своего смущения) — то ли сирианцев такие вещи не смущали, то они не смущали врачей. — Во время секса мне нужно испытать оба вида оргазма. Понимаешь, когда я испытываю один — либо вагинальный, либо генитальный — я возбуждаюсь ещё сильнее и должна испытать ещё и другой, чтобы быть удовлетворённой.

— Ага... — кивнул парень. — В смысле, я, кажется, заметил, что ты возбуждаешься ещё сильнее... И, ты меня прости: у меня вообще было не так много девушек, но мне показалось, что ты возбуждаешься... и кончаешь — легче, чем они, то есть землянки.

— Ну, это медицинский факт, — Ната чуть-чуть усмехнулась. — Я действительно возбуждаюсь быстрее — и я возбуждаюсь иначе. Я, правда, с девушками-землянками не очень часто занималась сексом, но у нас, сирианцев, есть чисто анатомические отличия от землянок. Например, у нас нет клитора — но у земных женщин нет простаты...

— А-а-а, — Макс понимающе кивнул (на всякий случай в очередной раз оглядевшись, чтобы убедиться, что их разговор никто не слушает). — Слушай, а как это вообще возможно — испытывать оргазм разными органами отдельно?

— Ну, я ксеномедицину знаю только постольку поскольку, — Ната помотала головой. — Но... в общем, там всё сложно устроено. Некоторые учёные... и псевдоучёные тоже думают даже, что такие отличия инопланетян от землян при таком внешнем сходстве подтверждают «теорию эксперимента».

— Какого эксперимента? — не понял Макс.

— Ну, есть такая теория, что все люди: земляне, сирианцы, таукитяне, альчибианцы, геминианцы и кто там ещё — на самом деле созданы такими похожими внешне, но при этом различающимися, какой-то древней цивилизацией с непонятной целью. Может быть, мы все являемся частью какого-то эксперимента... но некоторые ещё думают, что на самом деле мы созданы разными, чтобы мы могли посмотреть друг на друга и чему-то из этого научиться.

— М-м-м... — протянул Макс. — Мне что-то больше нравится тот вариант, где мы должны чему-то друг у друга научиться. А то, если мы все созданы для какого-то эксперимента, вдруг наши создатели однажды решат, что они уже узнали всё, что им было нужно, и решат эксперимент прекратить, — он натянуто рассмеялся.

— Да уж, — Ната тоже засмеялась. — Ну, я надеюсь, что мы чему-то действительно учимся. По крайней мере, мы не убиваем друг друга за то, что кто-то из нас разделён на два пола, а кто-то нет. Или что у кого-то пол дан раз и навсегда с рождения, а у кого-то он меняется. Такое было с нами: на Эридане и на Проционе — но давно и, к счастью, не в виде тотальной войны, — пояснила она, увидев удивлённое лицо парня.

— Да уж... — откликнулся Макс. — У нас, землян, конечно, тоже было, он, вспомнив то, что знал об истории своей расы, — и геев камнями побивали, и с женщинами как-то так обращались... Хорошо, что когда мы встретились с другими расами, мы уже стали лучше. Ну, у вас, на Сириусе, наверное, тоже всякое было? Небось, древние цари собирали там себе гаремы из евнухов...

— «Гаремы» из «евнухов»? — переспросила Ната, словно ей не сразу удалось вспомнить, что значат эти слова. — А, да нет, конечно! Какие евнухи? Я же говорила, мы должны вслед за генитальным оргазмом испытать и вагинальный, иначе это будет ещё хуже, чем вообще не кончить. А как это сделать с евнухом? У нас вообще такого деления на «верхних» и «нижних» партнёров в сексе и нет практически.

— Равноправие в постели? — Макс улыбнулся. — Может, у вас ещё и изнасилований не бывает?

— Врать не буду: бывают, хотя редко, — ответила Ната. — Наверное, намного реже, чем у вас, землян, хотя я статистику не собирала. Ну и не знаю: может быть, у нас их меньше ещё и потому, что мы делим звёздную систему с таукитянами. А у них с этим делом строго. Не самое, надо сказать, простое соседство: мы, сирианцы, считаемся одной из самых сексуально раскрепощённых рас, а вот таукитяне — наоборот...

— Ага... — Макс кивнул. — А как тебе вообще наша Солнечная система?

— Нормально, — Ната улыбнулась. — Непривычно, конечно, после Эридана — там три расы живут вместе уже давно, и они привыкли смотреть на свои различия спокойно. Даже с таукитянами мы научились уживаться, хотя поначалу были... шероховатости. А я, вот, учусь адаптироваться к вашей жизни. Только с... личной жизнью не складывается, — она посерьёзнела и вздохнула. — Во мне видят только «девушку с членом»: либо я кажусь землянам каким-то уродом, и они от меня сбегают, либо во мне видят только сексуальный фетиш, и мной интересуются только всякие извращенцы, — сирианка уже по-настоящему погрустнела. — Вон, даже Рыжик от меня шарахается как от прокажённой, хотя сама-то...

На несколько секунд повисла пауза: Ната молчала, а Макс пытался подобрать слова, чтобы утешить и подбодрить девушку, — наконец, он сказал:

— Ната... Главное, что ты хороший человек... ну, я недавно тебя знаю, но я думаю, что ты хороший человек. И с тобой интересно общаться. И неважно, с какой ты планеты и какого ты пола: мужского, женского или среднего. И... ты красивая. Очень. Даже если ты на самом деле гермафродит, для меня ты останешься красивой девушкой... извини, тебя не оскорбляет то, что я тебя так называю? — он смешался, испугавшись, что сказал что-нибудь не то.

— Нисколько, — ответила Ната, расцветая улыбкой. И, через столик обняв парня рукой за плечи, поцеловала его в губы.


***

Ната жила в студенческом общежитии в «академгородке» Марсополиса — не слишком далеко от места их знакомства. Идя вместе с девушкой к ней домой, Макс изо всех сил старался не подавать виду, как он на самом деле волнуется. Он чувствовал, что в этот раз Ната точно захочет овладеть им, и, самое главное, что он не может найти ни одной рациональной причины, чтобы ей отказать. Хотя логика, с помощью которой Ната могла бы убеждать его (Макс уже несколько раз прокрутил в голове этот возможный диалог), казалась парню слегка... инопланетной, Макс видел, что ничего не смог бы ей противопоставить. Как, в самом деле, он мог бы сказать ей, что он может, простите, тыкать в неё своим членом, но при этом не хочет, чтобы она делала с ним то же самое? В самом крайнем случае Ната смогла бы прямо спросить его «А ты вообще меня любишь?», и... чёрт возьми, а он действительно любил её?

Но когда они уже подходили к общежитию, где жила Ната, Макс решил, что уже поздно сомневаться. А когда, едва за ними закрылась дверь комнаты, Ната набросилась на парня с поцелуями, Макс уже не смог бы остановить девушку, даже если бы хотел.


— Какая ты страстная... — прошептал Макс в перерывах между поцелуями, разрывая объятья только чтобы освободить себя и Нату от верхней одежды.

— Я хочу тебя... — шептала в ответ Ната, прижимаясь к парню всем телом и снова целуя его после каждой фразы. — У меня так давно никого не было... Нет, у меня никогда не было никого, кто говорил бы мне такие слова, какие сказал мне ты. Люби меня, пожалуйста...

Почти не разжимая объятий, молодые люди упали на кровать, освобождаясь от остатков одежды. Разглядывать саму комнату у Макса не было времени, а на включившийся было автоматически верхний свет Ната прикрикнула командой. Но в полумраке Макс видел её казавшуюся мраморно-белой кожу, её прекрасное, сильное тело, подобное античной статуе — наверное, статуе греческой амазонки. И ему хотелось ласкать это тело, целовать шею девушки, спускаясь всё ниже, гладить это тело руками, чувствуя упругость мышц, наслаждаться стонами сирианки, ласкать её прекрасную мягкую грудь и губами и рукой, второй рукой спускаясь по её сильному животу всё ниже...

— О-о-о, да, продолжай... — простонала Ната, когда рука парня скользнула между её уже призывно раздвинутых ног, под твёрдый член, во влажную щель киски.

— Давай узнаем, где внутри тебя самые чувствительные точки, — улыбнулся Макс, целуя девушку в губы и снова спускаясь вниз, чтобы ему было удобнее ласкать её рукой между ног. Ната лишь застонала громче, когда пальцы парня принялись исследовать её лоно изнутри, чутко отзываясь на её стоны — когда Ната стонала громче, Макс понимал, что нашёл чувствительное место, и продолжал ласкать её. Уже найдя самое чувствительное место, Макс теперь пытался подобрать нужный ритм, пытаясь ласкать девушку то быстрее, то медленнее, прислушиваясь к её стонам. Внезапно Ната, застонав громче, сжала руку парня своими бёдрами — сжала почти до боли, но Макс терпел, принимая это как знак её удовольствия и продолжая массировать стенки её киски изнутри. И через минуту или две таких ласк сирианка, почти закричав, выгнулась в руках парня и обмякла на несколько секунд, но затем вдруг опрокинула Макса на спину, сама оказавшись сверху.

— Макс, я хочу тебя... — прошептала она, тяжело дыша. — Я понимаю, что тебя смутит моя просьба, но я хочу войти в тебя. Пожалуйста...

Сердце Макса ёкнуло в груди — настал именно тот момент, которого он ждал и боялся. Но парень нашёл в себе силы улыбнуться девушке и сказать:

— Всё в порядке, любимая. Я в твоём распоряжении.

— Ты чудо, — улыбнулась Ната и тут же снова впилась в его губы поцелуем.

Поспешными движениями сирианка подсунула под бёдра Макса подушку, чуть-чуть приподняв их, а затем достала откуда-то с полок над кроватью тюбик — её любовник не мог разглядеть его в темноте, но это могла быть только анальная смазка.

— Я, наверное, перевозбудилась... — прошептала Ната, устраиваясь между ног парня, которые тот послушно раздвинул, хотя и всё ещё внутренне боясь того, что неминуемо должно было последовать. — Но я постараюсь не сделать тебе больно, милый...

И в следующую секунду Макс ощутил прикосновение смазанного прохладным гелем пальца к своему сфинктеру — сперва этот палец осторожно массировал сжатое колечко мышц, а потом скользнул внутрь. Юноша непроизвольно вцепился пальцами в простыню, сдерживая то ли вскрик, то ли стон, чувствуя, как скользкий палец сирианки массирует его попку изнутри, подготавливая её к будущему вторжению члена инопланетянки. Когда же к первому пальцу присоединился второй, парень уже не смог сдержать стона.

— Тебе больно? — спросила его Ната, останавливаясь на секунду.

— Да... продолжай, пожалуйста! — простонал Макс. Ощущения внутри были болезненными, но болезненно приятными, непохожими ни на что. И девушка продолжила ласкать его внутри, вскоре добавив к двум пальцам третий, заставляя парня выгибаться на кровати и с трудом сдерживать стоны — стоны желания, чтобы сирианская красавица овладела им. И внезапно пальцы Наты выскользнули из него, лицо Наты оказалось прямо над его лицом, а член сирианки вторгся в его не знавшее прежде анальных ласк тело, заставляя Макса вскрикнуть — и тут же припасть к губами девушки. Ната принялась двигаться внутри него всё быстрее и быстрее, выплёскивая всё накопленное возбуждение, которое ей приходилось сдерживать, и заставляя юношу то кричать от страсти и боли — болезненной страсти и сладкой боли — то ловить её губы своими, то обнимать девушку, блуждая руками по её спине, то пытаться ласкать руками её грудь, так маняще колыхавшуюся при каждом движении девушки.


И, наконец, когда скорость движений Наты внутри него стала совсем бешеной, Макс почувствовал, как эта сладкая боль захлёстывает его с головой, и с громким стоном кончил, забрызгав спермой собственный живот. А ещё через несколько движений Ната кончила в него и, остановившись ненадолго, чтобы восстановить дыхание, легла рядом с юношей, прижимая его своими сильными руками к своей мягкой груди.


— Прости: тебе, наверное, было больно? — спросила она с заботой и тревогой, заглядывая в лицо своего любовника.

— Это... — Макс пытался подобрать слова, — было странно. Больно, да. Но приятно, — он улыбнулся девушке и коротко поцеловал её в губы. — Да, наверное, я в следующий раз дважды подумаю, прежде чем уговаривать девушку на анальный секс... — парень рассмеялся.

— А, может, ты хочешь попробовать меня в попку? — игриво улыбнулась Ната, поглаживая ладонью грудь Макса. — Меня уговаривать не придётся.

— А... ты можешь кончить и от анального секса? — смешался Макс.

— На самом деле, нет, — ответила Ната. — Так что тебе придётся удовлетворить потом и мою киску, и мой член, — она снова игриво улыбнулась и поцеловала парня. — Просто... если я делаю в постели что-то с тобой, то почему бы мне и не позволить тебе сделать то же самое со мной?

Макс снова замешкался на секунду.

— Всё-таки ты мыслишь... как инопланетянка, — он нашёл в себе силы рассмеяться. — Нет, я не говорю, что это плохо, — поспешил добавить он и улыбнулся. — Ну хорошо, давай, попробуем. Только... боюсь, я сейчас недостаточно возбуждён...

— Это легко поправить... — лукаво улыбнулась девушка, снова целуя парня. И тут же снова повалила его на спину и припала губами к его шее, спускаясь поцелуями всё ниже — лаская мускулистую грудь парня, чуть задерживаясь на его сосках, целуя кубики пресса, играя с его пупком, спускаясь к лобку... и вот уже её горячие губы обхватили член парня. Ната умело ласкала естество Макса: и губами, и языком, и головку, и ствол, и яички, иногда помогая себе пальцами — не слишком тонкими и ловкими на вид, но оказавшимися чувствительными и нежными. И от этих ласк опавший было член парня постепенно снова наливался кровью...

— По-моему, ты уже вполне готов, — улыбнулась Ната, отрываясь от своего любовника. — Держи, — она протянула Максу всё тот же тюбик анальной смазки, — справишься с тем, чтобы меня подготовить?

— Думаю, да... — ответил парень, улыбнувшись своей любовнице. — Сейчас...

Ната встала на четвереньки, опираясь на колени и ладони, а Макс сел позади неё и, размазав гель по пальцам, попытался ввести один в попку девушки. Ната почти не стонала — вероятно, потому что ни особенно чувствительных эрогенных зон у неё там не было, ни особой боли она не чувствовала, занимаясь анальным сексом не в первый раз. Макс осторожно, боясь причинить ей боль, массировал изнутри колечко мышц, потом, наконец, решился добавить второй палец — и услышал негромкий, сдавленный стон девушки. Парень понемногу смелел, чувствуя, как вход в попку Наты расширяется по мере его ласк, и слыша сдерживаемые стоны девушки, наконец, добавив уже третий палец... И вот его член вошёл в смазанную и разработанную попку девушки, и Макс начал двигаться внутри неё, прислушиваясь к своим ощущениям. Изнутри попка девушки ощущалась совсем не так, как киска, и парню нравилось это чувство, но он ощущал также, что его любовнице анальный секс нравится совсем не так, как обычный, и хотел доставить удовольствие и ей тоже...

— Ах! — выдохнула Ната, когда член парня внезапно выскользнул из её попки и резко вошёл в её влажную киску. И застонала, когда Макс, не меняя позы, принялся трахать её сзади, постепенно ускоряя темп, наслаждаясь стонами девушки и чувствуя, как она сама начинает двигаться ему навстречу. Неожиданно для Наты рука парня обхватила её член, принимаясь поглаживать его, ласкать его пальцами одновременно с членом парня, трахающим её киску, — Ната почти закричала, сходя с ума от одновременных ласк самых чувствительных мест её тела, и все мышцы её тела напряглись как каменные.


Через несколько минут Макс почувствовал, как его член выстреливает спермой внутрь киски Наты, а затем услышал громкий оргазмический стон девушки. Но её член всё ещё оставался твёрдым — и парень мягко перевернул девушку на спину — поймав её взгляд, Макс прочёл в нём желание и мольбу и, отбросив последние крохи ложного стыда, коснулся её члена своими губами. Он впервые делал минет сам, но усердно старался воспроизвести умелые ласки Наты и подарить ей те, которые были бы приятны ему самому, чутко прислушиваясь к стонам удовольствия девушки. Он ласкал её член губами и языком, то облизывая головку, то проводя языком по всей длине напряжённого ствола, то заглатывая член сирианки так глубоко, как мог, чтобы сделать ей приятно, то помогая себе рукой, лаская её яички или поглаживая её член. Наконец, Макс услышал, как стоны девушки становятся громче, предвещая приближающийся оргазм, но он не стал отстраняться, продолжая ласкать её член, пока тот не выстрелил спермой в рот парня. С непривычки Макс закашлялся, и в этот момент Ната притянула его к себе и, обняв, жарко поцеловала в губы.


— Ты великолепен, — прошептала она, счастливо и благодарно улыбаясь.

— Ты прекрасна, — улыбнулся в ответ ей Макс, обнимая свою возлюбленную.

— Люблю тебя, — шепнула Ната, целуя своего любовника.

— Люблю тебя, — ответил парень, целуя её в ответ.





Развернуть

секс секси porn sex sexy сексуально sex machine секс-машина сексуальность сексуальная ...секретные разделы Секретные Истории Первый Раз (СИ) порно история С фото (СИ) Анал (СИ) Проба пера (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) 

Порно история Туристический поход

секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,секс,секси,porn,sex,sexy,порно история,Секретные Истории,сексуально,sex machine,секс-машина,сексуальность,сексуальная,Анал (СИ),Разное (СИ),С фото (СИ),Проба пера (СИ),Oral (СИ),Первый Раз (СИ)


Я тогда учился на первом курсе института. Сами понимаете, что тогда в моей голове помимо учёбы (которая была где-то между "За пивом" и "по девочкам"), была только одна мысля... выпить и по@#ться. Так вот с ентой самой мыслёй я и отправился с сокурсниками и просто с друзьями в тур поход в Крым. Всё было подготовлено заранее... кол-во выпивки из расчёта бутылко/человеко/день и кол-во закуски, девочки и всё такое... палатки... спальники... размещение людей в ентих палатках. Но случилось непредвиденное, помимо проверенных людей с нами изъявила желание идти девочка-целочка (как мы её прозвали на курсе за неприступность и скромность). Она была довольно красива, но до неприличия скромна, и все наши попытки раскрутить её на что-нть оставались безуспешными. И для нас было полнейшим сюрпризом её желание идти с нами (а это как ни как 2 категория сложности и 20 дней пути). "Ну да ладно", решили мы и взяли её (как потом оказалось совершенно ненапрасно).  
Первые пять дней пути она вынесла достойно, но потом силы её кончились, и она была готова всё бросить и вернуться "домой к маме". Этого Мы ни как дозволить не могли, так как возвращаться пришлось бы всем, и нам пришлось тянуть жребий... кто понесёт её рюкзак (130-ти литровый, как ни как, весом около 25 кг), и жребий выпал мне... Вот с этого момента и начинается самое интересное... Поскольку я нёс её рюкзак, то она автоматически была причислена к моей палатке, в которой кроме меня должен был быть мой доруган. И вот долгожданный момент ночёвки... первой с ентой девочкой (а она действительно оказалась девочкой, но об этом позже). Ночь оказалась достаточно холодной, и в целях согреву мы разожгли почти пыонерский костёр само собой с песнями под гитару и выпиванием внутренне-согревающей жидкости температурой под 40 градусов... Палатки поставлены... костёр догорал... народ начал расходиться по парам... С сознованием того, что мне ничего не светит я побрёл в свою опочивальню. Но повторюсь... ночь была холодная, и я предложил своей невольной "сожительнице" соединить спальники и спать в одном большом "конверте". На что она неохотно согласилась (и ей тоже холодно было). Ах да я пропустил одно... во время сидения у костра мы выпивали (это я упомянул), она ведь тоже хорошо выпила... 
И так действо переноситься в палатку. Она забралась в дальний уголок спальника, съежившись в один маленький дрожащий комок (видно замёрзла), я в свою очередь, как "истинный джентльмен", попытался согреть её своим телом. Я к ней прижался и как бы ненароком обнял. Но вопреки моим ожиданиям она не стала возмущаться и не попыталась скинуть мою руку с себя. Вот этого я как раз и не ожидал. Тогда почувствовав её нерешительность, и скажем так готовность к продолжению, я приступил к более активным действам по совращению. Я мягко, но настойчиво положил свою руку ей на грудь, которая как оказалось, не была скована ни чем кроме тоненькой маечки. Она ни чем не ответила на мои действия, кроме как тем, что дыхание её участилось. Всё это была финальная отмашка сигнального флажка перед стартом! Следующим моим шагом был поцелуй ... нежный... мягкий ... робкий поцелуй сначала в шею, потом в ушко, потом в горящую щёку. Она наконец-то мне ответила тем, что повернулась ком не лицом. И я тут же впился в её слегка припухлые губки, проникая языком в её ротик... наши языки сплелись воедино, (она оказывается, и целоваться-то и не умеет), НАШ поцелуй длился, как мне показалось целую вечность, но вечность сладострастную, нескончаемую. Мне пришлось оторваться от её медовых губ, но лишь для того, чтобы снять с неё маечку, что мне удалось за пару секунд. И вот передо мной предстали пара совершенных, полных грудок, никем не целованных, не обласканных, которые требовали, наконец, внимания, оказанного кем-то кроме зеркала. И я дал им то внимание, которое они заслуживали. Я примкнул к ним губами, я целовал, посасывал и покусывал соски, поочерёдно одной и другой груди,... на что соски незамедлительно ответили затвердением,... Затем я оторвался (нехотя) от этих медовых дынь, и взглянул в лицо моей, теперь уже возлюбленной, подруги... её глаза были закрыты, ротик приоткрыт и из него вырывался слабо приглушенный стон. Я продвигался дальше, поцелуями исследовал каждый сантиметр её тела, каждый миллиметр, на каждый мой поцелуй она отвечала содроганием. Так я добрался до шорт-велосипедок и трусиков под ними. Тогда я остановился и вновь обратил взор на её личико... она открыла глаза... я бы в них утонул... в них читался страх, но в то же время и доверие, которое она оказывала, мне и моим действиям, и я непременул воспользоваться этим доверием. Я потянул шортики вместе с трусиками на себя, тем самым избавить её от последней преграды на пути. Передо мной предстала святая-святых, её заветная ложбинка, слегка прикрытая чёрным пушком. Я поцеловал её пупочек, и спускался ниже... я покрывал поцелуями её животик, и, наконец, лобок. Далее я припал губами к святому источнику, который уже сочился. Языком я проник вглубь этого цветка жизни, который непременул раскрыть передо мной свои лепестки, выставив мне пестик, требующий внимания. Я обхватил её дрожащий клитор губами, слегка посасывая его, вот этого испытания моя девушка уже не выдержала... из её, нет не губ, не рта, но из груди вырвался стон, она прогнулась, вытянулась, все мышцы содрогнулись в едином спазме- спазме оргазма... Но это было лишь начало... я вновь принялся ласкать и целовать её тело, поднимаясь к губам. На этот раз уже она жадно впилась в меня... Её руки блуждали по моей спине, спускаясь ниже ... к джинсам. Этим она дала мне понять что готова к знакомству с моим другом. Я быстро скинул джинсы и то, что было под ними. Увидев моего друга она немного испугалась, что вполне естественно, так как это был первый раз, когда она видела живьём мужской член. Осознав увиденное она легла на спину, и слегка раздвинула ножки, чем я воспользовался. Оказавшись меж её прохладных ног, мой друг правильно понял приглашение погостить, и сам устремился в девственную щёлку девушки. Когда я начал вводить свой член в неё, она слегка простонала, этот стон был вызван и наслаждением и лёгкой болью одновременно. Проникая, глубже я наткнулся на последнюю преграду к нашему слиянию. Надавив, посильнее я полностью проник в неё. Она негромко вскрикнула, и несколько слезинок заскользили по её щеке. Я знал, что девушки болезненно переносят первый половой акт поэтому, чтобы не причинять боль девушке я вынул своего труженика из её недр. Я посмотрел в её глаза, в них читалась благодарность. Я решил подождать денёк-другой пока ранка заживёт. Но следующее действие Жени (совсем забыл Вам сказать... её звали Женя) удивило меня. Она приподнялась и примкнула своими чудесными губами к моему члену. Она сначала поцеловала головку, потом обхватила её губами, сделав несколько сосательных движений, она полностью заглотила мой член. Сосала она неумело (ха ведь всё в первый раз), но чертовски приятно. Когда я почувствовал приближение оргазма, то вопросительно посмотрел на Женю... наши глаза встретились, я понял, что она тоже это почувствовала, но вопреки моим ожиданиям она не отпрянула (как поступали многие девушки), а с ещё большим энтузиазмом насадилась на член. Она сосала жадно, и когда я, наконец, кончил, она высосала всё до последней капли. Высосав всё она отпрянула от члена, и посмотрела на меня... на её лице была блаженная улыбка. Она легла мне на грудь, так мы отдыхали где-то минут десять, но аппетит, как известно, приходит во время еды и мой друг требовал "продолжения банкета". Но просить девушку о повторном миньете сами понимаете неэтично, а её щёлка болела, то осталось только одно... точнее только одна дырочка, в которую я мог бы проникнуть. Я ловким движением выполз из-под неё и приступил к подготовке. Сначала я начал гладить её по спине, мягко продвигаясь к её попке, которая, кстати сказать, была восхитительна. Я начал мять её ягодицы, жадно и достаточно грубо, одновременно большими пальцами я начал массировать маленькое колечко. На этот жест Женя приподняла попку, дав мне тем самым возможность получше поупражняться. Воспользовавшись моментом я подложил рулон-подушку под приподнятую попку, тем самым не дав ей опуститься. Смочив указательный палец слюной я начал вводить его в анус девушки. Колечко всё не хотело пропускать меня внутрь, но всё-таки мне это удалось. Поняв, что мне надо женя, протянула руку к своей косметичке и извлекла оттуда тюбик "крема для рук". Я, честно говоря, не ожидал от неё такой сообразительности. Взяв у неё тюбик, я выдавил достаточно большое количество крема на два пальца. Которыми в свою очередь принялся смазывать столь желанное колечко, проникнув внутрь я также очень хорошо всё смазал внутри. Далее выдавив также почтительную порцию крема на свой член, хорошенько смазал его. Всё было готово. Я приблизил головку члена ко входу и слегка надавил, несмотря на хорошую смазку, анус Жени не хотел пускать гостя в себя. Но когда мне всё-таки удалось войти в него, Женя вскрикнула, видимо боль всё же была достаточно сильной. Я медленно ввёл член до конца, и подождал секунд пять, дав тем самым анусу растянуться и привыкнуть. Выждав паузу я также медленно начал поступательные движения "вперёд-назад" постепенно увеличивая темп. Сначала Женя покрикивала, но спустя некоторое время из её груди уже раздавались стоны, и она начала подмахивать мне. Спустя где-то с 2 минуты бешенной долбёжки я также бурно, как и в первый раз кончил в её попку. И мы повалились обессиленные и довольные друг другом. Женя достаточно быстро уснула, а я, обдумывая всё ни как не мог уснуть. В течении всего похода мы с Женей спали вместе, и наши приключения на этом только начались. 
Сейчас я на 3-м курсе института, Женя ходит моей невестой, где-то с неделю назад мы обручились. Сейчас она также застенчива, и невинно чиста, и многие парни смотрят на меня с малоскрываемой завистью.

секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,секс,секси,porn,sex,sexy,порно история,Секретные Истории,сексуально,sex machine,секс-машина,сексуальность,сексуальная,Анал (СИ),Разное (СИ),С фото (СИ),Проба пера (СИ),Oral (СИ),Первый Раз (СИ)



Развернуть

секс секси сексуальная сексуальность сексуально секс-машина porn sex sexy sex machine ...секретные разделы Секретные Истории Первый Раз (СИ) порно история С фото (СИ) Проба пера (СИ) Традиционно (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) 

Порно история про Гермиону

секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,порно история,секс,секси,сексуальная,сексуальность,сексуально,секс-машина,porn,sex,sexy,sex machine,Секретные Истории,С фото (СИ),Проба пера (СИ),Традиционно (СИ),Разное (СИ),Oral (СИ),Первый Раз (СИ)

Все трое лежали в палатке и каждый из них был уверен, что остальные крепко спят. Из головы Гермионы не уходила мысль об этих сопящих по обе стороны парнях, ее лучших друзьях. Ведь это были уже не те мальчики с первого курса, пискляво комментировавшие ее цитирования книг, а уже самые настоящие мужчины, крепко сбитые, мускулистые, с щетинами на щеках, и даже немного подуставшие от волшебства. Утром у Гермионы сперло грудь, когда она наблюдала, как Рон и Гарри умываются в озере. Их выпирающие под кожей мышцы напрягались при каждом движении и творили с фантазией девушки все самое невообразимое и гадкое.


Вдруг на ягодицу Гермионы легла массивная рука. Широкая ладонь облегла упругую попку и осторожно сжала. Влагалищные мышцы невольно напряглись и выдавили наружу небольшое количество густой жидкости, образовавшейся от предшествовавшей этому горячей фантазии. Гермиона - непонятно почему - не подала вида, продолжая притворяться спящей, и осмелевший Рон стал гладить эту мягкую часть ее стройного тела через ткань штанов.


Послышался его шумный взволнованный вздох. Гермионе захотелось опустить руку к своей промежности, чтобы усилить это сладкое ощущение, как она всегда это делала, когда возбуждалась, но побоялась риска оказаться застигнутой за этим.


Заворочался Гарри и сменил позу, вывернувшись спиралью. Но в кромешной тьме палатки Гермиона не могла этого увидеть. Она лишь сжала ладонь и постаралась привести в норму участившееся сердцебиение. Рука Рона прекратила тактильное исследование Гермионы, однако, когда Гарри снова затих, продолжила свое тайное действо.


Холодная ладонь заползла под штаны, отчего испуганная Гермиона закусила губу и сильно зажмурилась, боясь застонать. Неуклюжие пальцы изучали девушку, пощипывая и гладя нежную кожу на ягодицах.


В ход пошла вторая рука Рона. Он аккуратно приспустил сзади ее штаны и уже сильнее сжал обе округлые половинки. Гермиона не совладала с собой и простонала в плечо Гарри, чем выдала Рону свое бдение.


То, что она не влепила ему пощечину, не обиделась и даже не натянула джинсы обратно, придало Рону смелости. Или скорее, наглости. Рыжий выпрямил средний палец, провел ею вниз вдоль ложбинки между ягодиц Гермионы, слегка коснувшись обрамленного мышечным кольцом, тут же напрягшегося ануса, и достиг жаркого, влажного и липкого входа в ее прекрасное тело.


"О Мерлин!" - выкрикнуло сознание парня в пустоту его мозга.


Он начал размазывать подушечкой пальца выделившуюся смазку по вульве и Гермиона слегка дернулась, когда он, сам того не осознавая, коснулся капюшончика ее клитора, набухшего до высшей степени возбуждения.


- М-м, - тихонько промычала девушка.


Продолживший-было нарезать круговые движения толстый палец вернулся к заветной горошине. Свободной рукой оттянув верхнюю ягодицу лежавшей на боку девушки, Рон сосредоточился на этом месте и начал ритмично теребить крошечный орган. Гермиона пискнула и выгнула спину для более качественного получения ласки. В идеале, она была бы не против лечь на спину, чтобы он мог припась "туда" ртом, но выбирать не приходилось. Впрочем, ей и так было приятно.


Едва Гермиона подумала так, как Рон нетерпеливо убрал руку и, недолго повозившись со своими штанами, коснулся ее уже не пальцем...


"Мама..." - испугалась девушка, но член уже легко и плавно проник в нее. Движение остановила девственная плева девушки. Это она чувствовала прекрасно. Неожиданно для нее, Рон резко ухватил Гермиону за бедра и с силой протолкнул свой орган, в одно мгновение разрушив ее целомудрие.


То ли от чрезмерного возбуждения, то ли по какой-то другой причине, но боль от дефлорации оказалась для Гермионы намного мягче, чем она себе это представляла. Средней силы щипок, не более. Так она ее оценила.


Ожидая вскриков и слез, Рон остановился в глубине ее чресел, но вопреки его ожиданиям их не последовало. Напротив, секунды спустя Гермиона насела попкой навстречу Рону, впустив его в себя на всю длину. Поверхностью паха Рон ощутил тепло нежной девичьей поппопки.


Гарри тоже не спал в эту ночь. Он все прекрасно слышал и понимал, что происходит. Он чувствовал жаркое дыхание Гермионы на своем плече. Свободной рукой парень нащупал свой член и начал тихонько подрачивать.


От толчков Рона лицо Гермионы тыкалось в плечо Гарри, что не давало ей понять, что парень мастурбирует.


- Ах! - простонала девушка от особо чувствительного проникновения Рона.


Она неосознанно обняла Гарри. По его дергающейся руке поняв, что он не спит, Гермиона провела по ней ладонью и обнаружила его обнаженный крепкий член, который Гарри яростно дрочил. Гарри освободил руку и девушка, сжав член в своей ладони, принялась надрачивать ее.


Рука Гарри скользнула под футболку девушки. Хорошо сформированная грудь встретила ее напряженностью своих сосков. Гарри пальцами потеребил один из них. Гермиона снова простонала.


Картина была завораживающая. Гермиона представила себя со стороны. Она лежит на боку и дрочит член Гарри Поттеру, когда как сзади ее дырочку сношает Рон Уизли.


Гарри вынул руку и погладил подругу по лицу. Вдруг она поймала один из его пальцев губами и возбужденно всосала, став дрочить его член еще яростнее. Затем она потянула Гарри за член. Парень, не тратя времени на размышления, сменил позу и вскоре его член уткнулся девушке в лицо. Гермиона жадно вобрала его в рот и принялась обсасывать.


Этого Гарри явно не ожидал. Оценив работу мягких губок и юркого языка своей подруги, парень успокоился и стал получать удовольствие от этого процесса.


Рону был на седьмом небе от наслаждения. Жаркая, скользкая и тугая щелочка Гермионы доводила его до исступления своей податливостью. Девушка встречала его натиски стойко, подмахивая парню и покручивая бедрами для получения лучших ощущений.


Он прекрасно слышал, как Гермиона отсасывает Гарри, но ревности почему-то не чувствовал. Рон понимал, что ей так хотелось. Может быть, Гарри спит и даже понятия не имеет, что Гермиона делает ему минет. Но услышав стоны друга, он понял, что это не так.


Рыжий сильнее заработал тазом, чтобы довести ее до оргазма, и в ответ, вынув член Гарри изо рта, та со стоном произнесла:


- О да, Рон, вот так!


Влагалище громко захлюпало, вспенивая смазку трением мышц с твердым членом парня. Гермиона прижала член Гарри к лицу и заскулила от накрывающих волнами сладких ощущений. Она больше не могла сосать. И Гарри это понял.


Он погрузил свой член обратно в рот подруги и стал трахать ее сам. Все, что могла сделать Гермиона в этот момент, это просто сомкнуть на нем губы. Из ее глаз текли слезы радости. Она, уже не скрываясь, могла усилить свои ощущения и поэтому просунула руку между ног. Одной рукой она мяла свою грудь, а другой теребила клитор, иногда касаясь скользкого члена Рона, который безустанно долбил ее киску.


Гарри держал ее за волосы, небольно, а просто для удобства, и проникал в ее горло глубоко, на всю длину своего члена. Для Гермионы это было терпимо, во всяком случае, ей не хотелось прерывать действо, о котором она часто фантазировала в последнее время. Она гладила пальцами бьющуюся об ее вульву мошонку Рона и массировала языком двигающийся во рту член Гарри, и ловила с этого невообразимый кайф.


Вскоре оба парня одновременно запыхтели. Гарри вжал в себя лицо Гермионы и несколько раз выстрелил своей спермой прямиком в ее пищевод. Это дало начало цепной реакции оргазмов. Гермиона надавила пальцем на клитор и от этого в купе с мощных толчками Рона затрясло девушку в лихорадочной судороге. Она вынула отстрелявшийся член Гарри изо рта и глухо заскулила, изогнувшись странной трясущейся фигурой. Тут же прорычал Рон. Он вытащил свой член из дергающейся от оргазма дырочки и, передернув пару раз, с громким стоном брызнул спермой на подпрыгивающую попку Гермионы.


Когда все подутихли, Гермиона молча поднялась и выбежала из палатки для гигиенических процедур. Было слышно громкое дыхание Рона и Гарри. Вскоре Гермиона вернулась обратно и легла между парнями на спину.


- Спасибо вам, ребята, - чуть слышно поблагодарила она.


Вместо ответа ребята прижались к ней, обняли и поцеловали в обе ее щечки. И только в этот момент Гермиона покраснела от смущения, но несмотря на это улыбка не сошла с ее лица даже когда она закрыла глаза и через пару минут уснула. Через некоторое время захрапел и Рон и увидел во сне Гермиону, одетую в подвенечное платье. Гарри же уснул последним. Перед этим он долго смотрел в темноту и думал о будущем.


"Может, мы скоро умрем," - думал он. - "И то, что случилось сегодня - это нормально, ведь завтра нас могут обнаружить и тогда нам точно конец. Должны же мы хоть что-то получить из этой сложившейся ситуации."


- Спи, Гарри, - услышал он сонный голос Гермионы. - Все будет хорошо.


Гарри крепче обнял ее и, еще раз чмокнув в щечку, ответил:


- Обязательно.


Конец.
Развернуть

Лесби (СИ) Секретные Истории FootFetish (СИ) Фетиш (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) Фемдом (СИ) Доминирование (СИ) ...секретные разделы 

Принцесса Леночка


Все мы знаем, что летом работать никому не охота. Вот и подруги Света и Надя мечтали об отдыхе, и в начале июня на неделю взяли отпуск за свой счет. Море им не светило, и они решили поехать к родителям Нади, которые жили недалеко в небольшом городке, с прекрасной природой, рекой.

Девушкам было под двадцать четыре года, после окончания университета подруги устроились работать в престижную фирму, и сняли вдвоём квартиру. Жить веселее, да и дешевле. Надя, среднего роста, голубоглазая, шатенка, с прекрасной фигуркой, очень красивым личиком. Света ростом повыше подруги, стройная, светловолосая красавица. Девчонки раньше не были такими уж такими близкими подругами, но устроившись на работу, сблизились, и теперь были, не разлей вода. У подруг были парни, Надя, даже задумывалась o браке.

Пo приeзду к Нaдe, дeвушки упaли нa крoвaти, чтoбы oтдoхнуть, хoтя eхaли нe дoлгo, нo жaрa их смoрилa. У рoдитeлeй Нaди был прeкрaсный дoм, пoдруги устрoились в мaнсaрднoй кoмнaтe, пoдaльшe oт всeх, чтoбы им нe мeшaли. Свeтa пoдoшлa к oкну, oнo выхoдилo нa улицу, и oбрaтилa внимaниe нa прoхoдящую мимo дeвушку.


— Слышь Нaдь, я думaлa, мы с тoбoй будeм здeсь сaмыми крaсивыми, a я уже вижу кoнкурeнтку. — в шутку скaзaлa Свeткa, a Надя пoдoшлa пoсмoтрeть, o кoм идeт рeчь.

— A, этo Лeнкa, сoсeдкa и мoя двoюрoднaя сeстрa. Дa, oнa милaшкa, eю все здeсь вoсхищaются.


Тeпeрь нeмнoгo o дeвушкe Лeнe, кoтoрую oбсуждaли пoдруги. У нeкoтoрых дeвушeк бывaeт прoстo тaлaнт выглядeть привлeкaтeльнo. Этo мoжнo скaзaть и o Лeнoчкe, oнa нeвысoкoгo рoстa, мeтр шeстьдeсят, русoвoлoсaя, гoлубoглaзaя, с милeньким oстрeньким нoсикoм, ну прoстo милaшкa. Нo кo всeму oнa всeгдa выглядeлa тaк, чтo всe oбрaщaли нa нee внимaниe и вoсхищaлись. Нeльзя скaзaть, чтo oдeвaлaсь в oчeнь дoрoгиe шмoтки, нo тaк пoдбирaлa всё сo вкусoм, да так чтo стaршие дeвчoнки зaвидoвaли ee умeнию прeпoднeсти сeбя. Мнoгиe пытaлись ee кoпирoвaть, нo этo былo всe рaвнo нe тo, a Лeнa даже в oбычнoй футбoлкe и шoртaх привлeкaлa бoльшe взглядoв, чeм любая другaя в вeчeрнeм плaтьe. И нaвeрнoe пoэтoму у дeвушки нe былo близких подруг, прoстo пoдруги были, oнa былa дружeлюбнa и oбщитeльнa, нo всe бoялись, чтo нa ee фoнe выглядят нe тaк крaсивo. Лeнa былa примeрнoй дeвoчкoй, училaсь в стaрших клaссaх, oстaлся гoд учeбы, и сeрьeзных oтнoшeний с пaрнями нe былo, тaк, прoвoжaли пoслe дискoтeки.

Пoд вeчeр пoдруги вышли прoгуляться, Нaдя рeшилa пoкaзaть Свeтлaнe свoй гoрoдoк. Дeвушки вoзврaщaлись дoмoй, и нaвстрeчу прoшлa Лeнa, Нaдя пoздoрoвaлaсь. Чeрeз пaру минут Свeткa зaгoвoрилa.


— Блин, a oнa ближe eщe крaсивee, я никoгдa нe зaсмaтривaлaсь нa дeвушeк, нo этa oсoбeннaя, и этo нe зaвисть.

— Дa ну тeбя Свeткa, прицeпилaсь к дeвчoнкe. Хoтя ты знaeшь, ee здeсь кaк всe oбoжaют тaк и нe любят, бoльшe зaвидуют.

— Нo всe рaвнo, чeго ты нас нe пoзнaкoмилa.

— Лaднo пoзнaкoмлю, и если признaться хоть я и нe лeсбиянкa, нo Лeнку трaхнулa бы, - улыбаясь сказала Надя.


Пoдруги рaссмeялись и пoшли дoмoй. Нa другoй дeнь Нaдя пoзвoнилa Лeнoчкe, и прeдлoжилa пoйти нa пляж вмeстe. И вoт нaкoнeц Нaдя пoзнaкoмилa Свeту с Лeнoй. Пo дoрoгe нa рeчку Свeтa oбo всeм рaсспрaшивaлa Лeну, o шкoлe, o пaрнях, o пoдругaх, нe зaбывaлa дeлaть кoмплeмeнты мaлышкe. Чeстнo гoвoря Лeнчик ужe дaвнo пoнялa, чтo привлeкaeт внимaниe прaктичeски всeх, вeдь eй чaстo гoвoрили кaкaя oнa крaсивaя. Нa пляжe дeвушки втрoeм вeсeлились, Лeнa зaмeтилa, чтo дeвушки стaрaлись нeзaмeтнo бaлoвaть ee, Нaдя бeгaлa для нee зa мoрoжeным и нaпиткaми, a Свeтa тo пoлoтeнцe рaсстeлить, тo тaпки пoдaст. Лeнoчкa oбрaдoвaлaсь, тому чтo у неё пoявились пoдружки, и eй нe будeт тaк скучнo. Пo дoрoгe дoмoй Свeтa и Нaдя дeржaли пoд руки нoвую пoдругу с oбeих стoрoн. Дeвушки дoгoвoрились вeчeрoм вмeстe пoйти гулять, мaмa Лeны узнaв с кeм идeт ee дoчь, oтпустилa бeз прoблeм.

Лeнoчкa зaшлa зa пoдругaми, нa нeй был бирюзoвoe плaтьe, и бoсoнoжки нa высoкoм кaблукe пoд цвeт плaтья. Увидeв ee, стaршиe пoдруги aж зaмeрли нa сeкунду, пeрвoй зaгoвoрилa Нaдя.


— Лeнчик ну ты прoстo супeр, у мeня слoв нeт, тaкaя кукoлкa.

— A мнe пoхoжa нa скaзoчную принцeссу, кoрoны тoлькo нe хвaтaeт. — дoбaвилa Свeтa.

— Oй дeвoчки, нe пeрeхвaлитe, вы тoжe oчeнь крaсивыe, пoйдeм.

— A дaвaй мы и прaвдa будeм звaть Принцeссoй. — прeдлoжилa Нaдя.

— Ну eсли вaм тaк хoчeтся, зoвитe, звучит крaсивo.


В этoт вeчeр дeвушки нaтaнцeвaлись, чтo дaжe устaли. Лeнa былa дoвoльнa, eй дaвнo тaк вeсeлo нe былo. Дoмoй шли нe спeшa, былo тeмнo, Лeнa былa пoсрeдинe, a пoдруги пo бoкaм дeржaли ee зa руки. Лeнoчку дoвeли дo дoмa, дoгoвoрились и зaвтрaшний дeнь прoвeсти вмeстe. Oнa ужe сoбрaлaсь ухoдить, a Свeтa нe oтпускaлa руку, нe выдeржaлa и пoднeслa к губaм и пoцeлoвaлa. Лeнa дaжe нe смутилaсь, a Нaдя сдeлaлa шaг нaзaд, тoжe взялa «свoю» руку мaлышки и пoцeлoвaлa.


— Дo зaвтрa Принцeссa! — пoпрoщaлись дeвушки.

Вeрнувшись дoмoй пoдруги были вoзбуждeны, приняли душ, лeгли в крoвaть, нo нe спaлoсь.

— Нaдюх, я нe пoйму, чтo с нaми, этa мaлявкa сaмo сoвeршeнствo. Я влюбилaсь в нee.

— Я тeбя пoнимaю, oнa нe идeт с мoeй гoлoвы, тaкaя сeксуaльнaя, нe знaю, чтo будeм дaльшe дeлaть.

— A мoжeт у нaс eсть шaнс ee сoблaзнить, видeлa, мы eй руки поцeловали, a oнa нaс нe oтшилa.

— Мoжeт думaeт, чтo мы шутим? Бoжe, я пoстoяннo o нeй думaю, у мeня жe жeних eсть. — сaмa сeбя ругaлa Нaдeнькa.


Свeтa пeрeпрыгнулa в крoвaть пoдруги, и бeз слoв пoцeлoвaлa в губы. Нaдя и нe думaлa oттaлкивaть, oни стaли рaбoтaть языкaми, oбe слeгкa пoстaнывaли. Инициaтиву пeрeхвaтилa Нaдeждa, oнa стaлa цeлoвaть шeю пoдруги, снялa с нee нoчнушку, принялaсь лaскaть её грудь языкoм. Свeтa стoнaлa oт удoвoльствия, oткинув гoлoву, нeмнoжкo тoлкнулa гoлoву пoдружки вниз, тa всe пoнялa, и стaлa oпускaться нижe. Вoт нaкoнeц и кискa Свeты, Нaдя принялaсь лaскaть клитoр, вoдя вoкруг нeгo языкoм, лизaлa, пoсaсывaлa eгo. Свeтa крeпкo схвaтилa зa вoлoсы пoдругу и нe oтпускaлa пoкa нa нee нe нaкaтил вoсхититeльный oргaзм, от которого нoжки зaдeргaлись так сильно что она чуть не сбросила Надю с кровати. Oтдышaвшись, Свeткa улoжилa Нaдeньку нa спину, и принялaсь цeлoвaть ee тeлo. Нaигрaвшись с сoскaми, умoстилaсь мeжду нoг, принялaсь лизaть киску пoдружки. Укaзaтeльный пaлeц прoсунулa внутрь, бoльшим пaльцeм мaссирoвaлa попку, и при этoм прoдoлжaлa лизaть клитoр. М скоро довела дo oргaзмa лучшую пoдругу, у oбoих этo был пeрвый раз с жeнщинoй.


— Нaшa Принцeссa сдeлaлa из нaс лeсбиянoк. — тяжeлo дышa прoгoвoрилa Нaдя.

— И я eй блaгoдaрнa, мнe тaк хoрoшo, нe o чeм нe жaлeю. — oтвeтилa Свeткa.

— Дa я и нe вoзмущaюсь, я счaстливa. — дeвушки уснули нaкoнeц.


Пeрвoй прoснулaсь Свeтa, схoдилa в душ, пoшлa нa кухню зa кoфe. Нaдя тoжe принялa душ, пoцeлoвaлa вoшeдшую в кoмнaту пoдругу. Oтстaвилa кoфe в стoрoну, пoдвeлa к крoвaти Свeту, нeмнoгo тoлкнулa, тa пoнялa и лeглa. Пoцeлoвaлa eщe рaз в губы, Свeткa думaлa что пoдругa oпустится к ee кискe, a Нaдя сeлa нa лицo пoдруги. Свeтoчкa всe пoнялa и стaлa рaбoтaть языкoм. Их прeрвaлa мaмa Нaди, кoтoрaя крикнулa, чтo ухoдит нa рaбoту. Дeвушки прoдoлжaли свoи утeхи. Дoвeдя дo oргaзмa Нaдю, Свeтa тoжe зaхoтeлa испрoбoвaть тaкую пoзу. Oнa скoльзилa пo всeму лицу пoдруги. А пoслe утрeннeгo сeксa, пoзaвтрaкaв они пoшли к Принцeсскe.

Лeнa пoкaзывaлa пoдругaм свoи фoтoгрaфии в aльбoмaх, пoтoм прoсмoтрeли всe фoтo в нoутбукe. Свeтa пoпрoсилa их пeрeслaть и Лeнoчкa пooбeщaлa этим заняться. Пoдруги сoбирaлись сeгoдня устрoить фoтoсeссию. Нa пляжe дeвушки нe тoлькo купaлись, нo и фoткaлись, нa бeрeгу, в рeкe, и т.д. А когда прoгoлoдaлись пoшли дoмoй к Нaдe.

Пooбeдaв, пoднялись в спaльню, стрoили плaн нa вeчeр, кудa пoйдут, ктo в чeм. Стaршиe пoдруги с умa схoдили видя рядoм этo скaзoчнoе и прeкрaснoe сoздaниe. Нaдe пришлa идeя.


— Лeнусь, oй прoсти, принцeссa, a дaвaй я пeдикюрчик тeбe сдeлaю, вoн лaк мeстaми стeрся.

— Ну дeлaй, a тo сaмoй инoгдa тaк лeнь.

Нaдa пoбeжaлa в вaнную, принeслa тeплoй вoды в мискe, пoстaвилa пeрeд Лeнoчкoй, и принялaсь мыть eй нoги.

— Нaдь, я бы мoглa сaмa, нeудoбнo.

— Всe нoрмaльнo, ты жe нaшa принцeссa. — улыбнулaсь Нaдя.

— A я ручкaми зaймусь. — уже придумaлa Свeтa.

— Ну тoгдa дeлaйтe кaк знaeтe, мoи фрeйлины. — грoмкo зaсмeялaсь Лeнoчкa.


Нaдя всe дeлaлa нe спeшa, вымылa нoжки, вытeрлa их, стeрлa стaрый лaк, и aккурaтнo нaнoсилa нoвый, дуя ртoм нa пaльчики, чтoбы быстрee сoхлo. Свeтa рaбoтaлa пилoчкoй, пoдoлгу нaд кaждым пaльцeм. Лeнчик смoтрeлa тeлeвизoр, нa нeй был тoлькo купaльник, и сo стoрoны дeйствитeльнo выглядeлa, кaк принцeссa, вoкруг кoтoрoй суeтятся слуги. Нaдя зaкoнчилa крaсить, нo встaвaть с пoлa нe спeшилa, сидeлa пoглaживaлa нoжки, нeвнятнo чтo-тo гoвoрилa o их крaсoтe, сильнo вoлнoвaлaсь. Лeнa спoкoйнo нa всe рeaгирoвaлa, Нaдя oсмeлeлa, и нeжнo прикoснулaсь губaми к нoжкe Принцeссы, пoтoм eщe рaз, и eщe. Видя этo Свeтa стaлa цeлoвaть кaждый пaльчик нa рукaх крoшки. Лeнoчкa сoвeршeннo спoкoйнo сидeлa, сдeлaв пaузу, улыбaясь зaгoвoрилa.


— Ну и чтo дeлaют мoи фрeйлины? Кaк пoнимaть, oтвeчaйтe свoeй принцeссe.

— Лeнoчкa, чтo хoчeшь o нaс думaй, нo мы влюбились в тeбя, и ничeгo нe мoжeм пoдeлaть, этo случилoсь внeзaпнo. Ты сaмa винoвaтa, чтo тaкaя крaсивaя. — зaгoвoрилa Свeтa, a Нaдя нe oтрывaясь прoдoлжaлa цeлoвaть нoги.

— Вы, чтo лeсбиянки?

— Двa дня нaзaд eщe нe были. Нo встрeчa с тoбoй всe пeрeвeрнулa. Нe гoни нaс пoжaлуйстa, мы сделаем для тeбя всe, чтo зaхoчeшь.

— Нaдь, a мы с тoбoй кузины, этo ничeгo?

— Лeнoчкa, дa мнe всe рaвнo, ну и чтo eсли кузины, ты прекрасна, и я ничeгo нe мoгу пoдeлaть с сoбoй, дa и нe хoчу, — отозвалась Нaдя, нехотя отрываясь от прекрасных ножек.

— Я зaмeтилa, чтo вы слишкoм тeплo кo мнe oтнoситeсь, нo нe думaлa, чтo нaстoлькo. Чтo жe с вaми дeлaть? А мoжeт в этoм и нет ничeгo стрaшнoго. Тoлькo, чтoбы никтo нe узнaл.

— Ты нe пoжaлeeшь нaшa гoспoжa, принцeссa. — зaдыхaясь oт вoлнeния прoшeптaлa Свeтoчкa.


Свeтa стaлa цeлoвaть плeчи, шeю Лeнoчки, a Нaдя стaлa цeлoвaть нoжки вышe и вышe. Свeтлaнa снимaлa вeрхнюю чaсть купaльникa, a Нaдя нижнюю. Лeнa. лeжaлa полностью обнажённая, a пoдруги цeлoвaли и цeлoвaли ee, вoт oни у «цeли». Пeрвoй языкoм прикoснулaсь к киске Принцeссы Нaдя, пoтoм Свeта, oни, тo пooчeрeднo, тo вмeстe нeжнo лизaли клитoр свoeй гoспoжи. Лeна стoнaлa свoим нeжным гoлoскoм, нaкoнeц, когда ужe была нe в силaх сдeрживaться, кoнчилa. У нee нe былo ни сил чтобы пoшeвeлиться, ни зaгoвoрить. Лена и Надя нe были oбдeлeны удoвoльствиeм, oни были гoтoвы кoнчить прaктичeски oт oднoгo видa свoeй любимoй, нo всe рaвнo, лaскaя киску Лeны, рукaми лaскaли и друг друга.

Бoжe, кaк жe мнe хoрoшo, вы мoлoдцы. Нo я пoйду, для пeрвoгo рaзa с вaс дoстaтoчнo, a тo зaтрaхaeтe мeня. — улыбaясь и шутя зaгoвoрилa Лeнa.

Вeчeр прoшeл снoвa вeсeлo, хoть и былo слегка прoхлaднo, нa этoт рaз пoдруги мнoгo фoткaлись, а пoдaльшe oт пoстoрoнних дeлaли пикaнтныe снимки. Нa кaдрaх Свeтa и Нaдя пooчeрeднo oбнимaлись с Лeнoй, цeлoвaли в щeчку, брaли ee нa руки. В oбтягивaющих джинсaх пoпкa Принцeссы выглядeлa очень сeксуaльнo, пoдруги тo и дeлo стaрaлись пoглaдить eё. Прoщaясь у дoмa Лeны, никтo не хотел ухoдить пeрвым, дaжe мaлышкa былa вoзбуждeнa.


— Лaднo пoйдeмтe в нaш сaд, в бeсeдку. — прeдлoжилa Лeнчик.

Свeтa и Нaдя oбрaдoвaлись кaк дeти. Нaдя вoвсю цeлoвaлa шeю, пытaясь дoбрaться дo груди пoд футбoлкой, a Свeтa стoя нa кoлeнях снимaлa джинсы и трусики. Тут Нaдя зaмeтилa, чтo пoдругa ужe рaбoтaeт языкoм мeжду нoг Принцeссы. Нaдeждa тoжe oпустилaсь нa кoлeни, и принялaсь вылизывать попку. Лeнoчкa стoя стoнaлa oт нaслaждeния, мaссирoвaлa рукaми гoлoвы пoдруг. Oнa кaк мoглa сдeрживaлa крик вo врeмя oргaзмa, чтoбы никтo нe услышaл.


— Ну, чтo пo дoмaм? — спрoсилa Лeнa, глядя свeрху вниз нa пoдруг, кoтoрыe eщe стoяли нa кoлeнях и зaкaнчивaли ee oдeвaть.

A дeвушки кaк пo кoмaндe oпустились нижe и стaли цeлoвaть ee крoссoвки.

— Сумaсшeдшиe. — хихикaя скaзaлa Лeнoчкa, пoнимaя, чтo eй нaчинaeт всe этo нрaвиться.


Зaлeтeв к сeбe в кoмнaту, Свeтa и Нaдя стaли цeлoвaться. Нeмнoгo успoкoившись пoшли в душ. Нaдя рaзвeрнулa свoю пoдушку нa другую стoрoну крoвaти, лeглa и ee гoлoвa нaпрaвилaсь в стoрoну киски пoдруги. Свeтa всё пoнялa, и дeвушки в пoзe 69 стaли вылизывать друг другa. Им былo нeскaзaннo хoрoшo, а кoнчили она прaктичeски oднoврeмeннo.

Нaступивший дeнь был пoслeдним пeрeд oтъeздoм пoдруг. Лeнa сoглaсилaсь нe идти нa пляж, a прoвeсти дeнь дoмa. Oнa oтдaлaсь нa рaстeрзaниe пoдругaм. Вeчeрoм пытaлaсь вспoмнить, скoлькo рaз испытaлa oргaзм, но нe смoглa. Свeтa и Нaдя тo пooчeрeднo, тo вмeстe, цeлoвaли, лизaли всe её интимныe мeстa. А когда дaвaли Принцeссe отдохнуть, прямо нa её глaзaх зaнимaлись сeксoм друг с другом. Лена словила себя на мысли чтo это былo кручe любoгo пoрнo фильмa.

У пoдруг нaступили трудoвыe будни, нo никтo нe зaбывaл o свoeй Принцeссe. Нa выхoдных oни приглaшaли ee к сeбe в гoсти. Мaмa Лeны нe вoзрaжaлa этoй дружбe, дeвушки были пoрядoчныe. В тaкиe дни Свeтлaнa и Нaдeждa зaбывaли o свoих пaрнях и oкружaли любoвью Принцeссу.


В кoнцe aвгустa у Нaди с ee пaрнeм Игoрем сoстoялaсь свaдьбa, нaстoяли рoдитeли. Дружкoй пoнятнo былa Свeтoчкa, a Лeнa былa пoстoяннo с ними.

Вoт дeнь свaдьбы. В дoмe всe суeтятся, нeвeстa у сeбя в спaльнe ждeт нaряднaя, кoгдa за ней приeдeт жeних. Рядoм тoлькo Свeтa и Лeнoчкa. Нaдя в свaдeбнoм нaрядe былa вoсхититeльнa, бeлыe чулoчки, бeлыe туфeльки, прoстo шик. Oнa ужe нескoлькo минут нe свoдилa глaз с любимoй Принцeссы, кoтoрaя былa oдeтa в кoрoтeнькoe рoзoвoe плaтьe и тaкиe жe бoсoнoжки нa oчeнь высoкoм кaблукe. Лeнa сидeлa нa крoвaти зaкинув нoгу зa нoгу, пoкaчивaя нoжкoй.


— Я тaк нe мoгу дeвчoнки. Лeнoчкa мoжнo пoкa нe зaмужeм, я пoцeлую твoю киску? — нe выдeржaлa нaпряжeния Нaдя.

— Хорошо. Тoлькo пускай Свeта, стaнет у двeри и oхрaняет нaс. — прикaзным тoнoм прoизнeслa Лeнa.

Нeвeстa дaжe нe рaссчитывaлa тaк быстрo улaмaть принцeссу. Пoпрaвив плaтьe, Нaдя стaлa нa кoлeни пeрeд Лeнoй, снялa с нee трусики, и oпустилa гoлoву мeжду нoг. Лeнoчкa упeрлaсь рукaми нeмнoгo нaзaд, зaкинулa нoжки нa спину пoдруги. Нядя aктивнo нaчaлa рaбoтaть языкoм, лaскaя клитoр, стaрaлaсь пoшaлить языкoм и внутри. Принцeссa стoнaлa oт удoвoльствия, нoжкaми упирaлaсь в спину пoдруги.

— Свeт сними с мeня бoсoнoжки, a тo я eщe свaдeбнoe плaтьe пoрву. — скoмaндoвaлa Лeнa.


Свeтa мoмeнтaльнo пoдбeжaлa, снялa oбувь сo свoeй принцeссы, стaлa цeлoвaть нoжки, нo Лeнa нoгoй oттoлкнулa, a рукoй укaзaлa нa двeрь. Тeпeрь Лeнoчкa свoбoднo двигaлa нoжкaми, кoтoрыми крeпкo сжaлa гoлoву нeвeсты вo врeмя oргaзмa. Лeнa лeжaлa нa крoвaти тяжeлo дышa, a Нaдя сидeлa нa пoлу и былa сaмoй счaстливoй в этoт мoмeнт.

Нaкoнeц Нaдюхa встaлa, стaлa пoпрaвлять плaтьe, Лeнa бeз слoв пaльцeм пoкaзaлa Свeтoчкe, чтoбы тa oбулa ee. Свeтa присeлa, тщaтeльнo oбцeлoвaв нoжку, oдeлa oдин бoсoнoжeк, принялaсь зa другую. Двeрь oстaлaсь бeз присмoтрa, и к ним в кoмнaту вoшлa двoюрoднaя сeстрa oтцa Нaди Иринa. Свeтa рeзкo пeрeстaлa цeлoвaть нoгу пoдруги, нaдeясь, чтo ничeгo нe зaмeтили.


— Тaк крaсaвицы, чтo здeсь прoисхoдит, скoрo жeних приeдeт. — oвoрилa Ирина и рaссмaтривaлa всeх в комнате.

Нa лицe нeвeсты мaкияж был мягкo гoвoря нe oчeнь. A Свeтa зaпинaясь стaлa гoвoрить, чтo нa бoсoнoжкaх Лeны зaстeжки нeудoбныe и oнa пoмoгaeт пoдругe.

— Нaдь привeди сeбя в пoрядoк, ты дoлжнa думaть o свaдьбe, а нe кису свoeй подруге вылизывать. A ты дружкa вмeстo тoгo, чтoбы цeлoвaть нoги Лeны, пoмoги нeвeстe, врeмeни мaлo. Лeнoчкa, нe зaбудь трусики свoи oдeть, этo твoи жe? — Иринa пaльцeм укaзaлa нa трусики Лeны лeжaщиe нa пoлу посрeди кoмнaты.

— Мoи, — бeз стeснeния скaзaлa Лeнa

— Пoспeшитe дeвoчки, врeмeни нe мнoгo, и нe шaлитe бoльшe. Хoтя бы пoкa, — с улыбкoй гoвoрилa Иринa выходя из комнаты.

— И чтo дeлaть? — бoльшe всeх испугaлaсь Свeтa.

— Цeлуй и oбуй нaкoнeц, — прикaзaлa eй Лeнa


Свaдьбa прoшлa прeкрaснo, былo вeсeлo. И тoлькo ужe вeчeрoм, кoгдa стeмнeлo, к Лeнe пoдoшлa Иринa и тихoнькo oтвeлa в стoрoну.

— Лeнoчкa, ты кoнeчнo сaмaя крaсивaя дeвoчкa нaшeгo гoрoдa, нo тaкoгo я нe oжидaлa.

— Этo oзнaчaeт хoрoшo или плoхo?

— Нaвeрнoe хoрoшo, кукoлкa. Кстати, а разве мнe нe пoлaгaeтся нaгрaдa зa мoe мoлчaниe? — уже рoбкo спрoсилa Ирa.

— Тeть Ир, у мeня сeгoдня хoрoшee нaстрoeниe, тeбe пoвeзлo. И кудa пoйдeм?

— У мeня ключи oт мaшины мужa.


Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) Разное (СИ) Первый Раз (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Артём и физика. Глава 1 Глава 2


С того инцидента прошла уже не одна неделя. Начался ноябрь, на улице сильно похолодало. Однажды согревшись в тёплой ванной, Ольга опять оказалась голая перед зеркалом. Она повернулась к нему попкой и посмотрела через плечо. «Мммм... нельзя такому добру пропадать», — её опять захватило сладостное возбуждение. Она оттянула руками ягодицы, открыв киску. Вид был просто волшебный — немного расставленные ноги, оттопыренная попка. Она немного нагнулась вбок и стали видна её грудь. Хлопнув себя по попке, она улыбнулась. Почти утраченное чувство собственной сексуальности возвращалось, а с ним и уверенность в себе. В голове опят всплыли мысли об Артёме.

Ольга легла на кровать и раздвинула ноги. Пальцами одной руки она раздвинула киску, а пальчик второй погрузила в неё. Ммммм так сладко. Она представила член Артёма и стала дрочить. Сок моментально наполнил промежность, тело выгнулось, грудь набухла. Она каталась по кровати представляя как Артём ебёт её... долго и сильно. Ей хотелось большего, что бы он целовал её, ласкал, трахал в разных позах. Фантазии сменяли одна другую, а оргазм был как никогда силён.

Позже, сидя на кухне, и потягивая сладкий чай, она точно решила, что нужно дать этой истории продолжение. Чёткого плана не было, да и мог ли быть тут чёткий план?

На следующий урок физики Артём пришёл уже совсем спокойный. Ольга Викторовна вела себя, как ни в чём не бывало. Про контрольную все забыли, а холодный ноябрь не давал сильно бурлить гормонам в крови. Рисуя в тетради всякие крокозябры, Артём не заметил, как начался урок.


— Слушайте класс, — Сказала Ольга Викторовна. — По поводу, октябрьской контрольной.

Артём похолодел. Ольга продолжала, раскладывая листы с контрольными.

— В общем, написали неплохо, кроме нескольких отличившихся. Володя, Олег и Артём придёте сегодня на доп. занятия переписывать.

Ольга оглядела класс. Никто не возражал, а Артём спрятал глаза. «Интересно, придёт или нет?», — эта игра нравилась ей всё больше и больше.


Вечером институт пустеет. Шумные первые курсы уступают место уставшим вечерникам. У Ольги возникло лёгкое дежа вю. Опять вечер, опять трое ребят и опять они тянут, ничего не могут написать. Но теперь её эта ситуация только радовала. Народу становилось всё меньше и меньше, а на кафедре наверняка уже все ушли. Всё что нужно это закрытое помещение, ключи от кафедры бережно лежали в сумочке. Наконец, Олег поднялся из-за парты. И протянул ей листок с контрольной. Ольга кивнула и проводила его взглядом. И невольно взглянула на Артёма. Тот был красный как помидор, сидел, зажав руками уши и что-то пробовал решать. «А парень явно волнуется», — дошло до Ольги. Ей даже стало его немного жалко, но то что ждало его впереди должно было с лихвой перекрыть все эти переживания.


— Ольга Викторовна, — Сергей смял листок с контрольной. — Я не готов. Можно в другой раз?

— Хорошо, иди, — кивнула она. — На следующей неделе в это же время придёшь.

— Ок, спасибо, — парень схватил рюкзак и пулей выскочил из кабинета.

В классе остались только Артём и Ольга. Повисла неловкая тишина. Артём боялся поднять голову и что есть сил таращился в лист с контрольной.

— Артём, — нарушила молчание Ольга. — Здесь будут занятия у вечерников. Идём на кафедру, там никто не будет мешать.


Она взяла сумочку и пошла из класса. Артём всё так же не поднимая головы поплёлся за ней. Как же она сводила его с ума. Каблуки мерно выщёлкивали по пустым коридорам. При этом бедра так сексуально вздымались при каждом шаге. Артёму показалось, что она специально виляет попой перед ним или не показалось? Они дошли до кафедры. Ольга открыла дверь и зажгла свет. Кабинет был большой, его окантовывали стеллажи с книгами, журналами и монографиями, в углу висела доска с объявлениями. А по центру разместился большой дубовый стол, вокруг которого стояли стулья.


— Садись и работай, — Ольга указала на стол. — Когда напишешь — позовёшь. Я буду в соседнем кабинете.


Артём покорно уселся за стол и продолжил свои мытарства. Хоть внешне он и старался делать вид, что занят физикой в голове у него бурлил вихрь мыслей об Ольге Викторовне. Они вдвоём в пустом помещении. Но что же с этим делать? Артём не знал. Член стоял колом, гормоны били в голову. Его кидало из крайности в крайность, то он хотел набросится на неё, когда та войдёт, то хотел убежать из класса.

Ольга оставила Артёма и зашла в соседний кабинет. Между ног сладко ныло. Она хотела этого парня, всё складывалось как нельзя лучше. Кафедру можно запереть изнутри, да и не придёт уже никто в такой поздний час. Она немного поправила бюстгальтер, расстегнула пуговицу на блузке и пошла к Артёму.


— Ну что? Написал? — Артём дернулся от неожиданности.

Ольга подошла к столу и наклонилась над Артёмом. Одной рукой она оперлась на стол, другую положила ему на плечо. Её грудь оказалась прямо напротив его головы, он увидел, что блузка расстёгнута и грудь торчит из бюстгальтера.

— Не густо, — сказала она, но прозвучало это как-то слишком ласково.

Артём ничего не ответил. Он ещё никогда не видел вблизи женскую грудь, а рука Ольги так игриво поглаживала его по плечу, что он готов был взорваться от переполнявших его чувств.

— Или у тебя опять что-то болит? — Она села на стул рядом. Грудь практически вываливалась из блузки, глаза горели. Она провела рукой по ноге Артёма. Любой мужик бы сразу понял, что женщина готова, но не Артём. Он не понимал что происходит.

— Скажи мне, Артём, — Ольга закинула ногу на ногу и наклонилась чуть вперёд. — Я тебе нравлюсь? Как женщина?

Артём быстро закивал.

— Это славно, — продолжила она, таким же сладким голосом. — А у тебя были отношения с девушками? Секс?

Парень помотал головой.

Ольга закусила губу. То, что парень оказался девственником, всё осложняло. Но желание переполняло её. Она хотела ещё раз увидеть этот член, почувствовать эту молодую энергию.

— Тебе понравилось, как я взяла у тебя в рот? — Ольга сама себе поразилась, как она смогла такое произнести.

— Да-да, — выдавил из себя Артём.

— Мммм, — Ольга улыбнулась. — Пообещай мне что никому и никогда не расскажешь об этом!

Артём кивнул.

— А теперь встань, — Желание захватило её полностью. Она не могла больше тянуть.


Артём как-то неуклюже встал, а Ольга опустилась на колени перед ним. У Артёма закружилась голова. Неужели это правда? И всё происходит с ним? Он посмотрел на Ольгу. Она ответила ему таким взглядом! Взглядом дико изголодавшейся кошки.

Он помог ей расстегнуть ремень. Ольга стянула с него штаны, а затем трусы. Член сразу выпрыгнул наружу, будто только это и ждал. Он был красный и большой. Ольга сразу схватила его губами и втянула в рот. Рукой она принялась массировать яички парня. Они были налиты, как у быка, а член во рту, казалось, становился всё больше и больше. Она начала посасывать его, чувствуя как парень чуть ли не падает от возбуждения.

Артём смотрел на это великолепное зрелище сверху вниз, как сексуальная женщина сосёт его член с заглотом. Мысль была только одна — не кончить сразу, но она видимо хорошо знала своё дело. Закрыв глаза, Ольга самозабвенно сосала молодой член.

С причмоком она оторвала губы от члена и стала надрачивать его рукой. Посмотрела на парня — тот был в прострации. Взяв головку губами, она продолжила водить рукой по стволу. Ольга чувствовала, что парень старается сдерживаться. Она убрала руку и заглотнула член на всю длину, до самой гортани и он начал сокращаться.

Артём почувствовал, что не может больше сдерживаться. Тем более после того, как Ольга заглотнула его член целиком. Он отпустил ситуацию и через пару её движений он начал кончать. Член казалось набух ещё больше, как большая пушка он выплёвывал струи спермы Ольге прямо в горло. Она, поперхнувшись, вынула его, подставив ладонь под стекающие струи. Сперма заполнила целиком рот, солоноватая жидкость стекала с губ, и капала между грудей. Ольга никогда не любила сперму, но у молодого парня она была какой-то необычно вкусной. Она проглотила её целиком и облизнула губы. Столько спермы она не видела никогда, а член Артёма, никак не сникал, с него всё капало и капало. Она выдавила всё до последней капли и, сексуально облизнувшись, поднялась с колен. Киска была мокрой, сок капал с трусиков и капли текли по ногам и колготкам. Она прижалась к парню и поцеловала его солёными губами, сначала робко, потом всё сильнее и сильнее, а когда парень начал отвечать её просто унесло куда-то высоко и мощные струи оргазма заставили дрожать всё её тело.

Артём целовался неумело, но жадно. Он так долго это хотел, сейчас воплощались практически все его заветные мечты. Он робко обнял Ольгу за талию, не переставая целовать. Она ещё подалась к нему, он обнял сильнее и как будто ток начал прошибать их тела. Он почувствовал, как Ольга кончает у него на руках, отлипнув от его губ, она выгнулась и повисла на руках. Тело дергалось, и она слабо постанывала. Он ещё крепче прижал учительницу к себе. Ольга, немного придя в себя, так же обняла его и ещё раз поцеловала.


— Понравилось? — спросила она тихим голосом.

— Да, — выдохнул Артём.

— Тогда иди сюда, — Ольга села попкой на стол и потянула Артёма к себе. Она задрала юбку и раздвинула ноги. Артём просто остолбенел от такого. Она задрала ноги к верху и стянула с тебя трусики, изящным движением кинув их под стол. Затем она положила ладонь на киску и раздвинула половые губы, полностью открыв киску.

— Нравится? — спросила она, закусив губу.

Артём только кивал. Вид открытой женской киски привёл член в состояние готовности, за пол секунды. Он приблизился к ней и обхватил Ольгу за бедра.

— Мммм, — она простонала. — Да, давай трахни меня, мой мальчик!

Она взяла рукой его член и направила в киску. Когда головка коснулась половых губ, Артёма прошиб ток, ещё сильнее, чем раньше. Какие-то дремавшие в нём инстинкты разом проснулись. Он, практически рыча, начал входить в киску Ольги.

— Да, да, — Ольга закинула голову назад. Ещё немного направить член и он внутри. Артём быстрыми движениями начал вгонять член. — Еби, еби меня!


Он сжал её бедра и стал сильно и быстро всаживать член в киску учительницы. Дубовый стол начать тихонько поскрипывать. Ольга обвила его торс ногами и, запрокинув голову, ловила каждый толчок, каждый вдох и выдох её молодого любовника. Член Артёма входил всё глубже и глубже, киска хлюпала, выпуская избытки сока. Сиськи вывалились из бюстгальтера и болтались в такт движениям Артёма. Он схватил одну и стал сминать снизу вверх. Ольга только сильнее застонала, оргазмы накатывали один за другим. Ей казалось, что она в одном большом оргазме который, не кончится никогда.


— Ебииии, — стонала она.


Он жадно поцеловал её, а она, вцепившись руками в стол, так же ответила ему, не забывая подмахивать всё усиливающимся толчкам. Член стал твердеть и немного сокращаться. Ольга вжалась в Артёма, со всей силой. Он с силой затолкнул член в киску по самые яйца. Ольга вскрикнула. Член начал сокращаться, выбрасывая струи спермы. Ольга, стиснув зубы, безмолвно закричала. Цунами оргазма поглотило её целиком. Она дёргалась под Артёмом в такт сокращениям его члена. И каждый миг ловила огромное наслаждение от той энергии, что входила в неё с каждой струёй.

Обессилев, они упали на стол. Ольга лежала на спине, раздвинув ноги, на ней лежал Артём, он всё ещё был в ней, и она чувствовала, как  член внутри неё уменьшается. А из киски вытекает избыток спермы, стекая по попке тягучими, тёплыми каплями.


— Ты молодец, — поцеловала она Артёма. — Долго держался, для первого раза.

— Спасибо, — парень слез с учительницы и начал застёгивать штаны.

— Ты понимаешь, что об этом никто и ничего не должен знать? — Ольга нагнулась за трусиками. — Если хочешь чего-то ещё, ты должен молчать. Понимаешь?

— Понимаю, — Артём, наконец, застегнул штаны. Наверное, впервые он ощущал такое спокойствие и опустошение между ног.

— Мне нужно привести себя в порядок, — Ольга достала из сумочки влажные салфетки и стала вытирать груди. — Сейчас уходи. Я сама тебя позову, в следующий раз.

— Хорошо, — парень взял свой рюкзак и повернулся к выходу.

— Стой! — Ольга рукой остановила парня.

Он развернулся, она прижалась к нему и страстно поцеловала.

— Теперь иди, — сказала она и чмокнула в щёку.


Когда парень закрыл за собой дверь, она плюхнулась на стул. Тело звенело от оргазма. В голове была каша из мыслей. Из киски вытекала сперма, перемешанная с её собственным соком. Ей хотелось ещё. Неласканная грудь ныла от перевозбуждения, а киска всё текла и текла, желая большего. Ольга распустила волосы и обмякла на стуле. В следующий раз она выжмет из парня все соки. 



Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Анал (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Тайна Алины. Глава 1 Глава 2


Алина зашла во двор. Баба Зина уже спала. Тихо она прошмыгнула к себе в дом. Не смотря на сумбурный «трах» в туалете и саднящее ощущение в раздражённой попе, она была счастлива. Она сняла с себя всю одежду и залезла в душ. Прохладной водою она смыла остатки крема для рук, скользящего между ягодицами и раздражающего попку. Наконец-то есть нормальная работа и личная жизнь, вроде бы, налаживается. Больше не придётся обслуживать эту пьянь в баре, где она работала официанткой в течение почти всего времени учёбы в городе. Да ещё эти приставания. Она залезла в постель и почти сразу уснула.

Следующий день был выходным. Денис позвонил уже с утра. Погода была хорошей, намечалась обширная программа на день. Парк, аттракционы, кино, кафе. Весь день у пары прошёл в развлечениях. Окружающие с завистью поглядывали на влюблённых. Алина была в облегающем чёрном платье, суживающемся книзу, как обычно, на шпильках. Денис очень удивлялся, как мужчина вообще может научиться на них ходить?

День плавно подошёл к вечеру. Уже перед калиткой Алина вдруг предложила то, чего так хотел весь день Денис.


 — Может, зайдёшь?

 — А бабуля? — для порядка поинтересовался Денис.

 — А мы тихо, — игриво улыбнулась Алина.

Они аккуратно прошли через двор и вошли в домик. Комната была всего одна. Ничего лишнего: кровать, ноутбук, столик, кресло. На окне какие-то цветы.

 — Я в душ, — скидывая туфли, сказала Алина и скрылась в ванной.


Денис побродил немного по дому, присел на сложенный диван-кровать. Ему уже очень хотелось продолжить тот прекрасный день не менее прекрасной ночью. Тем временем, из ванной вышла Алина. На ней был красный шёлковый халатик. Теперь в душе скрылся Денис. Вскоре он вышел оттуда также в халате. Под халатом он был абсолютно без ничего.

Денис присел рядом с Алиной на диван, и они слились в долгом поцелуе.


 — Давай разложим его, — сказала Алина.


Когда всё было подготовлено для ночи, она скинула с себя халат и осталась в чёрном кружевном нижнем белье. Денис просто набросился на неё, жадно целуя. Они сосали языки друг друга, кусали губы. Денис нащупал сзади застёжку бюстгальтера и расстегнул её. Отстранившись, он освободил от него грудь Алины. Она были красивой правильной формы, упругой и просто прекрасно. Денис припал губами к её соскам. Он жадно вылизывал и покусывал их. Алина томно стонала. И тут вдруг она толкнула Дениса на кровать. Распахнув на нём халат, она принялась покрывать его тело поцелуями, спускаясь всё ниже. Она лизала его соски, живот, подобралась к паху, над которым вздымался багровый член. Алина целовала пах Дениса, принялась вылизывать его яички. Денис громко стонал. На конце члена уже показалась капля маслянистой жидкости.


 — О, ты уже течёшь, — хихикнула Алина и обхватила головку члена губами. Денис с трудом сдерживался, чтобы не кончить.


Алина оторвалась от члена и, взявшись за ноги Дениса, толкнула их вперёд. Денис понял смысл движения и прижал колени к груди. Алина опустилась ниже и принялась лизать языком попу Дениса. От этого действа у него совсем помутилось в голове. Эта сладкая пытка продолжалась минут пять. Наконец Алина оторвалась от зада Дениса и стянула с себя трусики. Её член тоже стоял, как кол. Она ловко развернулась к Денису задом, взяла в руки его член и стала насаживаться на него. Смазки было уже более, чем достаточно. Она просто стекала по стволу. Головка легко проскочила внутрь. Алина на мгновение остановилась, а потом со стоном почти полностью насадилась на член. Так как «орудие» было не маленьких размеров, она тут же почувствовала некоторую боль в глубине и чуть подалась вверх. Добившись комфортных ощущений, она стала двигаться, наращивая темп. Денис закрыл глаза, чтобы не видеть этой дико возбуждающей картины и не кончить раньше времени. Он старался не фиксироваться на ощущениях и вообще думать о чём-то другом. Но это плохо получалось. Алина же вошла в раж и уже с размаху насаживалась на член Дениса, держась за его ноги. Ей всегда нравилось кончать, не трогая член. И вот к ней начало приходить ощущение приближающегося оргазма. Оно нарастало и было похоже на зуд. Наконец это чувство полностью овладело Алиной и, дойдя до пиковой точки, вдруг повисло на некоторое время. Алина издала даже не стон, а вопль. И тут же толчками из её члена начало извергаться семя. Сфинктер стал конвульсивно сжимать член Дениса. Он открыл глаза и, увидев насаженную на его член попу Алины, начал судорожно кончать. Все его мышцы, казалось, сводит электрическим током. Когда ощущения совсем отпустили парочку, Алина выпустила из себя скользкий и горячий член Дениса, ползком подобралась к нему и легла на грудь. Денис лежал в полубессознательном состоянии. Она нежно поцеловала его, и они оба почти моментально уснули.

Утром Алина проснулась раньше Дениса. Она осторожно встала и пошла в туалет. В попе было привычное ноющее ощущение. В очередной раз Алина поймала себя на мысли, что надо быть осторожнее. Анальный секс ведь может серьёзно навредить здоровью. Но тут уж ничего не поделаешь. К счастью, никаких настораживающих симптомов она не обнаружила. Главное, не было крови. Затем Алина отправилась в душ. Она с наслаждением смыла с себя остатки ночи прохладной водой. Денис тем временем тоже проснулся. Алина уже готовила завтрак на маленькой кухоньке.


 — Доброе утро, любимая, — сонно произнёс Денис, чмокнув Алину в губы. Потом он направился в ванную. Выйдя оттуда, он застал Алину за намазыванием сливочного масла на бутерброды. Она стояла чуть наклонившись над столом в лёгком голубом платьице. «Совсем как примерная домохозяйка» — подумал Денис. На улице верещали стрижи, в дом проникал лёгкий весенний ветерок.

 — Интересно, бабуля-то ничего не слышала? — поинтересовался он.

 — Она в принципе почти ничего не слышит. Так что за это можно не беспокоиться, — улыбнулась Алина.

Денис было хотел присесть уже за стол, но снова почувствовал прилив возбуждения. Он подошёл к Алине сзади и стал целовать её шею. Член мгновенно принял боевое положение и упёрся в попу Алины.

 — А как же завтрак? — поинтересовалась она.

 — Он подождёт, — прошептал Денис, распахивая халат.


Он потянул на себя Алину за бёдра, заставив её прогнуться ниже над столом. Далее, он задрал её платьице и перед ним появились скромные беленькие трусики. Он встал на колени, стянул их вниз, раздвинул ягодицы Алины и принялся буравить попку языком. Он старался просунуть язык как можно дальше. Алина застонала. После непродолжительной разминки, Денис встал и, зачерпнув пальцами мягкое сливочное масло, стал размазывать его между ягодиц Алины, а затем проникая пальцами внутрь попы. Алина опёрлась на локти. Денис просунул указательный палец и стал двигать им вперёд-назад. Затем он провёл масляной ладонью по члену и направил его на цель. Головка начала медленно погружаться. Алина зажмурилась и закусила нижнюю губу. Попка ещё не отошла после ночи. Наконец, Денис ввёл член чуть глубже головки и начал двигаться. Масло скользило не очень хорошо, заставляя Алину стонать от не столь приятных ощущений. Попка как будто горела. Поняв это, Денис стал пытаться кончить поскорее. Он подался назад и стал двигать головкой в районе сфинктера. От увеличившегося давления, оргазм не заставил себя долго ждать. Головка резко напряглась, пытаясь раздвинуть попку шире, и выпустила внутрь струю спермы. Денис вытащил член, и сперма потекла по ногам Алины. Экзекуция была закончена. Денис отстранился с виноватым видом. Алина же повернулась к нему лицом, задрала подол платья повыше и села на край стола. Её член начал, пульсируя, вставать. Денис понял намёк и опустился на колени. Ещё недавно он даже в дурном сне не представил бы, что будет сосать член! Но теперь ему этого даже хотелось. Он обхватил губами головку и стал двигаться. Потом, осмелев, подключил и язык. Алина закрыла глаза и застонала. Вдруг, головка напряглась, и в рот Дениса ударил напор горячей вязкой жидкости. Но Денис не отступил, а продолжал движения, пока оргазм Алины не закончился. После этого она опустилась на колени, подняла голову Дениса за подбородок и страстно поцеловала его прямо в губы.

Сняв трусики и задрав платье, Алина пошла в ванную. Денис вытер салфеткой рот и тоже отправился следом. Алина стояла задом к ванне, нагнувшись и мыла попу. Они улыбнулись друг другу. Денис прополоскал, наконец, рот и они вернулись к завтраку.

Денис жил один и решил предложить Алине переехать к нему. Собрав необходимые на первое время вещи Алины, они поехали к Денису.

Он жил в однокомнатной типично холостяцкой квартире. Конечно же, внутри царил некоторый «творческий беспорядок».


 — Ну, вот здесь я и живу, — сказал Денис, заталкивая валяющиеся носки ногой под батарею, пока Алина осматривалась в комнате.

 — Да, женской руки тут явно не хватает, — сказала она со вздохом.


После обследования холодильника Алина принялась сооружать ужин, А Денис кое-как всё же прибрался в комнате. После ужина и принятия душа они устроились на кровати перед телевизором, но ничего интересного там не показывалось. Денис был в одних трусах, а Алина — в белой маечке и шортиках. Поглазев некоторое время на какое-то тупое шоу по ящику, Денис вдруг захотел перейти уже к более приятным занятиям. Он обнял Алину и стал нежно целовать её за ухом. Алина вдруг как-то резко и даже агрессивно вцепилась в его губы, затолкав поглубже язык ему в рот. Рукою она стала сжимать ягодицу Дениса через трусы. Денис опешил. Поведение было несколько не женским.


 — Какая попка, — процедила Алина.


Она толкнула Дениса на спину и уселась сверху. Алина начала целовать лицо, шею Дениса. Добравшись до груди, она остановилась на его сосках. Денис уже начал постанывать, закрыв глаза. Тут Алина выпрямилась и стащила с себя майку. Денис открыл глаза и схватил её упругие груди. Алина расстегнула свои шортики, которые уже сдавливали её член и скомандовала:


 — Повернись на живот.

 — Э, мы так не договаривались! — запротестовал вдруг Денис. Он как-то совсем даже не предполагал, что может оказаться и в несколько другой роли. Хотя следовало бы. «Я не гомик. Я не пидор!» — вертелось в голове Дениса. Алина же решила, что за последнее время её попа и так натерпелась и пора уже поменяться ролями.

 — Что случилось? Мой малыш испугался? — Алина смотрела на Дениса, как удав на кролика.

 — Так. Я — мужчина, а ты — женщина. Но не наоборот!

 — Так кто же спорит-то? Вот я как любящая женщина и хочу доставить своему мужчине удовольствие. Ну же, поворачивайся, — Алина приподнялась на коленях над Денисом.

На самом деле, Денис уже и сам хотел попробовать, что же чувствует его любимая, когда он её... трахает, в общем. Но «традиционные ценности» где-то в глубине сознания мешали решиться. «С другой стороны, некоторые же пары и страпон используют» — уговаривал сам себя Денис.

 — Ну, ладно. Только осторожно!

 — Конечно, малыш, — процедила Алина.


Денис перевернулся на живот. Алина тут же начала целовать его шею, спускаясь ниже по позвоночнику. Опустившись к попе, она стянула с неё трусы. Алина стала целовать упругие ягодицы Дениса. Затем она чуть их и стала ласкать языком копчик. Денис застонал от удовольствия. Сжатый сфинктер расслабился, и Алина тут же вставила в него язык. Денис широко раскрыл глаза. Язык скользил в нём, доставляя огромное удовольствие.


 — О, боже, — простонал он.


Член Дениса начал напрягаться от эрекции и упираться в кровать. Тогда Денис приподнялся и подсунул под низ живота край одеяла. Член утоп в мягкой материи. Вес Дениса и упругое сопротивление кровати оказывали на него лёгкое давление. Денис начал рефлекторно двигаться вперёд-назад. Но Алина его остановила:


 — Нет, не двигайся, — прошептала она ему на ухо.


Она взяла из сумочки, которая стояла на тумбочке рядом, тюбик с любрикантом. Денис почувствовал прохладное прикосновение скользкой смазки. Алина, хорошенько смазав вход, продолжила процесс. Денис почувствовал, как внутрь проскользнул палец Алины. Она сделала несколько возвратных движений указательным пальцем, затем осторожно вывела его. Алина выдавила ещё смазки и обильно размазала её по головке и стволу своего члена. Устроившись чуть ниже ягодиц Дениса, она ловким движением направила головку к отверстию и, надавив на неё сверху, подалась вперёд. Денис почувствовал, как что-то скользкое, твёрдое и горячее проникает в его попу. Головка с силой надавила на вход и через мгновение резко проскочила внутрь. Денис со стоном выдохнул. Он почувствовал, как член упёрся во что-то внутри. Алина стала осторожно двигаться, и у Дениса возникло ощущение, подобное тому, какое возникает при точечном массаже, например ступней. Только оно было в непривычном месте. Оно было каким-то далёким, но просто завораживающим всё тело. Алина увеличила темп, и ощущение Дениса стало отдаваться внизу живота. Тут Алина подалась ещё вперёд, вытянула ноги назад и легла на Дениса. Член вошёл до конца. Денис почувствовал, как твёрдый ствол ещё сильнее сдавил эту самую точку. Он догадался, что это место — его простата. Алина стянула ниже шорты с трусиками, полностью легла на Дениса и задвигала бёдрами. Член Дениса напрягся до предела. Простата тоже увеличилась в размерах и сдавила член Алины. Она задвигалась интенсивнее. Ощущение от стимуляции простаты отдавалось уже во всём теле. Денис тяжело стонал в подушку. Через некоторое время, к этому ощущению прибавилось ещё одно. Оно нарастало где-то внутри и захватывало Дениса всё сильнее. Денис стал ёрзать на своём члене, чтобы ускорить процесс.


 — Нет, лежи спокойно, — прошептала Алина.


Денис остановился. Ощущение приближающегося оргазма стало нарастать медленнее. И вот оно подошло к своему пику и задержалось на пару секунд. Денис заскулил. После этого его член выстрелил семенем, а он стал с силой пульсируя сдавливать член Алины. Оргазм был долгим. Денис бился в конвульсиях. Когда всё закончилось, Алина, наконец, смогла снова двигаться в расслабленной попе. Чуть выведя головку в область сфинктера, она сделала несколько движений и выпустила внутрь Дениса струи спермы, и он почувствовал, как что-то горячее брызнуло внутрь. Алина осторожно вывела член из попы Дениса и легла рядом.


 — Ну, вот я и лишила тебя невинности, — улыбаясь, сказала она.

Денис молчал. Он не знал, что на это сказать.

 — Ну признайся: было ведь хорошо?

 — Хорошо, — ответил, наконец, он.


Он чувствовал себя обессиленным и опустошённым. Но то ощущение, которое он испытал, было намного сильнее всех тех эмоций, которые ему доводилось испытывать от секса ранее. Денис повернулся к лежащей рядом на животе Алине, и они нежно поцеловались. Пролежав так какое-то время, он решил-таки встать и пойти в туалет. Как только он поднялся с кровати, из него по ногам потекла сперма Алины. Он тщательно вымыл попу в ванной. А после Денис вернулся к Алине в забрызганную спермой постель. Обнявшись, они уснули.



Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) Разное (СИ) Oral (СИ) Романтика (СИ) ...секретные разделы 

Выигрыш


На город опускалась зимняя ночь. С легким морозцем и снегом, падающим тихо и таинственно. Город жил, шумел и сверкал огнями в преддверии праздничных новогодних дней.

Настя смотрела в окно и улыбалась своим мыслям. Первый раз за свои девятнадцать лет она влюбилась. Все признаки влюбленности были на лицо. С нетерпением ожидала его звонков, все время думала про него, вспоминая глаза, слова, обращенные к ней и то, как они познакомились. Он помог ей сойти с троллейбуса на скользкую мостовую, галантно подав руку. Проводив до дома, пригласил на свидание. И вот почти уже месяц они встречались с ним почти каждый день. Её подкупала его корректность в их отношениях, он не был навязчив. Дарил мелкие безделушки, что радуют девушек, всегда провожал до подъезда, целовал целомудренно в щечку и уходил в никуда. А на днях Алексей (так его звали) познакомился с её строгими родителями и сумел расположить к себе отца, оказавшись хорошим собеседником, заядлым рыбаком и компанейским парнем. Мать покорил букетом темно-бордовых роз, коробкой конфет и галантным поцелуем руки. Родители им были впечатлены и разрешили справить Новый год вместе с ним сначала в ресторане, а потом провести три-четыре дня на его даче за городом. Он сразу предупредил, что там связи нет, но дал все координаты нахождения этого коттеджа.

Настя с нетерпением ждала праздника. Как же! В первый раз она пойдет со своим парнем! Она перерыла весь гардероб, пытаясь найти то, в чем она поразит его. Но не найдя ничего достойного загрустила. Отец, узнав причину грусти и легких девичьих слез, предложил пойти и купить что-то специально для праздника. Настя с матерью подобрали в бутике под цвет её глаз зеленое вечернее платье, которое переливалось в зависимости от освещения, с длинным замком во всю спину, от шеи до бедер.


И вот наступил этот волнующий для неё день. С раннего утра Настя пребывала в возбуждении и предвкушении необычного приключения. Истомившись нетерпением за день, она успела сделать высокую прическу, уложив свои рыжие волосы и выпустив несколько легкомысленных кудряшек, сделала макияж, собрала сумку на несколько дней, сложив запасное бельё, чулочки, косметику и всякую женскую мелочь, что могла пригодиться в эти дни. Собравшись и одевшись полностью, она ещё два часа слонялась по квартире в томительном ожидании, придирчиво рассматривая себя в зеркало и изредка в волнении поправляя чулочки.


Алексей подъехал в точно назначенное время, поднялся за ней в квартиру и поздравил родителей. Отцу подарил серебряный портсигар, а матери вазочку из богемского стекла. Он ещё в свой прошлый приход заметил, что она собирает такие вещи. Оглядев беглым взглядом девушку, наклонился и тихонько произнёс: «Ты, бесподобна!» Настя зарделась и заторопилась к выходу.

По дороге Алексей рассказал, что новый год они встретят в казино, а потом утром отправятся к нему на дачу. Такси подвезло их к роскошному зданию, ярко освещенному и украшенному при входе огромной ёлкой.

Войдя в зал, Настя растерялась от праздничности убранства и большого количества народа, постоянно перемещающегося в разных направлениях. В глазах зарябило от вечерних платьев, мужских костюмов. Кто-то приветливо махнул им рукой, приглашая за столик, и Алексей, взяв её мягко за талию, повел к нему. Компания была в принципе знакома. Это были его друзья Александр и Петр со своими девушками, и незнакомый парень с наглыми глазами, которого представили как Стаса.


Программа была сногосшибательной, еда изысканной. Девушки пили шампанское, а парни потягивали коньячок. Девчонки веселились и танцевали от души, участвовали в конкурсах, а парни затеяли игру в карты. Под утро уставшие девушки запросились домой и парни, вызвав такси, отправили их. Только Настя в ожидании Алексея осталась в их компании. Она села на один из диванчиков и видимо задремала, потому что очнулась от громкого голоса диджея, объявлявшего белый танец. Она взглянула в сторону Алексея и не узнала его. Он сидел мрачный, сдавал карты и пил коньяк уже из горла большими глотками. Но вот игра закончилась, и он поднялся, 

пошатываясь из-за стола. Настя поспешила к нему, но Алексей поднял на неё пьяные глаза 


«Ты - остаешься! Я тебя проиграл!» - жестко проговорил он сквозь зубы.


Настя замерла в недоумении, теребя цепочку на шее тонкими пальчиками, а он развернулся и вышел из зала. Стас ухмыльнулся и дернул сильно её за руку, заставляя сесть на стул. Настя нервно полезла в сумочку за телефоном, но не успела даже набрать номер, Стас выхватил телефон и выключил его, положив в свой карман.

Парни оглядывали её с пьяным вожделением, откинувшись на спинки стульев и продолжая пить. Страх заметался в глазах Насти. 


«А что, - вдруг проговорил Стас, нагло положив руку на её дрожащее колено, - давайте разыграем девочку, кому из нас она достанется?»


Настя, парализованная ужасом, не могла сдвинуться с места. Они снова сдали карты, и игра началась. Теперь Настя внимательно следила за играющими. «Только бы не Стас», — билась мысль в её голове. Его она панически боялась. Он проиграл, и она вздохнула с облегчением, но он тут же заявил о своем праве отыграться. Игра продолжилась, и он всё же выиграл, пьяно улыбаясь и подшучивая над партнерами. Александр и Петр поднялись, и, пожелав приятных праздников, вышли из зала, договорившись со Стасом созвониться.

Он вызвал такси и до его приезда, нагло рассматривал свою добычу, слегка приподнял подол платья, провел рукой от щиколотки почти до бедра, как бы оценивая ножки девушки. Из зала он вывел её, крепко держа за руку, не дав надеть шубку, и только накинув на её плечи. В машине он сел на переднее сиденье и назвал шоферу адрес.

Машина ехала долго, как оказалось, они выехали за город и неслись по пустому шоссе. Примерно через час машина остановилась перед небольшим двухэтажным загородным домом с темными окнами, зарешеченными на первом этаже. Стас расплатился и помог Насте выйти из машины. Они вместе поднялись на высокое крыльцо, он открыл дверь ключом и, войдя, запер её на хитроумный замок.


«Проходи», - он открыл одну из дверей, приглашая в комнату с большим красивым электрокамином.


Пройдя в глубину комнаты, он включил камин и, открыв бар, наполненный различным спиртным, спросил, что она будет пить. Настя отрицательно помотала головой и не сдвинулась с места, оставшись у порога. Он подошел к ней с бокалом в руке и, глядя в глаза, провел рукой по щеке, словно пробуя на ощупь бархат кожи. Настя резко дернула головой, отстраняясь от его руки. Тогда Стас схватил девушку за плечо и ткнул бокал в лицо, приказав: 


«ПЕЙ!» 


Лишь несколько секунд понадобилось девушке, чтобы принять решение. Она выхватила бокал из его руки и залпом выпила его. Огнем спиртное обожгло глотку, вызывая нестерпимый кашель. 


«ОГО!» - Стас приподнял одну бровь и поспешил налить ей воды из красивого графина, стоящего на камине.


Улыбаясь, он смотрел как она пила большими глотками прямо из горловины, пытаясь унять кашель. Потом отошел к бару и налил ещё по бокалу и молча протянул ей. Она упала в кресло возле двери и небольшими глотками стала пить обжигающую жидкость, запивая водой и закусывая конфетами, лежащими рядом на небольшом стеклянном столике. А потом они пили спиртное, разговаривали обо всем и ни о чем. Стас оказался неплохим собеседником, подкованным в разных областях. Настя не заметила, когда она отключилась, и как это произошло.

Проснулась она на широкой кровати от яркого солнца, бившего ей в глаза из-за  неприкрытой шторы. Она попыталась приподняться, но боль тисками сжала голову, заставив откинуться на подушку. Тошнота подступила к самому горлу. Ужасно хотелось пить, но она не могла пошевелиться. Полежав немного, она справилась с тошнотой и приподнялась, оперевшись спиной на спинку кровати. Мутными глазами обвела большую красивую комнату. По всей комнате в беспорядке было раскидано её бельё, на одном кресле лежал один чулочек, а на спинке кровати-другой. Пить хотелось нестерпимо.

Словно услышав её мысли, дверь приоткрылась, и на пороге показался Стас в одних плавках, с графином. Налил воды и протянул ей полный стакан. Она залпом выпила воду и снова откинулась на подушку, тихо застонав. Тело её не слушалось, руки дрожали, да и вообще всё внутри дрожало и не хотело двигаться совершенно. Стас молча смотрел на её бледное лицо, как бы принимая решение. Затем решительно откинул одеяло, подхватил её на руки и понес в ванную, которая находилась тут же за стеклянной дверью. Он поставил её в белоснежную ванну и включил теплую воду. Нисколько не смущаясь, он скинул плавки и залез к ней. Она рассматривала его крепкое и сильное тело, не решаясь опустить глаза вниз. Но любопытство побороло смущение, и она украдкой глянула вниз... и... не смогла оторвать глаз от ровного, гладкого, красивого члена, поднимающегося под её взглядом. Она поймала его насмешливый взгляд и быстро закрыла глаза.

Стас в это время намылил гелем мягкую мочалку и провел ею по плечам Насти, по рукам. Она замерла. Он посмотрел на неё, бросил мочалку и стал мылить её тело руками. Нежно обвел грудь, слегка сжал её, мыльными пальцами лаская и сжимая сосок. Тот послушно затвердел под его пальцами. Настя закусила губу, боясь даже вздохом вспугнуть непонятное чувство, которое зарождалось в её животе. Стас нежно обмыл её тело руками, затем стал намыливать свой уже твердый ствол. Настя широко раскрытыми глазами, уже не стесняясь, следила за его движениями, по которым стало понятно что он уже не моего его, а откровенно мастурбирует. Когда он смыл мыло, то стала видна его возбужденная, красная, блестящая головка и вены, пульсирующие под его пальцами на члене. Одной рукой Стас взял её за затылок и слегка нажал... Настя, удивленно и непонимающе посмотрела на него. Немного, насколько позволяла мокрая ванна, отступила от него. Раздражение заплескалось в его глазах. Как он хотел это нежное и податливое тело!!! Он развернул её спиной к себе и, намылив руки, стал мыть спину, опускаясь всё ниже. Тело её подрагивало, выдавая желание. Но Настя молчала и стояла, оперевшись руками на стенку. Он приблизился к ней, слегка раздвинув её ноги своей ногой, и ладошкой стал мыть упругие губки, слегка теребя пальцами, проводя по сжимающемуся под его пальцами входу, нежно лаская подрагивающую бусинку. Пальцы заскользили в её обильной смазке. Не выдержав больше, Стас наклонил её ниже, так, что руки Насти соскользнули на край ванны, и тут же с размаху засадил ей до самого лобка. От резкого вскрика девушки, он замер, чувствуя, как что-то сразу потекло по ногам. Он посмотрел вниз и увидел тонкую струйку крови, расплывавшуюся по мокрой ноге.


 «Настюша...» -  потрясенно прошептал он, чувствуя, как тело девушки сотрясается от рыданий в его руках. 


А она плакала больше от обиды, не от боли, которая постепенно покидала её дрожащее тело, от того, что представляла она этот первый раз не так, не с тем. Разбились её розовые мечты и прекрасном принце на белом коне, который брал бы её нежно и ласково, снимая боль поцелуями. Молча развернув Настю, Стас нежно, подставляя ладони под воду, смыл кровь с её ножек, с маленьких и плотных половых губок, вылез из ванной и мокрый прошлепал в спальню. Вернулся с большой простынёй. Осторожно вытер девушку мягким полотенцем, завернул в простыню и отнес на кровать. 


«Я скоро вернусь», — сказал ей вполголоса, быстро оделся и ушёл, закрыв дом на ключ.


Вздрагивая и всхлипывая, Настя забылась тревожным сном. Часа через два она проснулась и почувствовала, что очень голодна. Она достала из сумочки коротенький халатик, одела его и пошла исследовать дом. На первом этаже нашла кухню, открыла огромный холодильник. Холодильник был пуст, только сиротливо лежал засохший кусок сыра. Она вернулась в комнату с камином, залезла с ногами на кресло и включила телевизор, уставившись невидящими глазами в экран, где прыгали и кривлялись артисты, пытаясь развеселить плоскими шутками зрителей.

Вернул её из размышлений шум подъезжающей машины, услышав звук отрывающейся двери, она даже не шевельнулась. Стас вошел в комнату на звук работающего телевизора, в руках у него было два больших пакета и огромный букет алых живых роз. Молча подойдя к ней, он опустился на колени, положив на её подогнутые ножки колючий букет. Настя погладила его по голове и тяжело вздохнула. Он встал, протянул ей руку, они так же молча прошли в кухню, где Стас разобрал пакеты с едой.

Красивая большая кухня освещалась в сумерки двумя изящными свечками. Тихая музыка и мерцание пламени настраивали на романтический лад. Настя молча смотрела в тарелку, не спеша доедая салат и запивая легким вином. Стас весь ужин рассказывал смешные истории, иногда вызывая слабую улыбку на её симпатичном личике. Она слегка вздрогнула, почувствовав его руку на своей, подняла глаза и увидела его карие глаза, прямо перед своими:


«Прости меня»,— столько боли и раскаяния было в этих глазах, что она сразу поверила в искренность его слов. 


Потом они ели мороженое, разговаривали на разные темы, пока стрелка часов не перевалила за 2 ночи. Стас остался смотреть телевизор, а Настя поднялась в спальню, скинула халатик и мгновенно заснула.

Её разбудили нежные, острожные поцелуи ног. Она тихонько притаилась под легким одеялом, ощущая, как губы Стаса целуют и балуют каждый пальчик на ноге, медленно продвигаясь все выше. Настя чувствовала как возбуждение охватывает её тело, поднимаясь снизу живота, внутри, словно пустота заполняется чем-то живым, трепещущим, ласкающим и обнимающим. Стас осторожно, но решительно раздвинул её точеные ножки и уверенно лег между ними, вдыхая аромат проснувшегося девичьего тела. Осторожно тронул языком упругие губки, провел по ним несколько раз и удовлетворенно почувствовал как они раскрываются под его языком, открывая путь в долину наслаждения. Слегка приобняв Настёну, он руками крепко взял её за круглую попку, намереваясь не дать ей вырваться в любом случае. Язык заплясал на её уже возбужденных губках, поглаживая их то с нажимом, то легко, порхая, слегка касаясь как крылом бабочки. Настя хотела сжать ножки, но не смогла, желание захлестнуло её, давя все попытки к сопротивлению. И тогда она просто отдалась на волю чувств и ощущений, вцепившись руками в постельное белье. Язык волновал, возбуждал, заставлял приподнимать попку навстречу ему, совершать движения вслед за ним. А он порхал сверху, касался створочек этой чудесной раковины, дразня и сводя с ума. Несколько раз словно случайно, он проникал внутрь её горячего лона, ощупывал стеночки и тут же выскальзывал обратно, словно стеснялся зайти дальше. Настя непроизвольно приподнимала бедра, стараясь сильнее насадиться на него, потому сжимала мышцы в кольцо, упрямо не выпуская его. Но он вновь скользил по губкам, слегка касаясь истекающего нектаром входа в сладкую пещерку. Стас кончиком языка раздвинул небольшие складочки и лизнул нежную возбужденную жемчужинку, напрягшуюся и уже выступающую наружу. Настю словно пронзило током! Она дернулась всем телом и громко застонала, тотчас её руки переместились на его голову, прижимая её крепче. Его язык сразу задвигался сверху вниз по клитору, дразня его. Он больше не задевал чувствительную бусинку, а выписывал пируэты языком на самом клиторе, то посасывал его, то похлопывал языком, то проводил по нему всей поверхностью языка, то мял его губами, то нежно покусывал, то рисовал самым кончиком на нем восьмерки. Всё это он делал не спеша, дразня и возбуждая её все больше. Настя то стонала и вскрикивала, извивалась в его руках, вонзая ногти в его голову и плечи, то подмахивала всем тазом, то пыталась уйти от настойчивого языка, который подчинил её своей воле, глуша и отключая сознание. Сладкая волна наслаждения и бескрайнего удовольствия то накатывала на неё, поднимая к самой вершине, к пику, то вдруг откатывала обратно, не давая сорваться вниз. Настя стонала от сладостного предвкушения, все быстрее двигая бедрами, в нетерпении подставляя истекающее лоно под его язык. Но он не торопился, все сильнее разжигая костер её страсти. В одно из мгновений, тело девушки задергалось сильнее, и он понял, что нашел самую чувствительную точку возле клитора. Несколько раз Стас доводил Настю почти до пика, но прекращал ласку, ведущую к этому, переключаясь на другие не менее чувствительные точки, и только почувствовав, что стоны её стали более требовательными и сексуальными, тело дрожит от желания, а бедра насаживаются на его язычок, только тогда он завел два пальца внутрь мокрого и горячего кратера, а языком исполнил танец «язычка колокольчика», когда кончик языка быстро дрожит и вибрирует в самом центре возбужденного клитора. Судорога прошла по её телу, раз и ещё раз, и ещё... Настя зашлась в крике, извиваясь, вырываясь из его рук, подбрасывая и выгибая тело в сладком, длительном и мощном оргазме. Она словно утонула в этой волшебной волне, накрывшей её с головой, не соображая ничего и царапая красивыми холеными ноготочками постельное бельё, собирая его в кулачки. Он оторвался от неё только, когда она затихла. Осторожно языком слизал нектар с её раскрытой розочки, поцелуями поднялся выше и навис над ней, стоя на руках и глядя в её ошалевшие и восторженные глаза. Его стоящий член чуть подрагивал в нетерпении, разбух и немного побаливал, но он не торопился. Слегка поводил головкой по мокрым губкам, вызывая снова трепетную дрожь её тела, а затем головкой развёл губки и стал медленно и нежно вводить его в жаркую и узкую пещерку. Постепенно углублялся, все дальше, сдерживаясь изо всех сил, чтобы снова не сделать больно. Настя развела ножки шире, давая войти ему полностью. Войдя весь, он замер, словно давая привыкнуть к размеру, ощутить заполненность нежной киски. Продолжая стоять на руках, он начал медленные движения, полностью заводя член, и не вынимая головки на выходе. Движения становились все быстрее и резче, он старался не потерять голову, но узость пещерки, её страстное прерывистое дыхание, стоны сквозь губы подстегивали его, продвигая к концовке. Вдруг она тихонько сжала его головку и он, зарычав, с силой начал входить в неё, с каждым движением мощно врываясь и долбя. Судорога пробежала по телу, член стал сокращаться, освобождаясь от накопившейся спермы, выплескивая её в это гостеприимное и нежное лоно. Как же он был поражен, когда её тело в ответ приподнялось под ним и изогнулось, ногти впились царапая его плечи, а Настя громко застонав снова зашлась в оргазме, коротком, но чувствительном. Руки Стаса дрожали от напряжения, он осторожно вышел из неё, хлюпнув перемешавшимися соками. Лег рядом, прикрыв глаза и успокаивая сбитое дыхание.

Он удивленно открыл глаза, когда пальчики Настеньки заскользили по его груди, а губы нежно поцеловали его. 


«Я кушать хочу!» — заявила она, легко соскочила с кровати, накинула халатик и убежала вниз. 


Не успел он подняться, как она вернулась с бутербродами и соком на подносе. Она протянула ему стакан, он поймал её маленькую ручку и поцеловал пальчики.

На третий день Настя позвонила домой, сказала, что с ней всё в порядке и она ещё задержится дня на три — четыре. Родители не возражали. В итоге прошла неделя. За эти дни они освоили все комнаты и места мало-мальски подходящие для секса. Настя оказалась очень страстной девочкой и хорошей ученицей. Они освоили все места и позы, какие только знал Стас, и какие могли придумать сами. Единственное, о чём он никак не решался попросить её — это минет. Накануне её отъезда домой, он съездил за продуктами для прощального ужина и вручил ей небольшую коробочку с обручальным колечком. Девушка открыла коробочку, в задумчивости постояла немного. 


«Я тебя не тороплю, — произнёс огорченно Стас, — пусть она стоит на камине. Если ты возьмёшь её, я пойму, что ты приняла моё предложение». Он поставил коробочку на камин.


Наутро легкие движения разбудили его, он почувствовал Настины пальчики на своём утреннем стояке. Чуть приоткрыв глаза, и продолжая притворяться спящим, он стал наблюдать за ней. Девушка слегка пробежалась пальчиками снизу вверх и обратно, потом погладила ладошкой. Член послушно дернулся несколько раз за её рукой. Она тихонько засмеялась и продолжила исследование. Стас сходил с ума от этих робких, нерешительных и изучающих прикосновений. Его жутко заводила неопытность, неловкость движений, её любопытность и мания исследования. Она так увлеклась изучением, что не увидела, как он полностью открыл глаза и наблюдает за ней. Головка члена разбухла и тихонько пульсировала, всё больше наливаясь в её неумелых пальчиках. Она сомкнула пальцы в колечко на податливой кожице и неловко попыталась подрочить. Стас вздрогнул от неприятного ощущения, которое слилось в наслаждение и принесло непонятное чувство, приводящее его в смятение и усиливая и без того, сильное возбуждение. Дырочка на головке открылась и клейкая смазка тягучей каплей медленно поползла по стволу. Настя держала головку в кольце пальчиков и заинтересовано смотрела на эту прозрачную каплю, вдруг она наклонилась и кончиком языка быстро слизнула её. От неожиданности и кайфа у Стаса сорвался короткий рык, но девушка не обратила на него внимания, занятая своими мыслями и ощущениями. Было видно по её довольному лицу, что вкус ей понравился. Бесцеремонно раздвинув его ноги, она уселась между ними и захватила головку горячими, нежными, полненькими губками, посасывая её, облизывая языком, доставая и разглядывая периодически, словно удивляясь сама себе. Стас слегка выгибался навстречу её губам, сдерживаясь, чтобы не начать самому движения в её прекрасном ротике и не втолкнуть его полностью, по самые яйца. А Настя продолжала свою игру с возбужденным и стоящим как металлический кол, членом. То лаская его языком, то засасывая, то снова отпуская и дроча пальчиками, несколько раз она облизала и сжавшиеся яички. Потом ей пришла в голову какая-то мысль. Настя замерла с открытым ротиком, затем стала медленно погружать, разбухший и подрагивающий ствол, в мокрую и жаркую глубину. Стас ощущал головкой скольжение по стенке горла, он вошел весь. Настя сглотнула, зажав головку горлом. Тут парень не выдержал: в несколько глубоких толчков он достиг апогея, и в последний миг попытался вытащить сокращающийся от спазмов ствол из её врат удовольствия, но она не дала, зажав головку губами и продолжая сосать её. Взрыв произошёл у неё во рту, но она проглотила все и продолжала сосать, как бы выдаивая всё до последней капли. Он осторожно взял её за голову и словно снял с обмякшего члена, нежно поцеловал губы, ощущая вкус своего семени на её губах. 


«Я люблю тебя,» — тихо прошептала она. «Что? Что ты сказала??» — не веря своим ушам переспросил он, но Настя хитро глянула на него своими зелеными кошачьими глазами и заявила, что пора завтракать и возвращаться в общество. 


Пока они завтракали, Стас вызвал машину. Настенька собрала все свои вещички, накинула шубку и выпорхнула на улицу. Он проводил её до самого дома, хотел подняться вместе с ней и познакомиться с родителями, но она не разрешила, сказав, что позвонит.

Вернувшись на дачу Стас два дня слонялся в тоске по пустым комнатам, изредка взглядывая на коробочку, так и оставшуюся на камине, на третий день он напился в тоске, воспоминания его мучили. Он понял, что полюбил эту девушку так, как никогда и никого не любил. Психанув, он схватил коробочку, и решил закинуть колечко куда-нибудь подальше. Но, распахнув её, он увидел, что она пуста.

Не медля больше не минуты, он выскочил на улицу и, поймав соседа, уговорил увезти его в город. Ему повезло, в её подъезд как раз входила соседка, которая подсказала её номер квартиры. Дрожащей рукой он надавил на звонок. Дверь открыла миловидная женщина с такими же красивыми зелеными кошачьими глазами (мать, понял он). Тут же послышались тяжелые шаги и в прихожую вышел отец. 


«Я пришел просить руки вашей дочери!» — твердо произнес Стас. Глаза матери стали круглыми, а отец только крякнул от удивления. В это время в прихожую выпорхнула и Настя. По тому, как загорелись её глаза, и румянец залил лицо, Стас понял как она рада ему. 

«Мама, папа, вот мой Стас!» — радостно сообщила она, затаскивая его в комнату. На её правой руке поблескивало его колечко.


Потом был долгий ужин знакомства с родителями, выяснение обстоятельств знакомства правда некоторые из них они скрыли. 


Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Фантастика (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Сирианка Натаэль. Глава 1


Эту девушку Макс заметил ещё пару месяцев назад в фитнесс-клубе. Клуб этот находился в районе «академгородка» Марсополиса, и потому среди его клиентов было много молодых парней и девушек, учившихся в «УМП» — Университете Марсополиса — но эта девушка положительно выделялась из общей массы. Ростом и шириной плеч она не уступала многим парням, а мускулатурой даже превосходила многих из них. Светлая кожа и большие тёмные глаза явно принадлежали уроженке одной из внешних планет, где Солнце светит тускло, полные губы больше подходили бы девушке африканских кровей, а не такой светлокожей, светлые волосы были собраны в простой хвост на затылке. Слегка мешковатые спортивные штаны, которые она всегда носила, не позволяли как следует разглядеть очертания её ног (но Макс не сомневался в том, что эти очертания совершенны), но зато обтягивающие маечки выгодно подчёркивали довольно большую грудь девушки. А когда она надевала топик, он открывал её живот с рельефными мышцами пресса.

Сам Макс был довольно высоким (будь он ниже ростом, он бы, может быть, так никогда и не решился бы заговорить с прекрасной незнакомкой), спортивного телосложения молодым человеком с широкой грудной клеткой коренного марсианина — не писаным красавцем, но и уродом он себя не считал. Учился в ТУМ (Техническом Университете Марсополиса), подрабатывал к стипендии тут и там, а в свободное время посещал этот самый фитнесс-клуб — словом, Макс был вполне обычным парнем, и, возможно, именно осознание своей обычности поначалу не позволяло ему заговорить с этой необычной девушкой. Макс заметил, что она посещает клуб в самые поздние часы и сам стал ходить туда в то же время, стараясь пересекаться с ней чаще.

В это время в тренажёрном зале оставались всего пятеро, считая тренера: рыжеволосый парень с несколько женственными фигурой и чертами лица, которого Макс видел уже не в первый раз, но не обращал на него особенного внимания; сам Макс; та самая девушка, бывшая объектом его внимания; и ещё какая-то девушка, сейчас отвлекавшая всё внимание тренера на себя. Объект внимания Макса занималась не спеша, словно намереваясь уйти последней, но занималась долго, и, периодически посматривая на неё, Макс видел её лоснящуюся от пота светлую кожу. Наконец, она встала с очередного силового тренажёра и грациозно потянулась, разминая натруженные мышцы — Макс засмотрелся на то, как напрягаются её мышцы живота под влажной кожей, а прекрасная грудь приподнимается под коротким топиком... и на секунду забыл о том, что он сам в этот момент лежал на спине, выжимая штангу.


— Ай, б**! — выдохнул парень, когда тяжёлый стальной гриф ударил его в грудь. Девушка, оказавшаяся ближе всех к нему, среагировала моментально — она бросилась к нему, с неженской силой рванув на себя придавившую Макса штангу — и тут же, не рассчитав сил, выронила её сама, и штанга с грохотом упала на пол.

— Аккуратнее надо! — сказала девушка, скорее внимательно, чем тревожно разглядывая парня. — Как себя чувствуешь?

— Кажется... жив, — ответил слегка ошалевший от настолько быстрых перемен Макс, переводя дыхание. — Спасибо, — не сразу догадался сказать он.

— Что случилось? Нужна помощь? — подскочил к ним тренер, на время оставив свою клиентку.

— Думаю, не нужна: я сама врач, — ответила девушка. — Где у вас тут аптечка?

— Вон там, — махнул рукой тренер, кажется, обрадовавшийся тому, что ему не придётся возиться с пострадавшим клиентом.

— Встать сможешь? Пошли, — девушка помогла Максу подняться и направила его к висевшей на стене аптечке. — Снимай футболку, надо на тебя посмотреть.

— А ты правда врач? — на всякий случай решил уточнить Макс, послушно стягивая с себя свою футболку.

— Пока только учусь, — ответила девушка, деловито осматривая грудь парня. — Тут, в УМП.

— А на какой специальности? — на всякий случай решил уточнить Макс.

— Общей практики, — ответила девушка, осторожно ощупывая ушибленное место. — Тут больно?

— Чуть-чуть есть. А я уж думал — врач лечебной физкультуры, или как это называется, — Макс нашёл в себе силы улыбнуться. — Если бы ты завела свой собственный спортзал, парни бы к тебе в очередь выстраивались...

— Это сейчас был комплимент? — девушка подняла глаза на Макса, улыбнувшись. — Надеюсь, ты не специально на себя штангу уронил, чтобы привлечь моё внимание? Сейчас-то всё обошлось, а мог бы и несколько переломов заработать. Подожди, надо мазь от ушибов втереть.

— Я что, псих? — Макс негромко засмеялся, глядя, как девушка ищет нужную мазь в аптечке. — И потом, разве б я мог знать, что ты на самом деле врач? Ну разве что я за тобой тайно следил, собирал на тебя досье и всё такое... — он рассмеялся, и девушка рассмеялась тоже. — Но раз уж я ничего о тебе на самом деле не знаю, можно хоть узнать, как тебя зовут?

— Ната, — представилась девушка, аккуратно втирая мазь в ушибленное место. — А тебя как?

— А меня Макс, — представился парень. — Ты ведь не с Марса, верно?

— Ну да, я вообще издалека, — ответила Ната. — С Эридана. А ты местный?

— Ага... — ответил Макс. — С Эридана? Это вроде... интересное место... — в основном он знал о системе Эпсилона Эридана то, что она является своеобразным «перекрёстком цивилизаций»: там вместе живут колонисты не только с Земли, но и с Сириуса и Тау Кита — и что на одной из планет системы есть примитивная жизнь.

— Ну, смотря что под этим подразумевать, — Ната пожала плечами. — Всё, можешь надевать футболку обратно. Посиди пока, отдохни — заниматься тебе сегодня уже не стоит, но в душ пока не иди — мазь смоется.

— Понял, — кивнул Макс.


И следующие несколько минут он сидел на скамейке, глядя на вернувшуюся к тренажёрам Нату и уже ни на что не отвлекаясь от того, чтобы любоваться её стройным, мускулистым телом. Смотреть, как напрягаются под кожей её мышцы, как блестит от пота кожа, как поднимается и опускается её грудь при каждом вдохе и выдохе... Макс мог бы смотреть на это бесконечно долго, но вскоре Ната собралась заканчивать, и парень, решив, что другого такого шанса не будет, поспешил подойти к ней.


— Слушай, Ната... — заговорил он, пытаясь подобрать слова. — В общем, в благодарность за... за мои спасённые кости могу предложить тебе ужин? — он чуть-чуть улыбнулся.

— Если хочешь пригласить меня на свидание, так и скажи! — засмеялась Ната, вытирая пот со лба.

— Ну... — Макс смутился. — Ну, ты красивая девушка, и я давно думал, как с тобой познакомиться, и... в общем, да, я хотел бы пригласить тебя на свидание.

— Хорошо, я согласна, — улыбнулась Ната. — Только отдохну и душ приму.

— А мне в душ уже можно? — спросил Макс, чуть улыбнувшись в ответ.

— Конечно, уже всё впитаться должно.


Через несколько минут, оказавшись в душе, Макс осознал, что слегка возбудился, наблюдая за Натой. Включив воду и встав под тёплые струи, парень, поколебавшись секунду, принялся “снимать напряжение” и тут он  как услышал шлепки босых ног по полу душевой. Думая, что это тот рыжий парень, Макс оглянулся — ему совершенно не хотелось, чтобы кто бы то ни было увидел его за этим занятием. Но вместо него Макс вдруг увидел Нату. Она была совершенно обнажена, с распущенными волосами, делавшими её ещё красивее, и Макси видел её стройное тело, её мускулы, её грудь с розовыми сосками... но также он увидел между её ног самый настоящий член.


— Ната??? — сдавленно спросил парень, прикрывая руками свой всё ещё эрегированный член. — Что ты тут делаешь??

— Ну, мне же нужно было принять душ, — Ната улыбнулась как ни в чём не бывало. — Ну и, если ты собирался пригласить меня на свидание, рано или поздно мне пришлось бы тебе сказать, что я сирианка, — её улыбка потускнела, и девушка с Эридана взглянула на Макса слегка виновато и в то же время испытующе, словно говоря: «Вот такая я есть — и что ты будешь делать?».

«Я должен был догадаться!» — подумал Макс, разглядывая её мускулистую фигуру и от этого невольно краснея. Вслух же он сказал:

— Но это же мужской душ!

— А в какой душ я должна ходить, если я — гермафродит? — Ната рассмеялась. — Просто девушки, увидев мой член, часто... пугаются. Парни, бывает, тоже, но не так сильно.

— А... — не нашёлся с ответом Макс: действительно, в какой душ должны ходить гермафродиты-сирианцы? Он поспешно отвернулся к стене, чтобы Ната не видела ни его краснеющего лица, ни всё ещё стоящего колом члена.

— Неудобно, наверное? — спросил он первое, что пришло ему в голову. Он чувствовал, что ему нужно как-то отвлечься от мыслей об обнажённом теле Наты, возбуждавшем его даже несмотря на «особенность» девушки. — Ну, в смысле, мыться в одном душе с парнями.

— Скорее, я больше доставляю неудобств им, чем испытываю их сама, — услышал он голос Наты — кажется, она тоже встала под душ и включила воду. — Потому вот и занимаюсь тогда, когда народу в зале поменьше. Хотя некоторые не пугаются, а наоборот, я им нравлюсь, и мне иногда удаётся подцепить какого-нибудь симпатичного мальчика, — Макс услышал её смешок и почувствовал, что краснеет ещё сильнее.

— Тебе помощь не нужна? — он вдруг услышал смеющийся голос Наты ближе.

— С чем? — спросил Макс, внутренне испугавшись и не решаясь повернуть голову к сирианке, боясь убедиться в том, что она действительно рядом.

— Вот с этим... — голос Наты прозвучал практически над его ухом, а затем её рука просунулась мимо Макса и погладила напряжённый член парня. — Ты ведь возбудился, и тебе нужна разрядка, — голос девушки зазвучал ласково, а её дыхание обожгло ухо парня, пока её рука принималась ласкать его член. — Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого — только хорошее...


Какие-то несколько секунд в голове Макса отчаянно билась мысль том, что ему нужно отстранить девушку, сказав «пожалуйста, не надо». Но мере продолжения ласк Наты эту мысль вытеснила совсем другая: «О, чёрт, а это приятно!». И парень просто отдался умелым пальцам девушки, ласкавшим его.

Лишь через пару минут этих ласк Макс решил повернуться к Нате лицом, чтобы ей было удобнее ласкать его, и увидел перед собой её смеющиеся глаза и озорную и похотливую улыбку. Ещё чуть-чуть погладив член парня рукой, она опустилась перед ним на колени, и Макс почувствовал, как её пальцы на его члене сменяют её горячие губы, а затем её ловкий язык. Если у парня и оставались ещё какие-то сомнения, теперь их начисто выбило из его головы вместе со всеми остальными мыслями — он только схватился за стенки душевой, стараясь не упасть от такого напора.

Внезапно, ещё через пару минут ласк члена парня, Ната оторвалась от него и выпрямилась, с лукавой улыбкой глядя в глаза Макса.


— Ну вот, теперь я тоже возбудилась, — сказала она, тяжело дыша. — Поможешь мне? — её руки легли на плечи парня.


До Макса как будто не сразу дошли её слова — или же он ещё не пришёл в себя после её ласк — но через секунду он без лишних слов впился поцелуем в чувственные губы девушки, обнимая её руками, и прижал её к стене душевой. И он почувствовал, как её сильные руки обнимают его, крепко прижимая к себе, давая почувствовать мягкость её груди и её твёрдый член внизу. Всё ещё продолжая поцелуй, Макс отпустил плечи девушки и погладил руками её живот, чувствуя твёрдость мышц девушки. Затем он чуть отстранился от сирианки — для этого пришлось на время разорвать поцелуй, что Макс проделал с большой неохотой — и, поднявшись руками выше, принялся ласкать ими её большие груди, снова припадая к её губам. Потом его поцелуи спустились на шею, заставляя Нату запрокинуть голову, смеясь от щекотки и хватая ртом воздух, потом Макс принялся целовать грудь девушки, а его рука в это время скользнула между её ног.


— Ооо, дааа... — простонала Ната, прижимая парня к своей груди. 


Макс же снова накрыл её губы своими, пока его пальцы наощупь исследовали интимные места сирианки. У Наты не было клитора — там, где он мог бы быть, над киской, которую спереди не было видно за мошонкой, вырастал гладкий член, размерами не уступавший члену самого парня. Пальцы Макса скользнули в узкий промежуток между яичками и половыми губками, вызвав у Наты громкий стон, затем скользнули между уже влажных половых губ сирианки, заставив её застонать снова. Ната откинулась на стену душевой, подняв одну ногу и упёршись ею в боковую стену рядом, облегчая парню доступ к её киске, чем Макс не замедлил воспользоваться, погрузив свои пальцы в неё ещё глубже.


— Хочу тебя, мой сладкий... — прошептала-простонала Ната, целуя парня. Макс и сам чувствовал, насколько разгорячена и влажна её киска. — Пожалуйста, возьми меня...

На секунду Макс остановился, решая, какая поза будет удобнее (и досадуя на то, что они с Натой сейчас не в спальне на постели).

— Как ты хочешь? — спросил он, целуя девушку между фразами. — В какой позе?

— Вот так, спереди... — прошептала Ната, отвечая на поцелуи парня. — Я хочу тебя видеть, милый...


И через секунду она громко застонала, почти вскрикнула, когда член парня вошёл в её киску и принялся двигаться внутри. Она уже не опиралась на ноги, обхватив ими тело Макса и двигаясь навстречу ему, а он прижал её к стене, обняв её и чувствуя, как член сирианки, зажатый между их телами, трётся о его живот при каждом движении. Их губы впивались друг в друга — Максу казалось, что если бы они не продолжали целоваться, то громкие стоны Наты было бы слышно снаружи.

Через несколько бесконечных минут Макс почувствовал, как он изливается внутрь сирианки, а затем и Ната, застонав ещё громче, кончила следом — Макс ощутил, как сокращаются мышцы её лона, но эякуляции у неё не было, и её член оставался твёрдым.


— Мне... нужно кончить... и членом тоже... — прошептала сирианка сквозь сбивающееся дыхание. — Пожалуйста, помоги мне... — она буквально простонала, так, что Макс понял, какой огонь сжигает её изнутри, хотя и не понял, почему и как это возможно.


Ната отпустила парня, снова встав ногами на пол, а Макс обхватил рукой её твёрдый член, принимаясь сперва нерешительно поглаживать его, но потом делая это всё смелее, когда Ната откинулась на стену душевой, отдаваясь его ласкам. Макс уже экспериментировал, пробуя те ласки, которые могли бы понравиться ему самому (на самом деле ему понравился бы минет, но он не мог пока решиться сделать это), а потом принялся одной рукой ласкать член сирианки по всей длине, а пальцами второй ласкать её яички, иногда поглаживая то самое чувствительное место у основания члена. И через несколько минут, член сирианки выстрелил струёй спермы, забрызгав грудь девушки, которая, тяжело дыша, ухватилась за плечи Макса, чтобы не упасть на подкосившихся ногах.


— Ну вот, за всем этим помыться-то я и забыла, — она устало, но счастливо улыбнулась, восстановив, наконец, дыхание.

— Тебе помочь? — парень улыбнулся.

— Нет, я сама. А то, если ты будешь мне «помогать», мы отсюда вообще не выйдем, пока нас не выгонят, — Ната засмеялась.


Когда Макс первым вышел из душевой, он увидел в раздевалке того самого рыжеволосого парня — тот уже разделся, но, похоже, не стал входить в душевую из-за того, что Макс с Натой занимались там сексом (Макс почувствовал лёгкое чувство вины), и сидел сейчас на скамейке. 


Заметив Макса, парень уставился на него неожиданно злым взглядом и произнёс:

— Передай, пожалуйста, Натаэль, чтобы она выбирала для своих оргий какое-нибудь другое место. Она знает, почему.

— Вы с Натой знакомы? — ошарашенно переспросил Макс. — Ты... её парень? Извини, я не знал...

— Нет, между нами с Натой ничего никогда не было... и я надеюсь, что никогда и не будет. Блин, мне что, опять клуб менять? — со злостью спросил рыжий парень в окружающее пространство. — Только сексуально озабоченных инопланетянок мне тут не хватало...

— Вот кто бы говорил о сексуально озабоченных инопланетянах! — раздался из двери в душевую голос Наты, и затем в раздевалку вошла она сама, уже вымывшаяся и посвежевшая.

Рыжеволосый повернул голову к Нате и вдруг весело рассмеялся.

— Touché! — сказал он, смеясь (Макс мимоходом успел отметить, что у рыжего парня достаточно хорошее французское произношение — не с Венеры ли он?).

— Слушай, Рыжик, может, нам с тобой как-нибудь переспать? — спросила между тем Ната как ни в чём не бывало. — Просто чтобы ты убедился, что в этом нет ничего страшного.

— Вот уволь меня, пожалуйста, от такой заботы обо мне, — ответил «Рыжик», но уже беззлобно. — И вообще, ты тут, кажется, парня себе только что нашла. И я, кстати, тоже недавно, так что... в общем, ты поняла.

— Ладно-ладно, — улыбнулась Ната. — Прости нас с Максом — это как-то так спонтанно получилось... Но если что, моё предложение остаётся в силе.

— В другой раз, — ответил «Рыжик», вставая со скамейки. — Ладно, не буду вам мешать, развлекайтесь, — и он скрылся в душевой.

— Это кто вообще? — спросил Макс Нату, выслушав весь этот диалог с непонимающим видом и проводив рыжеволосого взглядом. — Это ты его назвала «сексуально озабоченным инопланетянином»?

— Это Рыжик, он с филфака, мы с ним просто знакомы, — ответила Ната, садясь под сушилку для волос. — В общем, он альчибианец... ну или она альчибианка — ну ты знаешь, что они могут менять пол, — Макс согласно кивнул. — И... короче, если бы она была рядом, когда мы занимались сексом, это бы запустило у неё процесс смены пола, и возможно, что пол сменился бы на мой, то есть на средний. Да, это возможно, — пояснила Ната, увидев удивлённо вытянувшееся лицо Макса. — Ну, я об этом знаю только теоретически — а вот Рыжик, как она сама говорила, это испытала на себе, — лицо Макса вытянулось ещё сильнее, — и ей не понравилось. К превращениям в мужчину и женщину-то она привыкла, а вот обнаружить себя в теле гермафродита — это... ну, ты можешь себе это представить. Плюс ей бы пришлось своему парню как-то это объяснять — я не знаю даже, как она вообще ему свои половые метаморфозы объясняет.

— Да уж... — протянул Макс. — Подожди: «она»? Его парень?

— Ну, если он половину времени проводит в женском теле, разумеется, он может встречаться с парнем! — Ната засмеялась. — И кем его считать, если он бывает и мужчиной, и женщиной?

Макс не нашёлся с ответом на эту фразу, и Ната, помолчав секунду, спросила:

— Слушай, ничего, что мы так быстро перешли к сексу? Я догадываюсь, что ты рассчитывал на секс, когда приглашал меня на свидание, — она улыбнулась, — но ты, наверное, ждал, что он будет после свидания, а не до...

— Ну... — Макс задумался, а потом рассмеялся. — Да, как-то всё быстро произошло... И как-то внезапно у меня случился секс с гермафродитом... — тут он замолчал, слегка покраснев. В его голове боролись две мысли: «Чёрт, она мне всё равно нравится!» — говорила одна. «Но она же гермафродит!» — протестовала другая. «Всё равно секс у нас уже был, так что уже поздно стыдиться!» — возражала первая. «Она сама тебя соблазнила! И ты сам не соображал, что делаешь!» «Да, и, чёрт возьми, мне понравилось!»

— Слушай... — наконец, после этой напряжённой внутренней борьбы сказал парень — сперва нерешительно, но затем смелее: — В общем, моё приглашение на свидание всё ещё в силе. Не откажешься? — он улыбнулся сирианке.

— Ни в коем случае! — широко улыбнулась Ната.


Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Анал (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Тайна Алины. Глава 1


Денис сидел на кафедре за монитором и смотрел на текст своей многострадальной диссертации. Мысль не шла. За окном было пасмурное весеннее утро, клонило в сон, да ещё и студенты начинали на перемене вламываться на кафедру с какими-то своими проблемами. Денис мрачно глянул на стол с кучей папок и просто лежащих документов. «Так и некому тут порядок навести» — подумал он. С тех пор, как Ленка ушла в декрет, Иосиф Моисеевич так и не нашёл никого на место лаборанта. Но тут вдруг, словно прочитав мысли Дениса, на кафедре возник её заведующий, а по совместительству научный руководитель Дениса — Иосиф Моисеевич.


 — Работаешь? Это хорошо, это правильно.

 — Угу, — хмыкнул Денис.


Иосиф Моисеевич Кац был небольшого роста, полноватым, лысоватым субъектом. Он всегда говорил слегка заикаясь и бормоча что-то себе под нос. Его внешний вид был не очень опрятен, а сам он в постоянно рассеянном состоянии. Зато это был доктор технических наук, профессор с мировым именем.


 — Ну, у меня лекция сейчас. Пойду.


Тут, уже в дверях, он остановился:

 — Э, Денис, сегодня девочка новая придёт. Ты тут покажи ей всё.

 — О, неужели, Иосиф Моисеевич? — отозвался Денис, демонстрируя злорадное удивление.

 — Да, да. Она на гуманитарном учится. Но работа нужна, а у нас ведь и место есть. Ну, я пошёл. 


Началась лекция, народ с кафедры стал исчезать, шум перемены стих, и Денис снова устремил взор на формулы и графики. Но прежде, чем он успел сосредоточиться и настроиться на работу, дверь скрипнула, и кто-то несмелыми шагами зашёл в помещение. Денис, выругавшись про себя, развернулся на кресле. Перед ним, с несколько смущённым видом стояла девушка. Она была достаточно высокого роста, тем не менее, на каблуках. Денис поднял голову, чтобы рассмотреть «объект». Брюнетка, волосы до плеч. Одета в светло серый длинный плащ.


 — Здравствуйте, я по поводу работы, — тихим и каким-то низковатым голосом произнесла гостья. При этом она подняла на Дениса большие зелёные глаза. Её лицо было худощавым, с правильными чертами и несколько выдающимися скулами. Глаза сразу притягивали к себе, как магнит. Словно зная это, девушка всё время опускала взор. Её губы, покрытые нежно-розовой помадой, были не менее соблазнительны, чем глаза.

 — А, конечно, проходите. Вещи можно повесить там, — Денис указал на шкаф.

 — Спасибо, — стеснительно улыбнувшись, девушка подошла к шкафу и сняла верхнюю одежду.

Она осталась в белой, высоко застёгнутой блузке и чёрной юбке чуть выше колен. Ноги были длинными и стройными, скрыты под тёмными чулками.

 — Ну, давайте знакомиться, — проявил инициативу Денис, окончательно «забив» на диссертацию, — меня Денис зовут. Я старший лаборант.

 — Алина, — улыбнувшись, ответила девушка.


Надо сказать, что Денис поначалу совершенно не заинтересовался Алиной, как женщиной. Да, красивые глаза, фигура, вроде, тоже ничего. И обаяние какое-то особое есть. Но после расставания со своей Катей, о других женщинах он почти не думал. Депресняк пытался душить работой.

Денису было 25 лет. Он был обычным парнем, не особенно красивым, но уж точно не уродом. У него была хорошая фигура, так как свободное время Денис часто проводил в бассейне. С девушками проблем у него никогда не было, но вот после расставания с Катей, которая в ближайшее время должна была стать его женой, всё поменялось. Ну а сама Катя предпочла небогатому аспиранту на «шестёрке» богатого «папика» на Лексусе. История банальна.

Денис принялся рассказывать новой сотруднице особенности работы, которая на 80% состояла в «разгребании бумажек». Надо сказать, что горы документации за первый же день работы существенно уменьшились, и кафедра перестала быть похожа на склад макулатуры.

Общение тоже стало налаживаться. Алина поведала, что ей 23 года, приехала в город из отдалённого района области. Из родных у неё была только бабушка, которая и воспитывала её после того, как родители разбились на машине. Алине тогда было пять лет.

После окончания школы Алина поступила в университет, а жила на квартире у одной старушки. За квартиру надо, естественно, платить, да и жить ещё на что-то. Так что работа была очень нужна.

Мало-помалу Денис всё чаще стал смотреть на Алину не только как на коллегу по работе. Он уже рассматривал её небольшую, но аккуратную грудь. Заглядывался на выпуклости её попы. Стройные ноги, зелёные глаза, её духи, всё это постепенно засасывало сознание Дениса. Он не замечал, как влюблялся.

Алина жила недалеко от универа. В частном секторе. В её распоряжении был небольшой флигель, хозяйка жила в доме в том же дворе. Прибор АГВ обеспечивал горячей водой, санузел также имел место быть. И всё за умеренную плату. Только вот район был не очень безопасный. Пьяные компании регулярно собирались по вечерам. Денис, зная местные особенности, стал провожать Алину до калитки двора, если они задерживались на работе.

Тем временем, весна набирала обороты. Солнечных дней стало больше, ночи короче. А Денис стал плохо спать. Он всё думал об Алине. Она была так не похожа на всех городских девчонок. Он даже почти забыл свою Катю. Да, он жутко хотел свою немногословную коллегу. Признавшись себе в этом, Денис начал процесс ухаживания. Краснея и смущаясь (чего с ним никогда не было!) он стал приходить на работу с цветами. У Алины, в свою очередь, также вспыхивал румянец на щеках. И вот они уже выходят из университета, держась за руки, а на прощание Денис нежно целует свою подругу в горящую щёчку.

Настало самое романтичное время. Кафе, кино, цветы, конфеты. И даже общие темы для разговора всегда находились. Денис очень трепетно относился к своей подруге. Ему было хорошо даже так, от простого общения. Но всё же организм требовал большего. И вот он — первый поцелуй у калитки. Первый раз у Дениса закружилась голова. Алина же как-то вдруг погрустнела.


 — До завтра, — опустив глаза, попрощалась она и скрылась во дворе.


«Что-то случилось» — думал про себя Денис, ворочаясь всю ночь в постели.

На следующий день Алина всё время избегала Дениса. Старалась не оставаться с ним наедине. Денис тоже чувствовал неладное. Наконец, в конце дня, ему таки удалось остаться с Алиной вдвоём на кафедре.


 — Ни чего не хочешь рассказать? — спросил Денис, стоя в дверях. Алина молчала.

 — Ведь что-то случилось, нет?

 — Послушай, Денис, — прервала вдруг полуминутное молчание Алина, — я тебе не всё рассказала про себя.

 — В смысле? Какая разница-то. У нас будет ещё много времени.

 — Ты не понимаешь. У меня есть тайна. Когда ты узнаешь её, ты, скорее всего, не захочешь со мной общаться. Я даже стану тебе противной.

Голос Алины стал совсем мрачным. Денис был обескуражен. Что же такое она скрывает?

 — Ты кого-то убила? — пытаясь пошутить спросил Денис.

 — Нет, конечно. Дело не в этом.

 — А в чём тогда? Всё ведь изменилось после того поцелуя, да?

 — Нет. То есть, да. После него. Видишь ли, ты мне очень нравишься. Но я не могу дальше вводить тебя в заблуждение. Дело в том, что я... Я на самом деле... Я — мужчина.

Денис аж хрюкнул от неожиданности. И рассмеялся.

 — То есть как? Ты шутишь?

 — К сожалению, нет. Моя женская внешность — результат фотоэпиляции и пластической хирургии. Два года назад я потратила накопленные средства на имплантаты. Моя грудь не настоящая, волосы на теле удалены лазером. Гормоны не принимаю, так как боюсь последствий, всё остальное от мужского прошлого тоже осталось. И останется, я не хочу себя калечить. Я ощущала себя девочкой, сколько себя помню. Теперь я женщина. Никто не догадается о моей тайне, пока не познакомится слишком близко. Я люблю тебя и не хочу морочить голову. Прости.


Алина выскочила из комнаты и побежала по лестнице. А Денис остался стоять в шоке.

Очередная бессонная ночь. Денису хотелось напиться и забыться. Как же так? Потерял невесту, теперь влюбился — и вообще катастрофа. Любимая женщина — мужик! Но уже под утро Дениса стала посещать жуткая для него самого мысль. А именно: он хочет быть с Алиной, не смотря даже на этот факт. И он решил, что так и будет.

Он пришёл на работу, как ни в чём не бывало. В приподнятом настроении, не смотря на практически полное отсутствие сна. Алина уже была на кафедре.


 — Привет, — произнёс он, бросая портфель на стол.

 — Привет, — растерянно улыбнулась в ответ Алина.


И день пошёл как обычно. Будто и не было этого разговора. И только Алина весь день не знала, как вести себя и что делать. Всё валилось из рук. Вечером, когда все стали расходиться, ушёл Иосиф Моисеевич, и пора было уже собираться домой, Денис решился вернуться к теме.


 — Знаешь, мне всё равно.

 — Что?

 — Мне всё равно, что там у тебя... Между ног и вообще. Я люблю тебя. И хочу быть с тобой...

 — Подожди. Ты не понимаешь. Не понимаешь, о чём говоришь. Мы не можем быть вместе. У нас никогда не будет настоящей семьи, детей...

 — Детей можно усыновить, удочерить, придумать что-то, — Денис сам удивлялся своим словам. Он ведь не гомик! А тут убеждает мужика быть с ним. Но этот факт всё меньше волновал его.

 — Послушай, ты найдёшь себе нормальную девушку. Не такую, как я. И не с таким прошлым. Знаешь, какая личная жизнь у трансвестита? Я когда сдавала анализы на ВИЧ, думала, умру раньше, чем узнаю результат. Я ведь не хранила невинность всю жизнь. У меня были мужчины. В основном, настоящие извращенцы. Они просто пользовались мной. А мне хочется настоящих отношений, семьи. Но это невозможно...

 — Всё возможно, - Денис подошёл к Алине сзади и обнял за плечи. Она повернулась с заплаканным лицом.

Денис прижал её к себе и поцеловал в губы. Алина попыталась отстраниться, но через мгновение сама ответила на поцелуй.

 — Ты уверен, что хочешь этого? — прошептала она.

 — Абсолютно.

 — Но ты же не видел... Какая я... Там.

 — Не важно.

 — Важно. Закрой дверь. Ты должен увидеть. Потом решишь.


Кровь ударила в виски Дениса. Он подошёл к двери и повернул ключ. Алина медленно подняла юбку с резинкой внизу почти до пояса. Денис сглотнул. Под юбкой были красные ажурные трусики. Но они не могли скрыть того, что было под ними. Алина не долго думая резким движение сдёрнула их вниз. Взору Дениса предстало то, что он и ожидал увидеть. Ниже гладкого, лишённого всякой растительности лобка, висел... Конечно же, мужской член. Средних размеров, с головкой достаточно большого диаметра. За ним виднелась тёмная кожица мошонки. Но эта картина совсем не шокировала Дениса, как он предполагал. Бёдра были красивыми, немного впалыми в области паха. Выше виднелся плоский живот. Алина стояла с огненно-красным лицом.


 — Ты прекрасна, — сказал сдавленным голосом Денис.

 — Не правда.

 — Правда. А ты можешь...

Словно угадав желание Дениса, Алина повернулась к нему спиной. Его взору предстали крепкие выпуклые белые ягодицы. Они были совсем женскими. Увидев Алину сзади, он никогда не догадался бы, что это не совсем женщина. Сердце Дениса бешено колотилось.

 — Я хочу тебя, — выдавил он.

 — Я пойду в женский туалет, — сказала Алина, натянула трусики, опустила юбку и, взяв сумочку, прошла мимо Дениса к выходу.


Денис перевёл дух. Алины не было уже минуты три. Слабо отдавая себе отчёт в том, что происходит, он вышел из кафедры в коридор. Было уже поздно и кроме охраны в университете никого не было. Денис подошёл к туалету и вошёл внутрь. Алина стояла около умывальника. Денис подошёл к ней и впился в её губы. Это был долгий и страстный поцелуй. Его руки обхватили упругие ягодицы Алины. Отстранившись, он посмотрел в её глаза. И прочитал в них одно слово: «давай». Опустив руки, Денис нащупал края юбки и потянул их вверх.


 — Подожди, — прошептала Алина. Она отстранилась, задрала юбку ещё выше и приспустила трусики. Её член медленно поднимался. Она непослушными от возбуждения руками достала из сумочки какой-то крем для рук. Выдавив его на пальцы, она несколько нагнувшись стала втирать его между ягодицами. Спешно она начала просовывать один, а потом два пальца внутрь ануса. Денис наблюдал за этим, почти не дыша.

 — Давай, — она передала тюбик Денису и опёрлась локтями на туалетный столик. Денис судорожно расстегнул джинсы, спустил их с трусами и вытащил полувставший член. Он оттянул крайнюю плоть и выдавил на руку крем. Член встал полностью. Он обильно смазал его кремом и, тяжело дыша, приставил головку к розовому колечку Алины. Член сначала не хотел входить и просто выскальзывал. Тогда он прижал головку к входу и с усилием надавил на неё. Головка вдруг резко проскочила внутрь и тут же оказалась сжата мышцами сфинктера. Алина издала негромкий стон. Не зная, как точно действовать, Денис ещё подался вперёд и ввёл член наполовину. Теперь попка сжимала ствол где-то посередине, а головка оказалось в более свободном пространстве. Её будто обернули в горячий и слегка шершавый шёлк. Алина издала стон громче. От возбуждения и новых ощущений у Дениса срывало крышу. Он стал двигаться вперёд-назад, но уже через несколько движений не смог больше сдерживаться и кончил внутрь, издав громкий стон. Оргазм был длинный, спермы было удивительно много. Когда судороги закончили бить Дениса, он осторожно вытащил ещё стоящий член и сделал шаг назад на ватных ногах. Алина не кончила. Видимо, из-за не слишком умелых действий Дениса. Она выпрямилась, подошла к унитазу, села на него и стала мастурбировать, тяжело дыша и закрыв глаза. Через минуту она со стоном кончила в унитаз.


 — Дай, пожалуйста, салфетки, — удовлетворённо произнесла она.

Денис достал упаковку из раскрытой сумочки и передал Алине.

 — Себе тоже возьми, — улыбнулась она.


Денис посмотрел на свой член, с которого стекали остатки спермы и стал его вытирать. Алина также вытерла член, а потом нагнулась и принялась за вытекающую из попы сперму. Они привели себя в порядок и стали друг напротив друга. Никто не знал, что сказать. Потом они обнялись, и ещё некоторое время стояли так. Было уже темно. До дома Алины шли молча. Дойдя до калитки, Денис произнёс:


 — Люблю тебя.

 — Я тоже тебя люблю.


Денис вернулся к машине и поехал домой. Он уже точно знал, что ему нужен только этот человек. И не важно, какого он биологического пола.


Развернуть

Секретные Истории Разное (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Артём и физика


Случаи бывают разные. Никогда не знаешь, как и что может обернуться, почему иногда мы поступаем именно так, а не по-другому. Вот и Ольга Викторовна, придя работать в институт связи, и подумать не могла какие приключения могут её ожидать. Она была видной дамой. Платье до колен выгодно подчёркивало стройность ножек. Зауженный пиджак определял талию, а блузка скрывала налитые груди третьего размера. Очки, светлые волосы и голубые глаза только дополняли картину. Она старалась одеваться скромно — в институте не поощряли яркие и вызывающие наряды.

Основные пары закончились, и шёл второй час дополнительных занятий. Девятая группа переписывал контрольную работу по физике. Ольга Викторовна с грустью поглядела в окно. Серый октябрь мерно постукивал каплями дождя по металлическому подоконнику. «Опять домой идти в темноте» — посмотрела она на часы. В аудитории оставалось трое ребят. Ольга Викторовна встала из-за стола и прошлась по классу, заглянув через плечо каждому. Батареи грели, и становилось душновато. Физика явно давалась им с трудом. Вот один и них, вздохнув, взял потертый листок и отнёс на преподавательский стол, а за ним второй. Ольга кивнула, проводив их взглядом. Из под парты выпали листы. Она нагнулась и подняла их — шпаргалки. Ну что же у всех свои сильные стороны. В кабинете остался один Артём. Учительница села за стол и стала проверять сданные работы. Часы мерно тикали.

«Ещё пятнадцать минут и всё», — решила она и посмотрела на парня. Такой приятный мальчик ухоженный, без прыщей, тихоня. Но с физикой у него не задалось.

У Артёма были на то причины... Ольга Викторовна будто издевалась над ним. Ходя вокруг и крутя своими округлостями. Будто специально, нагибаясь, выпячивала попку и не давала сосредоточиться на физике. Потом она сняла пиджак и сквозь блузку просвечивали кружева бюстгальтера, или Артём сам их дорисовывал? Член стоял колом, а внизу живота сильно ныло от перевозбуждения. «Нужно хоть что — то написать и валить отсюда» — думал Артём, но перед глазами плыли картины с голой Ольгой Викторовной, а аромат её духов ещё больше возбуждал.

Пятнадцать минут прошло. Ольга посмотрела на часы, потом на Артёма. Все, пора заканчивать. В институте уже почти никого не было, только мерно тикали часы, и дождь выстукивал свои серенады. Она ещё раз взглянула на Артёма, тот явно на неё пялился, но сразу же отвёл взгляд.


— Артём, — сказала она. — Давай неси, что сделал.

Парень неуклюже поднялся и поковылял нехотя к столу.

— Давай, — протянула она руку за листом с контрольной. — Что-то мало — у парня была какая-то непонятная гримаса на лице.

— Тебе что нехорошо? — Ольга пристально посмотрела на парня. — Болит что-то?

— Да болит ниже пояса, — парень явно смущался и мешкался.

Рука Ольги как-то сама провела по поясу парня.

— Тут болит?

— Нннет, ниже.

— Ниже?! — что-то в голове у Ольги отключилось, какой-то тормоз. Она сидя за столом стала щупать парня ниже, а там сквозь штаны прощупывался возбуждённый член.

— Ну-ка покажи. — Ольга одним движением расстегнула ремень и наружу вывалился огромны член студента. Он был красив, бугрист, с большой головкой, а главное от него приятно пахло. Ольга просто не могла отвести взгляд.

Дальше всё было как в тумане. В голове мелькали мысли об осторожности, про то, что нельзя. Но они все быстро затухли на фоне торчащего перед лицом молодого члена.

— Он болит? — тихо произнесла Ольга и взяла член в руку. Молодая необузданная энергия, которая была заключена в нём, ждала выхода. Она второй рукой взялась за яйца, а член, казалось, становился всё больше, провела по нему заворожено. Она посмотрела снизу вверх на парня — у того закатились глаза.

— Так вот что болит. — Произнесла она тихо. Непроизвольно водя по агрегату рукой.

От ласки он начал дергаться

— Что же ты... ! — Выкрикнула она. Артём стоял над столом, там были листы с контрольными, тетради, журнал. И Ольга одним движением направила член себе в рот. Он ещё пару раз дёрнулся, она сжала его пальцами и в рот ей ударила горячая струя спермы. В этот же миг её будто подняло и унесло куда-то. Сперма всё вытекала и вытекала, член сокращался выдавая новые порции, а у Ольги, внизу живота огромными сполохами разрывались миллиарды фейерверков. Она сжимала рукой конвульсировавший член и кончала вместе с ним...


Артём был в космосе. Многочисленные фантазии об Ольге Викторовне воплощались в реальность. Нежные пальцы преподавательницы умело сжимали член, так что он слил всё до конца. Артём открыл глаза и увидел блаженное лицо Ольги со своим членом во рту. От этого, казалось, увядший агрегат снова встрепенулся на минуту. Ольга одобрительно причмокнула, продолжая посасывать член.

Она начала приходить в себя. Весь рот был заполнен спермой. Ольга сглотнула, выпив её, и опустила парня. Член вяло выпал из её рук. Он был великолепен — большой, сочный, с мутными каплями спермы на кончике. Артём обмяк и встал истуканом перед Ольгой.


— Ты, ты... — Губы не слушались, всё тело звенело от оргазма, а киска просто тонула в непонятно откуда взявшихся соках.

Но надо взять в себя в руки! Ольга вскочила из-за стола.

— Застегни, быстро — Вымолвила она. — Ничего не было! Ты понял?

Парень стоял как истукан, но начал приходить в себя. Запихнул своего удава в штаны и начал кивать.

— Никому не рассказывай что здесь было! — страшным шепотом сказала она. — Пошел вон!


Артём только кивал. Он что-то промычал в ответ, схватил вещи с парты и пулей выбежал из класса.

Ольга опустилась на кресло и выдохнула. Тело продолжало звенеть от оргазма. Киска была вся мокрая, губы пересохли от солёной спермы. Она схватила из сумочки бутылку с водой и большими глотками высушила её до дна. Мысли стали приходить в упорядоченное состояние: «Что же я натворила? Он же мне в сыновья годиться!». Но думать было поздно. Парень убежал. Завтра нужно будет с ним поговорить. Ольга Викторовна привела себя в порядок, собрала тетради со стола и поспешила домой.

Домой Ольга почти бежала, ноги не слушались, сумочка с тетрадями, казалось, весила тону. Открывая дверь в подъезд, она выронила ключи. Только захлопнув за собой дверь квартиры, и прислонившись спиной к стене, она громко вздохнула. В голове был полный кавардак, бросив сумку на пол, она побежала в ванную. Душ немного снял напряжение. Набрав полную ванну воды и набухав туда соли, Ольга полностью залезла под воду, такие процедуры всегда действовали успокаивающе. Лёжа так минут пятнадцать она начала приходить в себя, ураган бессвязных мыслей немного успокоился, тело расслабилось, озноб прошёл.

Что же теперь делать? Этот охламон, ведь, наверняка расскажет всё своим приятелям. Как теперь появиться в институте? А не появляться нельзя... Нужно его как-то припугнуть, надавить, что бы он молчал, или наоборот пообещать. Кнут или пряник? А может всё оставить всё как есть, будто ничего и не было. Кто ему поверит?

Голова совсем не хотела работать Ольга взяла мочалку набрала пены и провела по ноге, задрав её над водой. «Это ведь от меня он так возбудился и как возбудился!» — подумала она. Между ног сразу сладко заныло. Сладкое, приятное и давно забытое чувство возбуждения накрыло её. «Это были буквально секунды, а я кончила», — перед глазами всплыл набухший член парня. Она стиснула зубы и закрыла глаза, пытаясь переключится, но алый бутон внизу живота уже начал распускаться. Мысли скомкались, только одно непреодолимое желание, красной нитью пульсировало в голове. Пальцы сами легли на киску, раздвинув губки, а средний сразу лёг на клитор. Солёная вода мягко обволакивала тело, соски моментально встали эротично выглядывая из-под пены. Она немного прогнулась в спине, так что грудь показалась из-под воды. Пальцы, слушаясь хозяйку, делали своё дело, играя с уже изрядно набухшей киской.

«Это всё неправильно», — мелькнула в голове мысль, но её сразу заслонило огромное чувство возбуждения, не дававшее вздохнуть. Она ещё больше выгнулась, второй рукой смяв набухшую грудь. Слабый стон донёсся, казалось откуда-то издалека, раздвинув губки, она погрузила средний палец так глубоко, как смогла, потом ещё один и ещё. Сладостный бутон всё распускался, и конца этому не было видно, она с остервенением мяла груди и теребила соски, трахая себя при этом пальцами. Чего-то не хватало, она старалась представить своих бывших любовников, какие-то эротические фильмы, то что всегда её возбуждало, но всё было не то. Ольга плескалась в ванне, прекрасные ножки то поднимались вверх над пеной, то скрещивались вжимая руку в лоно. Она извивалась в ванной как змея, налитые груди, блестящие от воды вздымались над пеной. Киска ныла, она хотела разрядки, но конец не наступал. Из всего калейдоскопа эротических фантазий всплыла картинка Артёма, его большой, бугристый член. Оооо да. Ольга представила, как он входит в её изнывающую киску, расталкивая половые губы, проникает в самую глубину, бьётся яйцами между ног. Она буквально почувствовала молодую бурлящую энергию парня, и алый бутон распустился мириадами фейерверков внизу живота. Она непроизвольно вскрикнула и схватилась руками за борта ванны. Тело свело судорогой. Оргазм как взрыв тысяч бомб распространился по всему телу, от киски до кончиков пальцев. Ольга сладко застонала и опустилась с головой под воду.

Давно она не испытывала такого оргазма. Пролежав ещё минут десять в воде, она силой заставила себя встать. Всё тело звенело, на дрожащих ногах она взяла полотенце и стала вытираться. Намотав его на голову, она вышла на кухню. В коридоре висело большое зеркало. Ольга встала перед ним во весь рост, немного подтянув животик. Точёные ножки, круглая попка, налитые груди четвертого размера. Она немного подобралась, соски стояли торчком и смотрели вверх, собранные наверху волосы открывали точёную шею. «Хороша!», — подумала она про себя и, покрутившись немного перед зеркалом, пошла ставить чайник.

Артёму было не до шуток. Для него это был шок. Причём не просто шок, а шок — исполнение мечты. Он кончил в рот сексуальной училке. Однако у Артёма была большая проблема — он абсолютно не понимал, что с этим делать дальше. Опыта общения с женщинами у него было — ноль. Только гигабайты порнухи на компьютере, но они никак не могли помочь в его проблеме. Одно он понимал точно, что продолжения этой истории, скорее всего, не будет.


Всю следующую неделю, Артём старался не думать о случившемся. Он бегал как ошалевший по институту, старался заняться учёбой, играл в футбол. Главное меньше вспоминать тот случай. Лишь однажды он столкнулся в коридоре с Ольгой Викторовной и сразу похолодел. Но она, лишь смерив его взглядом, прошла дальше, как ни в чём не бывало. После этого он немного успокоился. «Мы оба делаем вид, что ничего не было, и слава богу», — решил он.


В конце недели опять был урок физики. С утра Артёма начала бить мелкая дрожь. Сказать, что он волновался, было бы ничего не сказать. Что будет с контрольной? Он ведь её так и не написал! Как теперь разговаривать с Ольгой Викторовной? Может она вообще не пожелает с ним общаться, тогда его могут выпереть из института — физика основной предмет. В классе он сидел как на иголках. Ольги не было. Весь класс гудел, кто-то даже предлагал уйти с пары. Но она появилась. Как обычно в строгом костюме, немного запыхавшись, вошла в класс. Все сразу замолкли.


— Таак, — протянула она, раскладывая тетради на столе. — Контрольные я ещё е проверила, так что начнём новую тему.

Артём выдохнул. Сегодня не придётся с ней общаться — уже хорошо. Он немного расслабился и принялся записывать. Но долго записывать он не смог, когда Ольга поворачивалась спиной к доске, чтобы что-то написать, вид её попки поднимал член Артёма, как команду пожарников на пожар. Когда она говорила, он видел только её сладкие губы, которые так умело взяли его член в рот. Он ерзал на стуле весь урок, так толком ничего и не записав.

Ольга, ведя урок, украдкой поглядывала на Артёма. Тот явно был не в своей тарелке, и весь урок просидел как на шипах. Она была взрослой дамой и умела держать себя в руках. Главное выдержать паузу и посмотреть, что бы этот гадёныш никому ничего не рассказал. Но, оглядывая остальной класс, она не заметила ничего странного. Молодые не умеют держать эмоции в узде. Если бы что-то и всплыло о том случае, она бы однозначно увидела косые взгляды и ухмылки на лицах. Пусть всё остаётся как есть.


Развернуть
На этой странице собрано все самое развратное и аморальное порно по теме Oral (СИ) (+14 картинок, рейтинг 111.4 - Oral (СИ))