Транссексуалы (СИ)

Транссексуалы (СИ)

Подписчиков: 2     Сообщений: 5     Рейтинг постов: 52.0

В этот раздел попадают рассказы с транссексуалами, футанари, dickgirl и т.д. как бы их не называли


Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Фантастика (СИ) Традиционно (СИ) Анал (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Сирианка Натаэль. Глава 1. Глава 2


На Марсополис опускался вечер, и Макс, уже уставший после занятий в спортзале (и секса в душевой тоже), предложил Нате поужинать. Сидя в кафе, оба увлеклись разговором: оказалось, что для Наты силовые упражнения — это просто увлечение, и она искренне не понимала, что в этом такого особенного («Я же не женщина, почему у меня должны быть женские увлечения?»). Зато она живо заинтересовалась не менее «неженским» хобби Макса: тот увлекался марсоходами и даже собрал себе один, сам из запчастей («Класс! Покажешь?»), поездил на нём по марсианским пескам снаружи купола и сейчас думал над тем, не попытаться ли этот марсоход продать и вообще не начать ли ему зарабатывать на этом деньги. Время от времени парень ловил себя на том, что пытается угадать, можно ли сейчас по поведению Наты понять, что она — не женщина, но в итоге Макс так и не находил ответа на этот вопрос. Однако, эйфория после секса уже прошла, и пару раз парень чувствовал странную неуютность, но прогонял её от себя.


— Ната, а можно тебе такой... интимный вопрос задать? — спросил он, когда совместный ужин уже подходил к концу.

— Какой?

— Ты... в смысле, вы, сирианцы, действительно, ну, испытываете оргазм, ээ, разными органами по отдельности? — Макс уже успел подумать, что лучше бы он не задавал этот вопрос, и, отчаянно смущаясь, выбирал слова словно из медицинского справочника.

— Ну, да, и не только, — ответила Ната, нимало не смутившись (или не показав своего смущения) — то ли сирианцев такие вещи не смущали, то они не смущали врачей. — Во время секса мне нужно испытать оба вида оргазма. Понимаешь, когда я испытываю один — либо вагинальный, либо генитальный — я возбуждаюсь ещё сильнее и должна испытать ещё и другой, чтобы быть удовлетворённой.

— Ага... — кивнул парень. — В смысле, я, кажется, заметил, что ты возбуждаешься ещё сильнее... И, ты меня прости: у меня вообще было не так много девушек, но мне показалось, что ты возбуждаешься... и кончаешь — легче, чем они, то есть землянки.

— Ну, это медицинский факт, — Ната чуть-чуть усмехнулась. — Я действительно возбуждаюсь быстрее — и я возбуждаюсь иначе. Я, правда, с девушками-землянками не очень часто занималась сексом, но у нас, сирианцев, есть чисто анатомические отличия от землянок. Например, у нас нет клитора — но у земных женщин нет простаты...

— А-а-а, — Макс понимающе кивнул (на всякий случай в очередной раз оглядевшись, чтобы убедиться, что их разговор никто не слушает). — Слушай, а как это вообще возможно — испытывать оргазм разными органами отдельно?

— Ну, я ксеномедицину знаю только постольку поскольку, — Ната помотала головой. — Но... в общем, там всё сложно устроено. Некоторые учёные... и псевдоучёные тоже думают даже, что такие отличия инопланетян от землян при таком внешнем сходстве подтверждают «теорию эксперимента».

— Какого эксперимента? — не понял Макс.

— Ну, есть такая теория, что все люди: земляне, сирианцы, таукитяне, альчибианцы, геминианцы и кто там ещё — на самом деле созданы такими похожими внешне, но при этом различающимися, какой-то древней цивилизацией с непонятной целью. Может быть, мы все являемся частью какого-то эксперимента... но некоторые ещё думают, что на самом деле мы созданы разными, чтобы мы могли посмотреть друг на друга и чему-то из этого научиться.

— М-м-м... — протянул Макс. — Мне что-то больше нравится тот вариант, где мы должны чему-то друг у друга научиться. А то, если мы все созданы для какого-то эксперимента, вдруг наши создатели однажды решат, что они уже узнали всё, что им было нужно, и решат эксперимент прекратить, — он натянуто рассмеялся.

— Да уж, — Ната тоже засмеялась. — Ну, я надеюсь, что мы чему-то действительно учимся. По крайней мере, мы не убиваем друг друга за то, что кто-то из нас разделён на два пола, а кто-то нет. Или что у кого-то пол дан раз и навсегда с рождения, а у кого-то он меняется. Такое было с нами: на Эридане и на Проционе — но давно и, к счастью, не в виде тотальной войны, — пояснила она, увидев удивлённое лицо парня.

— Да уж... — откликнулся Макс. — У нас, землян, конечно, тоже было, он, вспомнив то, что знал об истории своей расы, — и геев камнями побивали, и с женщинами как-то так обращались... Хорошо, что когда мы встретились с другими расами, мы уже стали лучше. Ну, у вас, на Сириусе, наверное, тоже всякое было? Небось, древние цари собирали там себе гаремы из евнухов...

— «Гаремы» из «евнухов»? — переспросила Ната, словно ей не сразу удалось вспомнить, что значат эти слова. — А, да нет, конечно! Какие евнухи? Я же говорила, мы должны вслед за генитальным оргазмом испытать и вагинальный, иначе это будет ещё хуже, чем вообще не кончить. А как это сделать с евнухом? У нас вообще такого деления на «верхних» и «нижних» партнёров в сексе и нет практически.

— Равноправие в постели? — Макс улыбнулся. — Может, у вас ещё и изнасилований не бывает?

— Врать не буду: бывают, хотя редко, — ответила Ната. — Наверное, намного реже, чем у вас, землян, хотя я статистику не собирала. Ну и не знаю: может быть, у нас их меньше ещё и потому, что мы делим звёздную систему с таукитянами. А у них с этим делом строго. Не самое, надо сказать, простое соседство: мы, сирианцы, считаемся одной из самых сексуально раскрепощённых рас, а вот таукитяне — наоборот...

— Ага... — Макс кивнул. — А как тебе вообще наша Солнечная система?

— Нормально, — Ната улыбнулась. — Непривычно, конечно, после Эридана — там три расы живут вместе уже давно, и они привыкли смотреть на свои различия спокойно. Даже с таукитянами мы научились уживаться, хотя поначалу были... шероховатости. А я, вот, учусь адаптироваться к вашей жизни. Только с... личной жизнью не складывается, — она посерьёзнела и вздохнула. — Во мне видят только «девушку с членом»: либо я кажусь землянам каким-то уродом, и они от меня сбегают, либо во мне видят только сексуальный фетиш, и мной интересуются только всякие извращенцы, — сирианка уже по-настоящему погрустнела. — Вон, даже Рыжик от меня шарахается как от прокажённой, хотя сама-то...

На несколько секунд повисла пауза: Ната молчала, а Макс пытался подобрать слова, чтобы утешить и подбодрить девушку, — наконец, он сказал:

— Ната... Главное, что ты хороший человек... ну, я недавно тебя знаю, но я думаю, что ты хороший человек. И с тобой интересно общаться. И неважно, с какой ты планеты и какого ты пола: мужского, женского или среднего. И... ты красивая. Очень. Даже если ты на самом деле гермафродит, для меня ты останешься красивой девушкой... извини, тебя не оскорбляет то, что я тебя так называю? — он смешался, испугавшись, что сказал что-нибудь не то.

— Нисколько, — ответила Ната, расцветая улыбкой. И, через столик обняв парня рукой за плечи, поцеловала его в губы.


***

Ната жила в студенческом общежитии в «академгородке» Марсополиса — не слишком далеко от места их знакомства. Идя вместе с девушкой к ней домой, Макс изо всех сил старался не подавать виду, как он на самом деле волнуется. Он чувствовал, что в этот раз Ната точно захочет овладеть им, и, самое главное, что он не может найти ни одной рациональной причины, чтобы ей отказать. Хотя логика, с помощью которой Ната могла бы убеждать его (Макс уже несколько раз прокрутил в голове этот возможный диалог), казалась парню слегка... инопланетной, Макс видел, что ничего не смог бы ей противопоставить. Как, в самом деле, он мог бы сказать ей, что он может, простите, тыкать в неё своим членом, но при этом не хочет, чтобы она делала с ним то же самое? В самом крайнем случае Ната смогла бы прямо спросить его «А ты вообще меня любишь?», и... чёрт возьми, а он действительно любил её?

Но когда они уже подходили к общежитию, где жила Ната, Макс решил, что уже поздно сомневаться. А когда, едва за ними закрылась дверь комнаты, Ната набросилась на парня с поцелуями, Макс уже не смог бы остановить девушку, даже если бы хотел.


— Какая ты страстная... — прошептал Макс в перерывах между поцелуями, разрывая объятья только чтобы освободить себя и Нату от верхней одежды.

— Я хочу тебя... — шептала в ответ Ната, прижимаясь к парню всем телом и снова целуя его после каждой фразы. — У меня так давно никого не было... Нет, у меня никогда не было никого, кто говорил бы мне такие слова, какие сказал мне ты. Люби меня, пожалуйста...

Почти не разжимая объятий, молодые люди упали на кровать, освобождаясь от остатков одежды. Разглядывать саму комнату у Макса не было времени, а на включившийся было автоматически верхний свет Ната прикрикнула командой. Но в полумраке Макс видел её казавшуюся мраморно-белой кожу, её прекрасное, сильное тело, подобное античной статуе — наверное, статуе греческой амазонки. И ему хотелось ласкать это тело, целовать шею девушки, спускаясь всё ниже, гладить это тело руками, чувствуя упругость мышц, наслаждаться стонами сирианки, ласкать её прекрасную мягкую грудь и губами и рукой, второй рукой спускаясь по её сильному животу всё ниже...

— О-о-о, да, продолжай... — простонала Ната, когда рука парня скользнула между её уже призывно раздвинутых ног, под твёрдый член, во влажную щель киски.

— Давай узнаем, где внутри тебя самые чувствительные точки, — улыбнулся Макс, целуя девушку в губы и снова спускаясь вниз, чтобы ему было удобнее ласкать её рукой между ног. Ната лишь застонала громче, когда пальцы парня принялись исследовать её лоно изнутри, чутко отзываясь на её стоны — когда Ната стонала громче, Макс понимал, что нашёл чувствительное место, и продолжал ласкать её. Уже найдя самое чувствительное место, Макс теперь пытался подобрать нужный ритм, пытаясь ласкать девушку то быстрее, то медленнее, прислушиваясь к её стонам. Внезапно Ната, застонав громче, сжала руку парня своими бёдрами — сжала почти до боли, но Макс терпел, принимая это как знак её удовольствия и продолжая массировать стенки её киски изнутри. И через минуту или две таких ласк сирианка, почти закричав, выгнулась в руках парня и обмякла на несколько секунд, но затем вдруг опрокинула Макса на спину, сама оказавшись сверху.

— Макс, я хочу тебя... — прошептала она, тяжело дыша. — Я понимаю, что тебя смутит моя просьба, но я хочу войти в тебя. Пожалуйста...

Сердце Макса ёкнуло в груди — настал именно тот момент, которого он ждал и боялся. Но парень нашёл в себе силы улыбнуться девушке и сказать:

— Всё в порядке, любимая. Я в твоём распоряжении.

— Ты чудо, — улыбнулась Ната и тут же снова впилась в его губы поцелуем.

Поспешными движениями сирианка подсунула под бёдра Макса подушку, чуть-чуть приподняв их, а затем достала откуда-то с полок над кроватью тюбик — её любовник не мог разглядеть его в темноте, но это могла быть только анальная смазка.

— Я, наверное, перевозбудилась... — прошептала Ната, устраиваясь между ног парня, которые тот послушно раздвинул, хотя и всё ещё внутренне боясь того, что неминуемо должно было последовать. — Но я постараюсь не сделать тебе больно, милый...

И в следующую секунду Макс ощутил прикосновение смазанного прохладным гелем пальца к своему сфинктеру — сперва этот палец осторожно массировал сжатое колечко мышц, а потом скользнул внутрь. Юноша непроизвольно вцепился пальцами в простыню, сдерживая то ли вскрик, то ли стон, чувствуя, как скользкий палец сирианки массирует его попку изнутри, подготавливая её к будущему вторжению члена инопланетянки. Когда же к первому пальцу присоединился второй, парень уже не смог сдержать стона.

— Тебе больно? — спросила его Ната, останавливаясь на секунду.

— Да... продолжай, пожалуйста! — простонал Макс. Ощущения внутри были болезненными, но болезненно приятными, непохожими ни на что. И девушка продолжила ласкать его внутри, вскоре добавив к двум пальцам третий, заставляя парня выгибаться на кровати и с трудом сдерживать стоны — стоны желания, чтобы сирианская красавица овладела им. И внезапно пальцы Наты выскользнули из него, лицо Наты оказалось прямо над его лицом, а член сирианки вторгся в его не знавшее прежде анальных ласк тело, заставляя Макса вскрикнуть — и тут же припасть к губами девушки. Ната принялась двигаться внутри него всё быстрее и быстрее, выплёскивая всё накопленное возбуждение, которое ей приходилось сдерживать, и заставляя юношу то кричать от страсти и боли — болезненной страсти и сладкой боли — то ловить её губы своими, то обнимать девушку, блуждая руками по её спине, то пытаться ласкать руками её грудь, так маняще колыхавшуюся при каждом движении девушки.


И, наконец, когда скорость движений Наты внутри него стала совсем бешеной, Макс почувствовал, как эта сладкая боль захлёстывает его с головой, и с громким стоном кончил, забрызгав спермой собственный живот. А ещё через несколько движений Ната кончила в него и, остановившись ненадолго, чтобы восстановить дыхание, легла рядом с юношей, прижимая его своими сильными руками к своей мягкой груди.


— Прости: тебе, наверное, было больно? — спросила она с заботой и тревогой, заглядывая в лицо своего любовника.

— Это... — Макс пытался подобрать слова, — было странно. Больно, да. Но приятно, — он улыбнулся девушке и коротко поцеловал её в губы. — Да, наверное, я в следующий раз дважды подумаю, прежде чем уговаривать девушку на анальный секс... — парень рассмеялся.

— А, может, ты хочешь попробовать меня в попку? — игриво улыбнулась Ната, поглаживая ладонью грудь Макса. — Меня уговаривать не придётся.

— А... ты можешь кончить и от анального секса? — смешался Макс.

— На самом деле, нет, — ответила Ната. — Так что тебе придётся удовлетворить потом и мою киску, и мой член, — она снова игриво улыбнулась и поцеловала парня. — Просто... если я делаю в постели что-то с тобой, то почему бы мне и не позволить тебе сделать то же самое со мной?

Макс снова замешкался на секунду.

— Всё-таки ты мыслишь... как инопланетянка, — он нашёл в себе силы рассмеяться. — Нет, я не говорю, что это плохо, — поспешил добавить он и улыбнулся. — Ну хорошо, давай, попробуем. Только... боюсь, я сейчас недостаточно возбуждён...

— Это легко поправить... — лукаво улыбнулась девушка, снова целуя парня. И тут же снова повалила его на спину и припала губами к его шее, спускаясь поцелуями всё ниже — лаская мускулистую грудь парня, чуть задерживаясь на его сосках, целуя кубики пресса, играя с его пупком, спускаясь к лобку... и вот уже её горячие губы обхватили член парня. Ната умело ласкала естество Макса: и губами, и языком, и головку, и ствол, и яички, иногда помогая себе пальцами — не слишком тонкими и ловкими на вид, но оказавшимися чувствительными и нежными. И от этих ласк опавший было член парня постепенно снова наливался кровью...

— По-моему, ты уже вполне готов, — улыбнулась Ната, отрываясь от своего любовника. — Держи, — она протянула Максу всё тот же тюбик анальной смазки, — справишься с тем, чтобы меня подготовить?

— Думаю, да... — ответил парень, улыбнувшись своей любовнице. — Сейчас...

Ната встала на четвереньки, опираясь на колени и ладони, а Макс сел позади неё и, размазав гель по пальцам, попытался ввести один в попку девушки. Ната почти не стонала — вероятно, потому что ни особенно чувствительных эрогенных зон у неё там не было, ни особой боли она не чувствовала, занимаясь анальным сексом не в первый раз. Макс осторожно, боясь причинить ей боль, массировал изнутри колечко мышц, потом, наконец, решился добавить второй палец — и услышал негромкий, сдавленный стон девушки. Парень понемногу смелел, чувствуя, как вход в попку Наты расширяется по мере его ласк, и слыша сдерживаемые стоны девушки, наконец, добавив уже третий палец... И вот его член вошёл в смазанную и разработанную попку девушки, и Макс начал двигаться внутри неё, прислушиваясь к своим ощущениям. Изнутри попка девушки ощущалась совсем не так, как киска, и парню нравилось это чувство, но он ощущал также, что его любовнице анальный секс нравится совсем не так, как обычный, и хотел доставить удовольствие и ей тоже...

— Ах! — выдохнула Ната, когда член парня внезапно выскользнул из её попки и резко вошёл в её влажную киску. И застонала, когда Макс, не меняя позы, принялся трахать её сзади, постепенно ускоряя темп, наслаждаясь стонами девушки и чувствуя, как она сама начинает двигаться ему навстречу. Неожиданно для Наты рука парня обхватила её член, принимаясь поглаживать его, ласкать его пальцами одновременно с членом парня, трахающим её киску, — Ната почти закричала, сходя с ума от одновременных ласк самых чувствительных мест её тела, и все мышцы её тела напряглись как каменные.


Через несколько минут Макс почувствовал, как его член выстреливает спермой внутрь киски Наты, а затем услышал громкий оргазмический стон девушки. Но её член всё ещё оставался твёрдым — и парень мягко перевернул девушку на спину — поймав её взгляд, Макс прочёл в нём желание и мольбу и, отбросив последние крохи ложного стыда, коснулся её члена своими губами. Он впервые делал минет сам, но усердно старался воспроизвести умелые ласки Наты и подарить ей те, которые были бы приятны ему самому, чутко прислушиваясь к стонам удовольствия девушки. Он ласкал её член губами и языком, то облизывая головку, то проводя языком по всей длине напряжённого ствола, то заглатывая член сирианки так глубоко, как мог, чтобы сделать ей приятно, то помогая себе рукой, лаская её яички или поглаживая её член. Наконец, Макс услышал, как стоны девушки становятся громче, предвещая приближающийся оргазм, но он не стал отстраняться, продолжая ласкать её член, пока тот не выстрелил спермой в рот парня. С непривычки Макс закашлялся, и в этот момент Ната притянула его к себе и, обняв, жарко поцеловала в губы.


— Ты великолепен, — прошептала она, счастливо и благодарно улыбаясь.

— Ты прекрасна, — улыбнулся в ответ ей Макс, обнимая свою возлюбленную.

— Люблю тебя, — шепнула Ната, целуя своего любовника.

— Люблю тебя, — ответил парень, целуя её в ответ.





Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Анал (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Тайна Алины. Глава 1 Глава 2


Алина зашла во двор. Баба Зина уже спала. Тихо она прошмыгнула к себе в дом. Не смотря на сумбурный «трах» в туалете и саднящее ощущение в раздражённой попе, она была счастлива. Она сняла с себя всю одежду и залезла в душ. Прохладной водою она смыла остатки крема для рук, скользящего между ягодицами и раздражающего попку. Наконец-то есть нормальная работа и личная жизнь, вроде бы, налаживается. Больше не придётся обслуживать эту пьянь в баре, где она работала официанткой в течение почти всего времени учёбы в городе. Да ещё эти приставания. Она залезла в постель и почти сразу уснула.

Следующий день был выходным. Денис позвонил уже с утра. Погода была хорошей, намечалась обширная программа на день. Парк, аттракционы, кино, кафе. Весь день у пары прошёл в развлечениях. Окружающие с завистью поглядывали на влюблённых. Алина была в облегающем чёрном платье, суживающемся книзу, как обычно, на шпильках. Денис очень удивлялся, как мужчина вообще может научиться на них ходить?

День плавно подошёл к вечеру. Уже перед калиткой Алина вдруг предложила то, чего так хотел весь день Денис.


 — Может, зайдёшь?

 — А бабуля? — для порядка поинтересовался Денис.

 — А мы тихо, — игриво улыбнулась Алина.

Они аккуратно прошли через двор и вошли в домик. Комната была всего одна. Ничего лишнего: кровать, ноутбук, столик, кресло. На окне какие-то цветы.

 — Я в душ, — скидывая туфли, сказала Алина и скрылась в ванной.


Денис побродил немного по дому, присел на сложенный диван-кровать. Ему уже очень хотелось продолжить тот прекрасный день не менее прекрасной ночью. Тем временем, из ванной вышла Алина. На ней был красный шёлковый халатик. Теперь в душе скрылся Денис. Вскоре он вышел оттуда также в халате. Под халатом он был абсолютно без ничего.

Денис присел рядом с Алиной на диван, и они слились в долгом поцелуе.


 — Давай разложим его, — сказала Алина.


Когда всё было подготовлено для ночи, она скинула с себя халат и осталась в чёрном кружевном нижнем белье. Денис просто набросился на неё, жадно целуя. Они сосали языки друг друга, кусали губы. Денис нащупал сзади застёжку бюстгальтера и расстегнул её. Отстранившись, он освободил от него грудь Алины. Она были красивой правильной формы, упругой и просто прекрасно. Денис припал губами к её соскам. Он жадно вылизывал и покусывал их. Алина томно стонала. И тут вдруг она толкнула Дениса на кровать. Распахнув на нём халат, она принялась покрывать его тело поцелуями, спускаясь всё ниже. Она лизала его соски, живот, подобралась к паху, над которым вздымался багровый член. Алина целовала пах Дениса, принялась вылизывать его яички. Денис громко стонал. На конце члена уже показалась капля маслянистой жидкости.


 — О, ты уже течёшь, — хихикнула Алина и обхватила головку члена губами. Денис с трудом сдерживался, чтобы не кончить.


Алина оторвалась от члена и, взявшись за ноги Дениса, толкнула их вперёд. Денис понял смысл движения и прижал колени к груди. Алина опустилась ниже и принялась лизать языком попу Дениса. От этого действа у него совсем помутилось в голове. Эта сладкая пытка продолжалась минут пять. Наконец Алина оторвалась от зада Дениса и стянула с себя трусики. Её член тоже стоял, как кол. Она ловко развернулась к Денису задом, взяла в руки его член и стала насаживаться на него. Смазки было уже более, чем достаточно. Она просто стекала по стволу. Головка легко проскочила внутрь. Алина на мгновение остановилась, а потом со стоном почти полностью насадилась на член. Так как «орудие» было не маленьких размеров, она тут же почувствовала некоторую боль в глубине и чуть подалась вверх. Добившись комфортных ощущений, она стала двигаться, наращивая темп. Денис закрыл глаза, чтобы не видеть этой дико возбуждающей картины и не кончить раньше времени. Он старался не фиксироваться на ощущениях и вообще думать о чём-то другом. Но это плохо получалось. Алина же вошла в раж и уже с размаху насаживалась на член Дениса, держась за его ноги. Ей всегда нравилось кончать, не трогая член. И вот к ней начало приходить ощущение приближающегося оргазма. Оно нарастало и было похоже на зуд. Наконец это чувство полностью овладело Алиной и, дойдя до пиковой точки, вдруг повисло на некоторое время. Алина издала даже не стон, а вопль. И тут же толчками из её члена начало извергаться семя. Сфинктер стал конвульсивно сжимать член Дениса. Он открыл глаза и, увидев насаженную на его член попу Алины, начал судорожно кончать. Все его мышцы, казалось, сводит электрическим током. Когда ощущения совсем отпустили парочку, Алина выпустила из себя скользкий и горячий член Дениса, ползком подобралась к нему и легла на грудь. Денис лежал в полубессознательном состоянии. Она нежно поцеловала его, и они оба почти моментально уснули.

Утром Алина проснулась раньше Дениса. Она осторожно встала и пошла в туалет. В попе было привычное ноющее ощущение. В очередной раз Алина поймала себя на мысли, что надо быть осторожнее. Анальный секс ведь может серьёзно навредить здоровью. Но тут уж ничего не поделаешь. К счастью, никаких настораживающих симптомов она не обнаружила. Главное, не было крови. Затем Алина отправилась в душ. Она с наслаждением смыла с себя остатки ночи прохладной водой. Денис тем временем тоже проснулся. Алина уже готовила завтрак на маленькой кухоньке.


 — Доброе утро, любимая, — сонно произнёс Денис, чмокнув Алину в губы. Потом он направился в ванную. Выйдя оттуда, он застал Алину за намазыванием сливочного масла на бутерброды. Она стояла чуть наклонившись над столом в лёгком голубом платьице. «Совсем как примерная домохозяйка» — подумал Денис. На улице верещали стрижи, в дом проникал лёгкий весенний ветерок.

 — Интересно, бабуля-то ничего не слышала? — поинтересовался он.

 — Она в принципе почти ничего не слышит. Так что за это можно не беспокоиться, — улыбнулась Алина.

Денис было хотел присесть уже за стол, но снова почувствовал прилив возбуждения. Он подошёл к Алине сзади и стал целовать её шею. Член мгновенно принял боевое положение и упёрся в попу Алины.

 — А как же завтрак? — поинтересовалась она.

 — Он подождёт, — прошептал Денис, распахивая халат.


Он потянул на себя Алину за бёдра, заставив её прогнуться ниже над столом. Далее, он задрал её платьице и перед ним появились скромные беленькие трусики. Он встал на колени, стянул их вниз, раздвинул ягодицы Алины и принялся буравить попку языком. Он старался просунуть язык как можно дальше. Алина застонала. После непродолжительной разминки, Денис встал и, зачерпнув пальцами мягкое сливочное масло, стал размазывать его между ягодиц Алины, а затем проникая пальцами внутрь попы. Алина опёрлась на локти. Денис просунул указательный палец и стал двигать им вперёд-назад. Затем он провёл масляной ладонью по члену и направил его на цель. Головка начала медленно погружаться. Алина зажмурилась и закусила нижнюю губу. Попка ещё не отошла после ночи. Наконец, Денис ввёл член чуть глубже головки и начал двигаться. Масло скользило не очень хорошо, заставляя Алину стонать от не столь приятных ощущений. Попка как будто горела. Поняв это, Денис стал пытаться кончить поскорее. Он подался назад и стал двигать головкой в районе сфинктера. От увеличившегося давления, оргазм не заставил себя долго ждать. Головка резко напряглась, пытаясь раздвинуть попку шире, и выпустила внутрь струю спермы. Денис вытащил член, и сперма потекла по ногам Алины. Экзекуция была закончена. Денис отстранился с виноватым видом. Алина же повернулась к нему лицом, задрала подол платья повыше и села на край стола. Её член начал, пульсируя, вставать. Денис понял намёк и опустился на колени. Ещё недавно он даже в дурном сне не представил бы, что будет сосать член! Но теперь ему этого даже хотелось. Он обхватил губами головку и стал двигаться. Потом, осмелев, подключил и язык. Алина закрыла глаза и застонала. Вдруг, головка напряглась, и в рот Дениса ударил напор горячей вязкой жидкости. Но Денис не отступил, а продолжал движения, пока оргазм Алины не закончился. После этого она опустилась на колени, подняла голову Дениса за подбородок и страстно поцеловала его прямо в губы.

Сняв трусики и задрав платье, Алина пошла в ванную. Денис вытер салфеткой рот и тоже отправился следом. Алина стояла задом к ванне, нагнувшись и мыла попу. Они улыбнулись друг другу. Денис прополоскал, наконец, рот и они вернулись к завтраку.

Денис жил один и решил предложить Алине переехать к нему. Собрав необходимые на первое время вещи Алины, они поехали к Денису.

Он жил в однокомнатной типично холостяцкой квартире. Конечно же, внутри царил некоторый «творческий беспорядок».


 — Ну, вот здесь я и живу, — сказал Денис, заталкивая валяющиеся носки ногой под батарею, пока Алина осматривалась в комнате.

 — Да, женской руки тут явно не хватает, — сказала она со вздохом.


После обследования холодильника Алина принялась сооружать ужин, А Денис кое-как всё же прибрался в комнате. После ужина и принятия душа они устроились на кровати перед телевизором, но ничего интересного там не показывалось. Денис был в одних трусах, а Алина — в белой маечке и шортиках. Поглазев некоторое время на какое-то тупое шоу по ящику, Денис вдруг захотел перейти уже к более приятным занятиям. Он обнял Алину и стал нежно целовать её за ухом. Алина вдруг как-то резко и даже агрессивно вцепилась в его губы, затолкав поглубже язык ему в рот. Рукою она стала сжимать ягодицу Дениса через трусы. Денис опешил. Поведение было несколько не женским.


 — Какая попка, — процедила Алина.


Она толкнула Дениса на спину и уселась сверху. Алина начала целовать лицо, шею Дениса. Добравшись до груди, она остановилась на его сосках. Денис уже начал постанывать, закрыв глаза. Тут Алина выпрямилась и стащила с себя майку. Денис открыл глаза и схватил её упругие груди. Алина расстегнула свои шортики, которые уже сдавливали её член и скомандовала:


 — Повернись на живот.

 — Э, мы так не договаривались! — запротестовал вдруг Денис. Он как-то совсем даже не предполагал, что может оказаться и в несколько другой роли. Хотя следовало бы. «Я не гомик. Я не пидор!» — вертелось в голове Дениса. Алина же решила, что за последнее время её попа и так натерпелась и пора уже поменяться ролями.

 — Что случилось? Мой малыш испугался? — Алина смотрела на Дениса, как удав на кролика.

 — Так. Я — мужчина, а ты — женщина. Но не наоборот!

 — Так кто же спорит-то? Вот я как любящая женщина и хочу доставить своему мужчине удовольствие. Ну же, поворачивайся, — Алина приподнялась на коленях над Денисом.

На самом деле, Денис уже и сам хотел попробовать, что же чувствует его любимая, когда он её... трахает, в общем. Но «традиционные ценности» где-то в глубине сознания мешали решиться. «С другой стороны, некоторые же пары и страпон используют» — уговаривал сам себя Денис.

 — Ну, ладно. Только осторожно!

 — Конечно, малыш, — процедила Алина.


Денис перевернулся на живот. Алина тут же начала целовать его шею, спускаясь ниже по позвоночнику. Опустившись к попе, она стянула с неё трусы. Алина стала целовать упругие ягодицы Дениса. Затем она чуть их и стала ласкать языком копчик. Денис застонал от удовольствия. Сжатый сфинктер расслабился, и Алина тут же вставила в него язык. Денис широко раскрыл глаза. Язык скользил в нём, доставляя огромное удовольствие.


 — О, боже, — простонал он.


Член Дениса начал напрягаться от эрекции и упираться в кровать. Тогда Денис приподнялся и подсунул под низ живота край одеяла. Член утоп в мягкой материи. Вес Дениса и упругое сопротивление кровати оказывали на него лёгкое давление. Денис начал рефлекторно двигаться вперёд-назад. Но Алина его остановила:


 — Нет, не двигайся, — прошептала она ему на ухо.


Она взяла из сумочки, которая стояла на тумбочке рядом, тюбик с любрикантом. Денис почувствовал прохладное прикосновение скользкой смазки. Алина, хорошенько смазав вход, продолжила процесс. Денис почувствовал, как внутрь проскользнул палец Алины. Она сделала несколько возвратных движений указательным пальцем, затем осторожно вывела его. Алина выдавила ещё смазки и обильно размазала её по головке и стволу своего члена. Устроившись чуть ниже ягодиц Дениса, она ловким движением направила головку к отверстию и, надавив на неё сверху, подалась вперёд. Денис почувствовал, как что-то скользкое, твёрдое и горячее проникает в его попу. Головка с силой надавила на вход и через мгновение резко проскочила внутрь. Денис со стоном выдохнул. Он почувствовал, как член упёрся во что-то внутри. Алина стала осторожно двигаться, и у Дениса возникло ощущение, подобное тому, какое возникает при точечном массаже, например ступней. Только оно было в непривычном месте. Оно было каким-то далёким, но просто завораживающим всё тело. Алина увеличила темп, и ощущение Дениса стало отдаваться внизу живота. Тут Алина подалась ещё вперёд, вытянула ноги назад и легла на Дениса. Член вошёл до конца. Денис почувствовал, как твёрдый ствол ещё сильнее сдавил эту самую точку. Он догадался, что это место — его простата. Алина стянула ниже шорты с трусиками, полностью легла на Дениса и задвигала бёдрами. Член Дениса напрягся до предела. Простата тоже увеличилась в размерах и сдавила член Алины. Она задвигалась интенсивнее. Ощущение от стимуляции простаты отдавалось уже во всём теле. Денис тяжело стонал в подушку. Через некоторое время, к этому ощущению прибавилось ещё одно. Оно нарастало где-то внутри и захватывало Дениса всё сильнее. Денис стал ёрзать на своём члене, чтобы ускорить процесс.


 — Нет, лежи спокойно, — прошептала Алина.


Денис остановился. Ощущение приближающегося оргазма стало нарастать медленнее. И вот оно подошло к своему пику и задержалось на пару секунд. Денис заскулил. После этого его член выстрелил семенем, а он стал с силой пульсируя сдавливать член Алины. Оргазм был долгим. Денис бился в конвульсиях. Когда всё закончилось, Алина, наконец, смогла снова двигаться в расслабленной попе. Чуть выведя головку в область сфинктера, она сделала несколько движений и выпустила внутрь Дениса струи спермы, и он почувствовал, как что-то горячее брызнуло внутрь. Алина осторожно вывела член из попы Дениса и легла рядом.


 — Ну, вот я и лишила тебя невинности, — улыбаясь, сказала она.

Денис молчал. Он не знал, что на это сказать.

 — Ну признайся: было ведь хорошо?

 — Хорошо, — ответил, наконец, он.


Он чувствовал себя обессиленным и опустошённым. Но то ощущение, которое он испытал, было намного сильнее всех тех эмоций, которые ему доводилось испытывать от секса ранее. Денис повернулся к лежащей рядом на животе Алине, и они нежно поцеловались. Пролежав так какое-то время, он решил-таки встать и пойти в туалет. Как только он поднялся с кровати, из него по ногам потекла сперма Алины. Он тщательно вымыл попу в ванной. А после Денис вернулся к Алине в забрызганную спермой постель. Обнявшись, они уснули.



Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Фантастика (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Сирианка Натаэль. Глава 1


Эту девушку Макс заметил ещё пару месяцев назад в фитнесс-клубе. Клуб этот находился в районе «академгородка» Марсополиса, и потому среди его клиентов было много молодых парней и девушек, учившихся в «УМП» — Университете Марсополиса — но эта девушка положительно выделялась из общей массы. Ростом и шириной плеч она не уступала многим парням, а мускулатурой даже превосходила многих из них. Светлая кожа и большие тёмные глаза явно принадлежали уроженке одной из внешних планет, где Солнце светит тускло, полные губы больше подходили бы девушке африканских кровей, а не такой светлокожей, светлые волосы были собраны в простой хвост на затылке. Слегка мешковатые спортивные штаны, которые она всегда носила, не позволяли как следует разглядеть очертания её ног (но Макс не сомневался в том, что эти очертания совершенны), но зато обтягивающие маечки выгодно подчёркивали довольно большую грудь девушки. А когда она надевала топик, он открывал её живот с рельефными мышцами пресса.

Сам Макс был довольно высоким (будь он ниже ростом, он бы, может быть, так никогда и не решился бы заговорить с прекрасной незнакомкой), спортивного телосложения молодым человеком с широкой грудной клеткой коренного марсианина — не писаным красавцем, но и уродом он себя не считал. Учился в ТУМ (Техническом Университете Марсополиса), подрабатывал к стипендии тут и там, а в свободное время посещал этот самый фитнесс-клуб — словом, Макс был вполне обычным парнем, и, возможно, именно осознание своей обычности поначалу не позволяло ему заговорить с этой необычной девушкой. Макс заметил, что она посещает клуб в самые поздние часы и сам стал ходить туда в то же время, стараясь пересекаться с ней чаще.

В это время в тренажёрном зале оставались всего пятеро, считая тренера: рыжеволосый парень с несколько женственными фигурой и чертами лица, которого Макс видел уже не в первый раз, но не обращал на него особенного внимания; сам Макс; та самая девушка, бывшая объектом его внимания; и ещё какая-то девушка, сейчас отвлекавшая всё внимание тренера на себя. Объект внимания Макса занималась не спеша, словно намереваясь уйти последней, но занималась долго, и, периодически посматривая на неё, Макс видел её лоснящуюся от пота светлую кожу. Наконец, она встала с очередного силового тренажёра и грациозно потянулась, разминая натруженные мышцы — Макс засмотрелся на то, как напрягаются её мышцы живота под влажной кожей, а прекрасная грудь приподнимается под коротким топиком... и на секунду забыл о том, что он сам в этот момент лежал на спине, выжимая штангу.


— Ай, б**! — выдохнул парень, когда тяжёлый стальной гриф ударил его в грудь. Девушка, оказавшаяся ближе всех к нему, среагировала моментально — она бросилась к нему, с неженской силой рванув на себя придавившую Макса штангу — и тут же, не рассчитав сил, выронила её сама, и штанга с грохотом упала на пол.

— Аккуратнее надо! — сказала девушка, скорее внимательно, чем тревожно разглядывая парня. — Как себя чувствуешь?

— Кажется... жив, — ответил слегка ошалевший от настолько быстрых перемен Макс, переводя дыхание. — Спасибо, — не сразу догадался сказать он.

— Что случилось? Нужна помощь? — подскочил к ним тренер, на время оставив свою клиентку.

— Думаю, не нужна: я сама врач, — ответила девушка. — Где у вас тут аптечка?

— Вон там, — махнул рукой тренер, кажется, обрадовавшийся тому, что ему не придётся возиться с пострадавшим клиентом.

— Встать сможешь? Пошли, — девушка помогла Максу подняться и направила его к висевшей на стене аптечке. — Снимай футболку, надо на тебя посмотреть.

— А ты правда врач? — на всякий случай решил уточнить Макс, послушно стягивая с себя свою футболку.

— Пока только учусь, — ответила девушка, деловито осматривая грудь парня. — Тут, в УМП.

— А на какой специальности? — на всякий случай решил уточнить Макс.

— Общей практики, — ответила девушка, осторожно ощупывая ушибленное место. — Тут больно?

— Чуть-чуть есть. А я уж думал — врач лечебной физкультуры, или как это называется, — Макс нашёл в себе силы улыбнуться. — Если бы ты завела свой собственный спортзал, парни бы к тебе в очередь выстраивались...

— Это сейчас был комплимент? — девушка подняла глаза на Макса, улыбнувшись. — Надеюсь, ты не специально на себя штангу уронил, чтобы привлечь моё внимание? Сейчас-то всё обошлось, а мог бы и несколько переломов заработать. Подожди, надо мазь от ушибов втереть.

— Я что, псих? — Макс негромко засмеялся, глядя, как девушка ищет нужную мазь в аптечке. — И потом, разве б я мог знать, что ты на самом деле врач? Ну разве что я за тобой тайно следил, собирал на тебя досье и всё такое... — он рассмеялся, и девушка рассмеялась тоже. — Но раз уж я ничего о тебе на самом деле не знаю, можно хоть узнать, как тебя зовут?

— Ната, — представилась девушка, аккуратно втирая мазь в ушибленное место. — А тебя как?

— А меня Макс, — представился парень. — Ты ведь не с Марса, верно?

— Ну да, я вообще издалека, — ответила Ната. — С Эридана. А ты местный?

— Ага... — ответил Макс. — С Эридана? Это вроде... интересное место... — в основном он знал о системе Эпсилона Эридана то, что она является своеобразным «перекрёстком цивилизаций»: там вместе живут колонисты не только с Земли, но и с Сириуса и Тау Кита — и что на одной из планет системы есть примитивная жизнь.

— Ну, смотря что под этим подразумевать, — Ната пожала плечами. — Всё, можешь надевать футболку обратно. Посиди пока, отдохни — заниматься тебе сегодня уже не стоит, но в душ пока не иди — мазь смоется.

— Понял, — кивнул Макс.


И следующие несколько минут он сидел на скамейке, глядя на вернувшуюся к тренажёрам Нату и уже ни на что не отвлекаясь от того, чтобы любоваться её стройным, мускулистым телом. Смотреть, как напрягаются под кожей её мышцы, как блестит от пота кожа, как поднимается и опускается её грудь при каждом вдохе и выдохе... Макс мог бы смотреть на это бесконечно долго, но вскоре Ната собралась заканчивать, и парень, решив, что другого такого шанса не будет, поспешил подойти к ней.


— Слушай, Ната... — заговорил он, пытаясь подобрать слова. — В общем, в благодарность за... за мои спасённые кости могу предложить тебе ужин? — он чуть-чуть улыбнулся.

— Если хочешь пригласить меня на свидание, так и скажи! — засмеялась Ната, вытирая пот со лба.

— Ну... — Макс смутился. — Ну, ты красивая девушка, и я давно думал, как с тобой познакомиться, и... в общем, да, я хотел бы пригласить тебя на свидание.

— Хорошо, я согласна, — улыбнулась Ната. — Только отдохну и душ приму.

— А мне в душ уже можно? — спросил Макс, чуть улыбнувшись в ответ.

— Конечно, уже всё впитаться должно.


Через несколько минут, оказавшись в душе, Макс осознал, что слегка возбудился, наблюдая за Натой. Включив воду и встав под тёплые струи, парень, поколебавшись секунду, принялся “снимать напряжение” и тут он  как услышал шлепки босых ног по полу душевой. Думая, что это тот рыжий парень, Макс оглянулся — ему совершенно не хотелось, чтобы кто бы то ни было увидел его за этим занятием. Но вместо него Макс вдруг увидел Нату. Она была совершенно обнажена, с распущенными волосами, делавшими её ещё красивее, и Макси видел её стройное тело, её мускулы, её грудь с розовыми сосками... но также он увидел между её ног самый настоящий член.


— Ната??? — сдавленно спросил парень, прикрывая руками свой всё ещё эрегированный член. — Что ты тут делаешь??

— Ну, мне же нужно было принять душ, — Ната улыбнулась как ни в чём не бывало. — Ну и, если ты собирался пригласить меня на свидание, рано или поздно мне пришлось бы тебе сказать, что я сирианка, — её улыбка потускнела, и девушка с Эридана взглянула на Макса слегка виновато и в то же время испытующе, словно говоря: «Вот такая я есть — и что ты будешь делать?».

«Я должен был догадаться!» — подумал Макс, разглядывая её мускулистую фигуру и от этого невольно краснея. Вслух же он сказал:

— Но это же мужской душ!

— А в какой душ я должна ходить, если я — гермафродит? — Ната рассмеялась. — Просто девушки, увидев мой член, часто... пугаются. Парни, бывает, тоже, но не так сильно.

— А... — не нашёлся с ответом Макс: действительно, в какой душ должны ходить гермафродиты-сирианцы? Он поспешно отвернулся к стене, чтобы Ната не видела ни его краснеющего лица, ни всё ещё стоящего колом члена.

— Неудобно, наверное? — спросил он первое, что пришло ему в голову. Он чувствовал, что ему нужно как-то отвлечься от мыслей об обнажённом теле Наты, возбуждавшем его даже несмотря на «особенность» девушки. — Ну, в смысле, мыться в одном душе с парнями.

— Скорее, я больше доставляю неудобств им, чем испытываю их сама, — услышал он голос Наты — кажется, она тоже встала под душ и включила воду. — Потому вот и занимаюсь тогда, когда народу в зале поменьше. Хотя некоторые не пугаются, а наоборот, я им нравлюсь, и мне иногда удаётся подцепить какого-нибудь симпатичного мальчика, — Макс услышал её смешок и почувствовал, что краснеет ещё сильнее.

— Тебе помощь не нужна? — он вдруг услышал смеющийся голос Наты ближе.

— С чем? — спросил Макс, внутренне испугавшись и не решаясь повернуть голову к сирианке, боясь убедиться в том, что она действительно рядом.

— Вот с этим... — голос Наты прозвучал практически над его ухом, а затем её рука просунулась мимо Макса и погладила напряжённый член парня. — Ты ведь возбудился, и тебе нужна разрядка, — голос девушки зазвучал ласково, а её дыхание обожгло ухо парня, пока её рука принималась ласкать его член. — Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого — только хорошее...


Какие-то несколько секунд в голове Макса отчаянно билась мысль том, что ему нужно отстранить девушку, сказав «пожалуйста, не надо». Но мере продолжения ласк Наты эту мысль вытеснила совсем другая: «О, чёрт, а это приятно!». И парень просто отдался умелым пальцам девушки, ласкавшим его.

Лишь через пару минут этих ласк Макс решил повернуться к Нате лицом, чтобы ей было удобнее ласкать его, и увидел перед собой её смеющиеся глаза и озорную и похотливую улыбку. Ещё чуть-чуть погладив член парня рукой, она опустилась перед ним на колени, и Макс почувствовал, как её пальцы на его члене сменяют её горячие губы, а затем её ловкий язык. Если у парня и оставались ещё какие-то сомнения, теперь их начисто выбило из его головы вместе со всеми остальными мыслями — он только схватился за стенки душевой, стараясь не упасть от такого напора.

Внезапно, ещё через пару минут ласк члена парня, Ната оторвалась от него и выпрямилась, с лукавой улыбкой глядя в глаза Макса.


— Ну вот, теперь я тоже возбудилась, — сказала она, тяжело дыша. — Поможешь мне? — её руки легли на плечи парня.


До Макса как будто не сразу дошли её слова — или же он ещё не пришёл в себя после её ласк — но через секунду он без лишних слов впился поцелуем в чувственные губы девушки, обнимая её руками, и прижал её к стене душевой. И он почувствовал, как её сильные руки обнимают его, крепко прижимая к себе, давая почувствовать мягкость её груди и её твёрдый член внизу. Всё ещё продолжая поцелуй, Макс отпустил плечи девушки и погладил руками её живот, чувствуя твёрдость мышц девушки. Затем он чуть отстранился от сирианки — для этого пришлось на время разорвать поцелуй, что Макс проделал с большой неохотой — и, поднявшись руками выше, принялся ласкать ими её большие груди, снова припадая к её губам. Потом его поцелуи спустились на шею, заставляя Нату запрокинуть голову, смеясь от щекотки и хватая ртом воздух, потом Макс принялся целовать грудь девушки, а его рука в это время скользнула между её ног.


— Ооо, дааа... — простонала Ната, прижимая парня к своей груди. 


Макс же снова накрыл её губы своими, пока его пальцы наощупь исследовали интимные места сирианки. У Наты не было клитора — там, где он мог бы быть, над киской, которую спереди не было видно за мошонкой, вырастал гладкий член, размерами не уступавший члену самого парня. Пальцы Макса скользнули в узкий промежуток между яичками и половыми губками, вызвав у Наты громкий стон, затем скользнули между уже влажных половых губ сирианки, заставив её застонать снова. Ната откинулась на стену душевой, подняв одну ногу и упёршись ею в боковую стену рядом, облегчая парню доступ к её киске, чем Макс не замедлил воспользоваться, погрузив свои пальцы в неё ещё глубже.


— Хочу тебя, мой сладкий... — прошептала-простонала Ната, целуя парня. Макс и сам чувствовал, насколько разгорячена и влажна её киска. — Пожалуйста, возьми меня...

На секунду Макс остановился, решая, какая поза будет удобнее (и досадуя на то, что они с Натой сейчас не в спальне на постели).

— Как ты хочешь? — спросил он, целуя девушку между фразами. — В какой позе?

— Вот так, спереди... — прошептала Ната, отвечая на поцелуи парня. — Я хочу тебя видеть, милый...


И через секунду она громко застонала, почти вскрикнула, когда член парня вошёл в её киску и принялся двигаться внутри. Она уже не опиралась на ноги, обхватив ими тело Макса и двигаясь навстречу ему, а он прижал её к стене, обняв её и чувствуя, как член сирианки, зажатый между их телами, трётся о его живот при каждом движении. Их губы впивались друг в друга — Максу казалось, что если бы они не продолжали целоваться, то громкие стоны Наты было бы слышно снаружи.

Через несколько бесконечных минут Макс почувствовал, как он изливается внутрь сирианки, а затем и Ната, застонав ещё громче, кончила следом — Макс ощутил, как сокращаются мышцы её лона, но эякуляции у неё не было, и её член оставался твёрдым.


— Мне... нужно кончить... и членом тоже... — прошептала сирианка сквозь сбивающееся дыхание. — Пожалуйста, помоги мне... — она буквально простонала, так, что Макс понял, какой огонь сжигает её изнутри, хотя и не понял, почему и как это возможно.


Ната отпустила парня, снова встав ногами на пол, а Макс обхватил рукой её твёрдый член, принимаясь сперва нерешительно поглаживать его, но потом делая это всё смелее, когда Ната откинулась на стену душевой, отдаваясь его ласкам. Макс уже экспериментировал, пробуя те ласки, которые могли бы понравиться ему самому (на самом деле ему понравился бы минет, но он не мог пока решиться сделать это), а потом принялся одной рукой ласкать член сирианки по всей длине, а пальцами второй ласкать её яички, иногда поглаживая то самое чувствительное место у основания члена. И через несколько минут, член сирианки выстрелил струёй спермы, забрызгав грудь девушки, которая, тяжело дыша, ухватилась за плечи Макса, чтобы не упасть на подкосившихся ногах.


— Ну вот, за всем этим помыться-то я и забыла, — она устало, но счастливо улыбнулась, восстановив, наконец, дыхание.

— Тебе помочь? — парень улыбнулся.

— Нет, я сама. А то, если ты будешь мне «помогать», мы отсюда вообще не выйдем, пока нас не выгонят, — Ната засмеялась.


Когда Макс первым вышел из душевой, он увидел в раздевалке того самого рыжеволосого парня — тот уже разделся, но, похоже, не стал входить в душевую из-за того, что Макс с Натой занимались там сексом (Макс почувствовал лёгкое чувство вины), и сидел сейчас на скамейке. 


Заметив Макса, парень уставился на него неожиданно злым взглядом и произнёс:

— Передай, пожалуйста, Натаэль, чтобы она выбирала для своих оргий какое-нибудь другое место. Она знает, почему.

— Вы с Натой знакомы? — ошарашенно переспросил Макс. — Ты... её парень? Извини, я не знал...

— Нет, между нами с Натой ничего никогда не было... и я надеюсь, что никогда и не будет. Блин, мне что, опять клуб менять? — со злостью спросил рыжий парень в окружающее пространство. — Только сексуально озабоченных инопланетянок мне тут не хватало...

— Вот кто бы говорил о сексуально озабоченных инопланетянах! — раздался из двери в душевую голос Наты, и затем в раздевалку вошла она сама, уже вымывшаяся и посвежевшая.

Рыжеволосый повернул голову к Нате и вдруг весело рассмеялся.

— Touché! — сказал он, смеясь (Макс мимоходом успел отметить, что у рыжего парня достаточно хорошее французское произношение — не с Венеры ли он?).

— Слушай, Рыжик, может, нам с тобой как-нибудь переспать? — спросила между тем Ната как ни в чём не бывало. — Просто чтобы ты убедился, что в этом нет ничего страшного.

— Вот уволь меня, пожалуйста, от такой заботы обо мне, — ответил «Рыжик», но уже беззлобно. — И вообще, ты тут, кажется, парня себе только что нашла. И я, кстати, тоже недавно, так что... в общем, ты поняла.

— Ладно-ладно, — улыбнулась Ната. — Прости нас с Максом — это как-то так спонтанно получилось... Но если что, моё предложение остаётся в силе.

— В другой раз, — ответил «Рыжик», вставая со скамейки. — Ладно, не буду вам мешать, развлекайтесь, — и он скрылся в душевой.

— Это кто вообще? — спросил Макс Нату, выслушав весь этот диалог с непонимающим видом и проводив рыжеволосого взглядом. — Это ты его назвала «сексуально озабоченным инопланетянином»?

— Это Рыжик, он с филфака, мы с ним просто знакомы, — ответила Ната, садясь под сушилку для волос. — В общем, он альчибианец... ну или она альчибианка — ну ты знаешь, что они могут менять пол, — Макс согласно кивнул. — И... короче, если бы она была рядом, когда мы занимались сексом, это бы запустило у неё процесс смены пола, и возможно, что пол сменился бы на мой, то есть на средний. Да, это возможно, — пояснила Ната, увидев удивлённо вытянувшееся лицо Макса. — Ну, я об этом знаю только теоретически — а вот Рыжик, как она сама говорила, это испытала на себе, — лицо Макса вытянулось ещё сильнее, — и ей не понравилось. К превращениям в мужчину и женщину-то она привыкла, а вот обнаружить себя в теле гермафродита — это... ну, ты можешь себе это представить. Плюс ей бы пришлось своему парню как-то это объяснять — я не знаю даже, как она вообще ему свои половые метаморфозы объясняет.

— Да уж... — протянул Макс. — Подожди: «она»? Его парень?

— Ну, если он половину времени проводит в женском теле, разумеется, он может встречаться с парнем! — Ната засмеялась. — И кем его считать, если он бывает и мужчиной, и женщиной?

Макс не нашёлся с ответом на эту фразу, и Ната, помолчав секунду, спросила:

— Слушай, ничего, что мы так быстро перешли к сексу? Я догадываюсь, что ты рассчитывал на секс, когда приглашал меня на свидание, — она улыбнулась, — но ты, наверное, ждал, что он будет после свидания, а не до...

— Ну... — Макс задумался, а потом рассмеялся. — Да, как-то всё быстро произошло... И как-то внезапно у меня случился секс с гермафродитом... — тут он замолчал, слегка покраснев. В его голове боролись две мысли: «Чёрт, она мне всё равно нравится!» — говорила одна. «Но она же гермафродит!» — протестовала другая. «Всё равно секс у нас уже был, так что уже поздно стыдиться!» — возражала первая. «Она сама тебя соблазнила! И ты сам не соображал, что делаешь!» «Да, и, чёрт возьми, мне понравилось!»

— Слушай... — наконец, после этой напряжённой внутренней борьбы сказал парень — сперва нерешительно, но затем смелее: — В общем, моё приглашение на свидание всё ещё в силе. Не откажешься? — он улыбнулся сирианке.

— Ни в коем случае! — широко улыбнулась Ната.


Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Анал (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Тайна Алины. Глава 1


Денис сидел на кафедре за монитором и смотрел на текст своей многострадальной диссертации. Мысль не шла. За окном было пасмурное весеннее утро, клонило в сон, да ещё и студенты начинали на перемене вламываться на кафедру с какими-то своими проблемами. Денис мрачно глянул на стол с кучей папок и просто лежащих документов. «Так и некому тут порядок навести» — подумал он. С тех пор, как Ленка ушла в декрет, Иосиф Моисеевич так и не нашёл никого на место лаборанта. Но тут вдруг, словно прочитав мысли Дениса, на кафедре возник её заведующий, а по совместительству научный руководитель Дениса — Иосиф Моисеевич.


 — Работаешь? Это хорошо, это правильно.

 — Угу, — хмыкнул Денис.


Иосиф Моисеевич Кац был небольшого роста, полноватым, лысоватым субъектом. Он всегда говорил слегка заикаясь и бормоча что-то себе под нос. Его внешний вид был не очень опрятен, а сам он в постоянно рассеянном состоянии. Зато это был доктор технических наук, профессор с мировым именем.


 — Ну, у меня лекция сейчас. Пойду.


Тут, уже в дверях, он остановился:

 — Э, Денис, сегодня девочка новая придёт. Ты тут покажи ей всё.

 — О, неужели, Иосиф Моисеевич? — отозвался Денис, демонстрируя злорадное удивление.

 — Да, да. Она на гуманитарном учится. Но работа нужна, а у нас ведь и место есть. Ну, я пошёл. 


Началась лекция, народ с кафедры стал исчезать, шум перемены стих, и Денис снова устремил взор на формулы и графики. Но прежде, чем он успел сосредоточиться и настроиться на работу, дверь скрипнула, и кто-то несмелыми шагами зашёл в помещение. Денис, выругавшись про себя, развернулся на кресле. Перед ним, с несколько смущённым видом стояла девушка. Она была достаточно высокого роста, тем не менее, на каблуках. Денис поднял голову, чтобы рассмотреть «объект». Брюнетка, волосы до плеч. Одета в светло серый длинный плащ.


 — Здравствуйте, я по поводу работы, — тихим и каким-то низковатым голосом произнесла гостья. При этом она подняла на Дениса большие зелёные глаза. Её лицо было худощавым, с правильными чертами и несколько выдающимися скулами. Глаза сразу притягивали к себе, как магнит. Словно зная это, девушка всё время опускала взор. Её губы, покрытые нежно-розовой помадой, были не менее соблазнительны, чем глаза.

 — А, конечно, проходите. Вещи можно повесить там, — Денис указал на шкаф.

 — Спасибо, — стеснительно улыбнувшись, девушка подошла к шкафу и сняла верхнюю одежду.

Она осталась в белой, высоко застёгнутой блузке и чёрной юбке чуть выше колен. Ноги были длинными и стройными, скрыты под тёмными чулками.

 — Ну, давайте знакомиться, — проявил инициативу Денис, окончательно «забив» на диссертацию, — меня Денис зовут. Я старший лаборант.

 — Алина, — улыбнувшись, ответила девушка.


Надо сказать, что Денис поначалу совершенно не заинтересовался Алиной, как женщиной. Да, красивые глаза, фигура, вроде, тоже ничего. И обаяние какое-то особое есть. Но после расставания со своей Катей, о других женщинах он почти не думал. Депресняк пытался душить работой.

Денису было 25 лет. Он был обычным парнем, не особенно красивым, но уж точно не уродом. У него была хорошая фигура, так как свободное время Денис часто проводил в бассейне. С девушками проблем у него никогда не было, но вот после расставания с Катей, которая в ближайшее время должна была стать его женой, всё поменялось. Ну а сама Катя предпочла небогатому аспиранту на «шестёрке» богатого «папика» на Лексусе. История банальна.

Денис принялся рассказывать новой сотруднице особенности работы, которая на 80% состояла в «разгребании бумажек». Надо сказать, что горы документации за первый же день работы существенно уменьшились, и кафедра перестала быть похожа на склад макулатуры.

Общение тоже стало налаживаться. Алина поведала, что ей 23 года, приехала в город из отдалённого района области. Из родных у неё была только бабушка, которая и воспитывала её после того, как родители разбились на машине. Алине тогда было пять лет.

После окончания школы Алина поступила в университет, а жила на квартире у одной старушки. За квартиру надо, естественно, платить, да и жить ещё на что-то. Так что работа была очень нужна.

Мало-помалу Денис всё чаще стал смотреть на Алину не только как на коллегу по работе. Он уже рассматривал её небольшую, но аккуратную грудь. Заглядывался на выпуклости её попы. Стройные ноги, зелёные глаза, её духи, всё это постепенно засасывало сознание Дениса. Он не замечал, как влюблялся.

Алина жила недалеко от универа. В частном секторе. В её распоряжении был небольшой флигель, хозяйка жила в доме в том же дворе. Прибор АГВ обеспечивал горячей водой, санузел также имел место быть. И всё за умеренную плату. Только вот район был не очень безопасный. Пьяные компании регулярно собирались по вечерам. Денис, зная местные особенности, стал провожать Алину до калитки двора, если они задерживались на работе.

Тем временем, весна набирала обороты. Солнечных дней стало больше, ночи короче. А Денис стал плохо спать. Он всё думал об Алине. Она была так не похожа на всех городских девчонок. Он даже почти забыл свою Катю. Да, он жутко хотел свою немногословную коллегу. Признавшись себе в этом, Денис начал процесс ухаживания. Краснея и смущаясь (чего с ним никогда не было!) он стал приходить на работу с цветами. У Алины, в свою очередь, также вспыхивал румянец на щеках. И вот они уже выходят из университета, держась за руки, а на прощание Денис нежно целует свою подругу в горящую щёчку.

Настало самое романтичное время. Кафе, кино, цветы, конфеты. И даже общие темы для разговора всегда находились. Денис очень трепетно относился к своей подруге. Ему было хорошо даже так, от простого общения. Но всё же организм требовал большего. И вот он — первый поцелуй у калитки. Первый раз у Дениса закружилась голова. Алина же как-то вдруг погрустнела.


 — До завтра, — опустив глаза, попрощалась она и скрылась во дворе.


«Что-то случилось» — думал про себя Денис, ворочаясь всю ночь в постели.

На следующий день Алина всё время избегала Дениса. Старалась не оставаться с ним наедине. Денис тоже чувствовал неладное. Наконец, в конце дня, ему таки удалось остаться с Алиной вдвоём на кафедре.


 — Ни чего не хочешь рассказать? — спросил Денис, стоя в дверях. Алина молчала.

 — Ведь что-то случилось, нет?

 — Послушай, Денис, — прервала вдруг полуминутное молчание Алина, — я тебе не всё рассказала про себя.

 — В смысле? Какая разница-то. У нас будет ещё много времени.

 — Ты не понимаешь. У меня есть тайна. Когда ты узнаешь её, ты, скорее всего, не захочешь со мной общаться. Я даже стану тебе противной.

Голос Алины стал совсем мрачным. Денис был обескуражен. Что же такое она скрывает?

 — Ты кого-то убила? — пытаясь пошутить спросил Денис.

 — Нет, конечно. Дело не в этом.

 — А в чём тогда? Всё ведь изменилось после того поцелуя, да?

 — Нет. То есть, да. После него. Видишь ли, ты мне очень нравишься. Но я не могу дальше вводить тебя в заблуждение. Дело в том, что я... Я на самом деле... Я — мужчина.

Денис аж хрюкнул от неожиданности. И рассмеялся.

 — То есть как? Ты шутишь?

 — К сожалению, нет. Моя женская внешность — результат фотоэпиляции и пластической хирургии. Два года назад я потратила накопленные средства на имплантаты. Моя грудь не настоящая, волосы на теле удалены лазером. Гормоны не принимаю, так как боюсь последствий, всё остальное от мужского прошлого тоже осталось. И останется, я не хочу себя калечить. Я ощущала себя девочкой, сколько себя помню. Теперь я женщина. Никто не догадается о моей тайне, пока не познакомится слишком близко. Я люблю тебя и не хочу морочить голову. Прости.


Алина выскочила из комнаты и побежала по лестнице. А Денис остался стоять в шоке.

Очередная бессонная ночь. Денису хотелось напиться и забыться. Как же так? Потерял невесту, теперь влюбился — и вообще катастрофа. Любимая женщина — мужик! Но уже под утро Дениса стала посещать жуткая для него самого мысль. А именно: он хочет быть с Алиной, не смотря даже на этот факт. И он решил, что так и будет.

Он пришёл на работу, как ни в чём не бывало. В приподнятом настроении, не смотря на практически полное отсутствие сна. Алина уже была на кафедре.


 — Привет, — произнёс он, бросая портфель на стол.

 — Привет, — растерянно улыбнулась в ответ Алина.


И день пошёл как обычно. Будто и не было этого разговора. И только Алина весь день не знала, как вести себя и что делать. Всё валилось из рук. Вечером, когда все стали расходиться, ушёл Иосиф Моисеевич, и пора было уже собираться домой, Денис решился вернуться к теме.


 — Знаешь, мне всё равно.

 — Что?

 — Мне всё равно, что там у тебя... Между ног и вообще. Я люблю тебя. И хочу быть с тобой...

 — Подожди. Ты не понимаешь. Не понимаешь, о чём говоришь. Мы не можем быть вместе. У нас никогда не будет настоящей семьи, детей...

 — Детей можно усыновить, удочерить, придумать что-то, — Денис сам удивлялся своим словам. Он ведь не гомик! А тут убеждает мужика быть с ним. Но этот факт всё меньше волновал его.

 — Послушай, ты найдёшь себе нормальную девушку. Не такую, как я. И не с таким прошлым. Знаешь, какая личная жизнь у трансвестита? Я когда сдавала анализы на ВИЧ, думала, умру раньше, чем узнаю результат. Я ведь не хранила невинность всю жизнь. У меня были мужчины. В основном, настоящие извращенцы. Они просто пользовались мной. А мне хочется настоящих отношений, семьи. Но это невозможно...

 — Всё возможно, - Денис подошёл к Алине сзади и обнял за плечи. Она повернулась с заплаканным лицом.

Денис прижал её к себе и поцеловал в губы. Алина попыталась отстраниться, но через мгновение сама ответила на поцелуй.

 — Ты уверен, что хочешь этого? — прошептала она.

 — Абсолютно.

 — Но ты же не видел... Какая я... Там.

 — Не важно.

 — Важно. Закрой дверь. Ты должен увидеть. Потом решишь.


Кровь ударила в виски Дениса. Он подошёл к двери и повернул ключ. Алина медленно подняла юбку с резинкой внизу почти до пояса. Денис сглотнул. Под юбкой были красные ажурные трусики. Но они не могли скрыть того, что было под ними. Алина не долго думая резким движение сдёрнула их вниз. Взору Дениса предстало то, что он и ожидал увидеть. Ниже гладкого, лишённого всякой растительности лобка, висел... Конечно же, мужской член. Средних размеров, с головкой достаточно большого диаметра. За ним виднелась тёмная кожица мошонки. Но эта картина совсем не шокировала Дениса, как он предполагал. Бёдра были красивыми, немного впалыми в области паха. Выше виднелся плоский живот. Алина стояла с огненно-красным лицом.


 — Ты прекрасна, — сказал сдавленным голосом Денис.

 — Не правда.

 — Правда. А ты можешь...

Словно угадав желание Дениса, Алина повернулась к нему спиной. Его взору предстали крепкие выпуклые белые ягодицы. Они были совсем женскими. Увидев Алину сзади, он никогда не догадался бы, что это не совсем женщина. Сердце Дениса бешено колотилось.

 — Я хочу тебя, — выдавил он.

 — Я пойду в женский туалет, — сказала Алина, натянула трусики, опустила юбку и, взяв сумочку, прошла мимо Дениса к выходу.


Денис перевёл дух. Алины не было уже минуты три. Слабо отдавая себе отчёт в том, что происходит, он вышел из кафедры в коридор. Было уже поздно и кроме охраны в университете никого не было. Денис подошёл к туалету и вошёл внутрь. Алина стояла около умывальника. Денис подошёл к ней и впился в её губы. Это был долгий и страстный поцелуй. Его руки обхватили упругие ягодицы Алины. Отстранившись, он посмотрел в её глаза. И прочитал в них одно слово: «давай». Опустив руки, Денис нащупал края юбки и потянул их вверх.


 — Подожди, — прошептала Алина. Она отстранилась, задрала юбку ещё выше и приспустила трусики. Её член медленно поднимался. Она непослушными от возбуждения руками достала из сумочки какой-то крем для рук. Выдавив его на пальцы, она несколько нагнувшись стала втирать его между ягодицами. Спешно она начала просовывать один, а потом два пальца внутрь ануса. Денис наблюдал за этим, почти не дыша.

 — Давай, — она передала тюбик Денису и опёрлась локтями на туалетный столик. Денис судорожно расстегнул джинсы, спустил их с трусами и вытащил полувставший член. Он оттянул крайнюю плоть и выдавил на руку крем. Член встал полностью. Он обильно смазал его кремом и, тяжело дыша, приставил головку к розовому колечку Алины. Член сначала не хотел входить и просто выскальзывал. Тогда он прижал головку к входу и с усилием надавил на неё. Головка вдруг резко проскочила внутрь и тут же оказалась сжата мышцами сфинктера. Алина издала негромкий стон. Не зная, как точно действовать, Денис ещё подался вперёд и ввёл член наполовину. Теперь попка сжимала ствол где-то посередине, а головка оказалось в более свободном пространстве. Её будто обернули в горячий и слегка шершавый шёлк. Алина издала стон громче. От возбуждения и новых ощущений у Дениса срывало крышу. Он стал двигаться вперёд-назад, но уже через несколько движений не смог больше сдерживаться и кончил внутрь, издав громкий стон. Оргазм был длинный, спермы было удивительно много. Когда судороги закончили бить Дениса, он осторожно вытащил ещё стоящий член и сделал шаг назад на ватных ногах. Алина не кончила. Видимо, из-за не слишком умелых действий Дениса. Она выпрямилась, подошла к унитазу, села на него и стала мастурбировать, тяжело дыша и закрыв глаза. Через минуту она со стоном кончила в унитаз.


 — Дай, пожалуйста, салфетки, — удовлетворённо произнесла она.

Денис достал упаковку из раскрытой сумочки и передал Алине.

 — Себе тоже возьми, — улыбнулась она.


Денис посмотрел на свой член, с которого стекали остатки спермы и стал его вытирать. Алина также вытерла член, а потом нагнулась и принялась за вытекающую из попы сперму. Они привели себя в порядок и стали друг напротив друга. Никто не знал, что сказать. Потом они обнялись, и ещё некоторое время стояли так. Было уже темно. До дома Алины шли молча. Дойдя до калитки, Денис произнёс:


 — Люблю тебя.

 — Я тоже тебя люблю.


Денис вернулся к машине и поехал домой. Он уже точно знал, что ему нужен только этот человек. И не важно, какого он биологического пола.


Развернуть

Транссексуалы (СИ) технический пост 

В этот раздел попадают рассказы с транссексуалами, футанари, dickgirl и т.д. как бы их не называли


Развернуть
На этой странице собрано все самое развратное и аморальное порно по теме Транссексуалы (СИ) (+5 картинок, рейтинг 52.0 - Транссексуалы (СИ))