Традиционно (СИ)

Традиционно (СИ)

Подписчиков: 10     Сообщений: 19     Рейтинг постов: 130.0

В этот раздел попадают рассказы с вагинальным сексом, не важно при помощи полового члена, страпона или бутылки.


Развернуть

секс изнасилование фанфик Анал (СИ) Традиционно (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) порно история С фото (СИ) Фантастика (СИ) ...секретные разделы Секретные Истории С картинкой (СИ) 

Ночной источник (18+)

Страница на фикбуке



***



 Тиха японская ночь… Ха. На самом деле, не очень-то она и тиха. Пусть сейчас на дворе и кромешная темнота, но здесь, на источниках высоко в горах, кипит жизнь. Свежий ночной воздух пронзают трели цикад и сверчков, мяукает кошка на крыше, где-то в траве копошатся мыши. Вокруг кроме деревянного здания горячих источников, ни единой постройки на многие-многие километры — только рисовые поля, грунтовые дороги и дикие леса. Всё это щедро освещает полная луна. В её тусклом свете мир кажется призрачным, словно это не реальность, а пугающе детальный сон.

 Вдыхаю воздух полной грудью. Ещё слегка пахнет дымом после недавнего праздника. О, тут отмечали целой толпой, и я в том числе. Пили, танцевали, веселились. Запах шел от углей во дворе, которые так до конца и не потушили. Кроме того, в том самом дворе стояла будка, а в ней дремал чутким сном пес хозяйки источников. В самом здании слышались только звуки храпа и сопение гостей. Идеально.

 Что ж, давайте я объясню, почему слышу каждый шорох. Моё тело не совсе… Ладно! Кого я обманываю? Совсем не обычное! Я понял это ещё год назад, во времена тренировок с Томоко (эх, я бы многое отдал, чтобы жить с ней как пара!). Я сильнее, выносливее и быстрее простых людей. Но это не дар, а самое натуральное проклятие. Я — инкуб. Это как суккуб, только наоборот — демон, что охотится на женщин. Название дал себе сам, когда заметил, во что превращаюсь. Моему телу необходимо женское тепло, как человеку — кислород. Не занимайся я сексом хотя бы раз в месяц, то вполне могу и умереть. Как я это выяснил? А просто -следил за своим здоровьем. Как фармацевт с медицинским образованием, я подметил, что без секса моё тело быстро атрофируется: падает температура, угнетается сознание, мышцы сводит судорога. Все симптомы тут же исчезали, стоило только очередной раз переспать с Томоко. Мы стали близки, но из-за обстоятельств моей паранормальной физиологии нам не суждено быть вместе.

 С каждым разом, занимаясь любовью, я вытягиваю из девушки часть её жизненных сил. Этот горячий поток наполняет всё тело легкостью, разум — наслаждением, а жизнь — смыслом. Небольшую часть. Но если делать это часто… Томо. Моя любимая Томо. Она слабела с каждым днем, пока однажды чаша весов, на которой было её здоровье, не перевесила мой жалкий эгоизм. Я разобрался в себе. Разобрался, откуда шли мои психологические проблемы. Я — ненормальный. Своего рода — аномалия на теле человечества.

 Сейчас я покинул свой дом, перебиваясь то тут, то там. Официально, устроившись медицинским представителем фармакологической компании, колешу по миру. Притворяюсь обычным человеком, благо вполне контролирую своих «тараканов». Живу, удовлетворяя свою жажду, подобно дикому зверю. Положа руку на сердце, я недалеко от него ушел… Прыжок. С ветки дерева, на крышу, с крыши во двор. Легкая, едва слышная поступь. В будке глухо заворчала собака, высовывая наружу любопытный нос, но тут же заскулила и пугливо спряталась поглубже. Животные. Единственные, кого мне никак не обмануть. Собаки, кошки, даже морские свинки (было дело) боятся меня как огня. Как огромного, разумного… зверя.

 Уже давно меня совсем не терзают муки совести. Во-первых, я никого не калечу и никому не врежу, а во-вторых, не оставляю никаких следов. Даже сами «жертвы» не догадываются, что с ними произошло… Черт, я делаю это не только ради удовольствия, а чтобы банально не сдохнуть! Простые отношения мне не подходят. Природа дремлющего внутри чудовища требует насилия. Требует добычи. Так. Не эта дверь. Тут храпят вонючие мужики. И не эта. И не эта. Да где же, блин! Подо мной не скрипит ни одна половица. Не мудрено: на мне только хлопковая рубашка и легкие штаны, даже обуви нет. На лице только тряпичная маска, закрывающая нижнюю половину. Понаставят везде камер! Ради перестраховки, приличному демону приходится изгаляться, как какому-то вшивому воришке! О. Вот. Бинго! Небольшая комнатка, залитая лунным светом, а в ней всего одна девушка, на которую я положил глаз ещё днем. Ну, как — глаз: она, конечно, красавица, но я выбираю по запаху.

Секретные Истории,секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,секс,изнасилование,фанфик,Анал (СИ),Традиционно (СИ),Oral (СИ),Разное (СИ),С картинкой (СИ),порно история,С фото (СИ),Фантастика (СИ)


 Полные жизненных сил молодые самки манят своим ароматом. Да и та небольшая часть человека, что во мне осталась, считает, что такие легче переносят роль жертвы. Я так и не выяснил, поглощаю ли только энергию, или мне нужны ещё и химические вещества, передающиеся при поцелуях и… не только. Просто следую зову инстинктов.

 Медленно закрываю за собой дверь. Всё же прикольные эти дома в восточном стиле: ползущие вбок легкие дверцы почти не шумят, да и вряд ли их шума хватит разбудить основательно набравшуюся девушку. Спит на спине, в подпоясанном халате, прямо на расстеленном на полу футоне. Не знаю даже, как её зовут, помню только, что она переводила нам с японского на русский и наоборот. Лет под двадцать семь на вид, но с этими азиатками и не угадаешь, они иногда и в сорок выглядят как школьницы. Длинноволосая шатенка с третьим размером. Запах… Он просто сводит с ума. Она успела принять ванну и смыть косметику, но стоило ей поддаться опьянению и прилечь, как летняя жара сделала своё черное дело. Девушка просто источала запах свежего пота. Это миф, что пот воняет. Пот воняет, только если его долго не мыть. Ещё на тренировках я провожал носом каждую девушку, за которой следовал этот легкий шлейф одурманивающего запаха.

 Я подкрадывался на четвереньках, перетекая из одного положения в другое, гибкий, словно кот, и, в принципе, я здесь для того же, зачем коты ходят по кошкам. Девушка тихо застонала, её ресницы едва заметно дрогнули. Свет нигде не горел, но моим аномальным глазам хватит и парочки лунных лучей, что падают в приоткрытое окно.

 Склоняюсь над пухлыми губками, аккуратно придерживая её голову. Осоловевшие от выпивки глаза открываются, и, прежде чем она успевает что-либо понять, я прижимаю её к постели и впиваюсь в мягкие губы. Рот наполняется посторонними горько-сладкими привкусами. Мои слюнные железы могут вырабатывать как сильнейший по своим эффектам афродизиак, так и парализующие, и даже транквилизирующие яды. Ушло немало времени, прежде чем я научился контролировать ВСЕ мои способности. Прости, девочка, у тебя ни шанса… Возбуждающее и снотворное в равных количествах.

 — N-n-nani? — начала лепетать ещё не полностью проснувшаяся девушка.
 — Т-с-с-ш. Оясуми, — ловлю её взгляд, и импульс легкого гипноза поражает наповал. Глубокий голос окончательно очаровывает её. Девочка удивленно выдыхает, воздействие погружает беднягу в омут сна. Глаза прелестницы закатились, а только-только начавшее сопротивляться тело податливо обмякло в руках, подобно теплому тесту, которое можно мять как угодно.
 — А-а-а? — протянула она, роняя голову на подушку и окончательно теряя сознание.

 Так. Прислушаться. Вроде никого не разбудил в соседних комнатах. Путь все гости основательно нажрались, но лишний раз светиться не хочется, а на маскировку способностями много ограничений, да и сил жрет, как пылесос. Глупо идти на риск, если потеряешь больше, чем приобретешь. Осталось только подождать, когда моя слюна сделает добычу беспомощной. Гипноз я пока не очень освоил, и могу только отправить её похрапеть на несколько минут. Достаточно, чтобы подействовал природный транквилизатор. Блин, во рту привкус алкоголя! Сколько вы вылакали, барышня?

 — А ведь первое время я чувствовал себя той ещё тварью… — тихо шепчу, ослабляя пояс её халата и слегка распахивая его сверху и снизу. Груди девушки размеренно вздымаются в такт глубокому дыханию, и какого фига ты спишь в лифчике? Кожа девичьих бедер тоже слегка влажная от пота, плюс начинает действовать слюна, и соня скоро намокнет, как сучка во время течки. Провожу подушечками пальцев по внутренней поверхности ее ножек. Тепло, мягко, влажно. Язык касается руки, слизывая эту влагу. Черт, никак не привыкну — крышу сносит. Сидящий внутри монстр требовательно просит перестать страдать фигней и яростно бьет по клетке чле… кхм… лапами! Ла-па-ми. Черное кружевное белье смотрится на ней прелестно, но — долой. Первыми я стягиваю трусики, замечая на них продолговатое влажное пятнышко. Запах бьет в нос, норовя смыть остатки самоконтроля. Хоть совсем не дыши! Сейчас зарычу и натурально наброшусь. Пришлось даже больно прикусить губу, чтобы прийти в себя.

 — Хмм. А тут внизу ты брюнетка. Колись, какую прическу из двух ты красишь? — мой тихий голос переливается, как бархат. Будь она в сознании, то инфразвук заставил бы девушку покрыться мурашками и дрожать от возбуждения. Ничего не могу с этим поделать, в такие моменты его тембр напоминает озвучку дамских романов.

 Глажу руками плоский живот, постепенно спускаясь ниже, мягкие волосы между сочных ножек. Попутно отодвигаю мешающую ткань. По руке пробегает дрожь возбуждения, отдаваясь эхом во всем теле. Жарко. Снимаю с себя рубашку, штаны, следом бросая на пол белье. Член давно стоял колом, но я не спешил. Сейчас, когда есть возможность насладиться, зачем портить себе удовольствие? Иногда я делал всё за пару минут (когда жажда брала верх), но если есть возможность тихо насладиться вином, смакуя каждую каплю, то кто будет опрокидывать в себя сразу бокал?

 — Не бойся, девочка. Я тебя не обижу, — шепчу прямо в ушко, склонившись над ним и облизывая кончиком языка. Длинные волосы девушки рассыпались по полуобнаженным плечам и подушке, на щеках легкий румянец, веки подрагивают. Мягко пропускаю локоны между пальцев. — Извини, что так бесцеремонен. Ты всё равно утром ничего не вспомнишь, а пока… поделись… своим теплом.

 Убираю с её лица парочку непослушных прядей. Оно такое умиротворенное, с легкой улыбкой. От дурмана ей всю ночь будут снится сладкие сны. Транквилизатор держит её в царстве Морфея, а афродизиак делает тело чувствительным. Вот такой вот парадокс. Она спит, но каждый сантиметр её великолепного тела возбужден и готов принять меня.

 Первым делом я целую её мягкие сонные губы. Еще сохранившие нотки не до конца смытой помады такие податливые и горячие. Язык легко раздвигает их, проникая глубже. Одной рукой я слегка надавливаю пальцами на щеки девушки, чтобы приоткрыть её рот. Теперь ничего не мешает моему языку обвивать и играть с её неподвижным слюнявым язычком. Второй рукой я сцепил свои пальцы с кистью девушки, сжав ладонь нежно, но решительно, как давний любовник. Она не может напрячь ни одну конечность — снотворное не позволит. Сейчас моя слюна уже не содержит химии, и я могу целовать девчонку часами, чем, собственно, и собираюсь заняться. Обожаю целоваться. В поцелуе открывается истинная близость. Теплота окутывает всё тело, пока я ласкаю её губы своими.

 Оторвался. Теплое дыхание девушки обжигает меня. Внизу живота пульсирует и даже начинает побаливать от перенапряжения. Потерпи, никуда эта киска от нас не денется. Тихое сопение возбуждает. Я нащупываю застежку лифчика и мгновенно справляюсь с ней. Опыт, сучка! Помню, первый раз долго возился. Жертва слегка шевельнулась и застонала — бывает, в конце концов, я ввел ей снотворное, а не наркоз в большом количестве: это может быть опасно, а я никогда не причиняю вреда девушкам. Просто очень глубокий сон. Голова её упала набок. Из приоткрытого рта сонной малышки побежала тонкая струйка слюны, которую я тут же слизнул.

 — Нельзя пропадать ценному ресурсу. Ты согласна? — ответом мне было молчаливое посапывание. Окончательно освободив её тело от халата, я сел сам и усадил её спиной к себе на колени. Приятная тяжесть мягкой попки тут же предательски навалилась на мои ноги, и неспешный сладкий секс вполне мог превратиться в грубый, банальный трах. Придет ещё время, а пока…

 Чтобы она не упала, пришлось слегка отклонить свой корпус назад и уложить её спиной на себя. Спящая девушка безвольно висела. Мягкая, теплая. Положив ладонь на её вспотевший лоб, я потянул его на себя. Голова запрокинулась, и передо мной снова было красивое лицо, с маняще приоткрытыми губами. Лунный свет превращал гладкую кожу малышки в настоящее произведение искусства. Ровный ряд белых зубов и темный проем рта возбуждали. Как жаль, что ты сейчас крепко дремлешь, и не можешь как следует воспользоваться своим великолепным ротиком! Ничего. Когда-нибудь я полностью разберусь в гипнозе и тогда основательно наслажусь ласками от милых девушек.

 Поймав двумя пальцами пролетающего мимо её шеи комара, я незамедлительно отправил его в комариный ад. Моя добыча! Снова взяв в плен ещё влажные после прошлого поцелуя губы, я буквально впился в них, наслаждаясь каждой частицей ласкового тепла, каждым её вздохом, каждой капелькой слюны. Как же она приятно пахнет, от кончика макушки и до пят! Так бы и съел.

 — Давай сделаем тебя ещё более чувствительной, — прошептал я, ловя тепло её дыхания. Слюна во рту становится до одури приторной (хоть химия моего тела не действует на меня, но её вкус всё равно ощущаю). Смочив пальцы слегка фосфоресцирующей розовым светом слюной, я опустил руку между ног барышни, отыскивая самое нежное место. Круговыми движениями мои руки наносили коктейль на ей губы и клитор. Остатками мощнейшего возбуждающего, сохранившимися на языке, я с большим удовольствием облизал соски беспомощной девушки. Вещество быстро впитывалось в кожу, заставляя их набухать на глазах. Что уж говорить про слизистые? Когда я вынимал пальцы, между ними и разгоряченным влагалищем повис тягучий мостик из густой смазки. Спящая девушка слегка застонала.

 Смотрю на свои пальцы, сдавленно сглатывая подступившую к горлу слюну. Нельзя! Если я попробую сейчас ЭТО, то точно слечу с тормозов! Или все же… только самым кончиком языка, я же не совсем животное? Одну единственную, густую, блестящую в лунном свете каплю… Блин! Стоило только облизнуть указательный палец, как тело бросило в жар, дыхание сбилось, а сердце застучало, как чертов пулемет. Руки сами собой начинают массировать её груди. Какие мягкие и нежные, пальцы буквально утопают, лаская влажную от пота кожу! Кончиками пальцев уделяю особое внимание соскам, а носом утыкаюсь в благоухающие волосы. Она сдавленно ойкнула, когда я надавил сильнее. Инстинкты велели кусать, оставлять засосы, напористо вгонять окаменевший от напряжения член в её сонную девочку, раз за разом, раз за разом, раз за разом! Не прерываясь ни на миг, задыхаясь, но не сбивая темп! Всю ночь!

 — Прости, малышка, но пора тебе отдаться полностью, — укладываю её на спину, требовательно раздвигая расслабленные ножки. Дыхание сони тоже участилось. Афродизиак превратил её девочку и соски в суперчувствительные эрогенные зоны. Будь она в сознании, то кончила бы от одного только поглаживания клитора или сосания груди.

 Крепко обнимаю. Между нами самый плотный контакт. Кожа к коже. Рот ко рту. Целую губами нежную шею, не пропуская ни сантиметра бархатной поверхности, слизывая каждую капельку пота. Хорошо, что на дворе сейчас жарко! Просто нектар! Провожу языком по ложбинке между грудей, высунув его до предела, и прижимая широкой частью как можно плотнее. Слюна стекает по нему, делая кожу ещё более нежной. Зарываюсь между шикарных грудей, руками прижимаю их ближе. Глубокий вдох, затем выдох. Ниже. Путешествие языка по животу сопровождается массирующими движениями пальцев. Сделать круг возле пупка, ещё один, нырнуть ненадолго. Небольшая пауза. Плоский мягкий животик девушки то приподнимается, то опускается от дыхания. Её тепло, вкус, запах, окончательно окутывают сознание.

 — Сейчас попробуем напрямую, — я очень близко. Придерживаю её бедра руками. От моего дыхания колышутся небольшие волоски на её лобке. Специально не бреет? Может, знай она, что её ночью во сне будут любить, прошлась бы там эпилятором. Улыбка растянула губы. Да и так неплохо, после ванны запах стоит просто умопомрачительный. На волосках же феромоны собираются, а мой нос не хуже собачьего чует такие вещи.
 Сосредотачиваюсь, и слюна снова светится ярко-розовым светом. Указательный и средний палец складываются в букву V, раздвигая половые губы и обнажая мягкую плоть. Кап. Длинная густая капля слюны первой падает в её лоно, а следом туда опускается светящийся язык. Гибкий и влажный, он буквально ввинчивается в неё, ритмично заполняя всё пересыщенной жидкостью. От её воздействия сонная девочка мокнет, неосознанно выделяя смазку. Тело чувствует, хоть разум и погружен в объятия дурмана.

 Не останавливаясь, прерываясь только, чтобы судорожно вздохнуть, ощущая, как тонкие волоски щекочут ноздри, я продолжал пить её, словно безумный, слизывая выделяемый нектар без остатка и не забывая уделять внимание набухшему клитору. Девушка вспотела. Я чувствовал, как просто влажная кожа её бедер, на которых лежали мои руки, покрывается каплями. Как её ноги, на моих плечах коротко подрагивают. Как она стонет, не в силах ни прийти в себя, ни хотя бы кончить. Сладкая пытка.

 Поднимаюсь на колени, выпрямляя спину, по которой маршируют мурашки и градом течет пот. Хватаю руками лодыжки девушки, легко приподнимая их. Такие аккуратные, нежные, с педикюром. Приятного аппетита! Язык и пальцы нападают на изящные лапки сони одновременно. Пока мои руки, вполне способные согнуть лом, ласково массируют её пятки, язык играет с пальчиками, облизывая их и посасывая. Тудум-тудум. Стук сердца разносится в ночной тишине. Кожа на её ногах становится красно-розовой от бешеной концентрации возбуждающих веществ.

 — Представляю, какие они сейчас чувствительные, — беру в рот большой палец её ноги, не отрываясь глядя на лицо спящей. С каждым движением языка по обнаженной коже лицо выключенной дамочки слегка меняется. Веки дрожат, губы делают судорожные вздохи. Пора!

 Самый волнительный момент. Я раздвигаю белоснежные в лунном свете ножки, с темным треугольником волос посередине. Между ними девочка бессовестно течет, даже на постели уже мокрое пятно от струйки смазки, спускающейся между ног. Вхожу. Не приходится даже придерживать член рукой, настолько мощная эрекция. Да и обработанная слюной девочка сдалась без боя. Как удобно, когда девушка обильно намокла! Член проскользнул внутрь, как раскаленный нож в теплое масло. Она тихо пискнула, приоткрыв веки, под которыми оказались закаченные наверх глаза. Я закусил нижнюю губу и напрягся, чтобы не кончить тут же на месте. Боясь пошевельнуться, делаю первый вздох. Ароматы в воздухе витают препохабнейшие.

 Первая фрикция, медленно, постепенно. Горячий и напряженный член раздвигает податливые, обильно увлажненные складки. Плавное движение. Ещё одно. И ещё. Наращиваю темп, аккуратно придерживая одной рукой её ногу у себя под боком, а второй подхватив мадам под талией. Касаться! Каждым сантиметром касаться её теплого тела! Лечь сверху, чтобы её мягкие груди прижались к моим мышцами. Дышать напротив её приоткрытого рта, чтобы теплое дыхание сонной девицы ловили мои легкие. Целовать нежные губы и шею, не прекращая двигать тазом. Мои зубы сомкнулись на мочке её ушка, слегка покусывая его. Девушка уже натурально стонала. Из приоткрытых губ, с каждым моим толчком, вырывался её сладкий вздох. Она немного выгнула спину, а хрупкие кисти схватили одеяло. Её девочка сжимала меня, ласково и нежно обхватывая в своих влажных объятиях. Возбуждающего афродизиака оказалось многовато. Она почти проснулась.

 — Надо же! Нет-нет, тебе нельзя приходить в себя. Баиньки, — рот наполняется горьковатым привкусом, я приподнимаю её голову, и разбавленная снотворным слюна попадает прямо в горло девчонки. Через минуту, она сладко сопит как младенец. — Фух.

 Следующие полчаса я с наслаждением вылизывал каждый сантиметр её тела. Изящные ключицы, мягкие груди, такие мокрые и нежные, особенно внизу. Ноги и бедра, упругие, но все равно по-женски податливые, особенно там, где они переходят в талию. Шикарно. Девочка определенно следит за собой. Спорт, диета — все дела. Язык прошелся даже по подмышкам. Совершенно гладким, без единого волоска. Значит, лобок она не бреет специально. Азиатки… Ладно, я что-то совсем забыл о времени. Надо, наконец, разрядиться и бежать.

 — Не думаю, что ты хочешь забеременеть непонятно от кого, так что я зайду через задние ворота. Ты не против? — вместо ответа она громко всхрапнула. Ну да. Теперь транквилизирующий эффект многократно сильнее. Девушка в полном нокауте до самого утра.

 Переворачиваю её на живот, постелив под бедра свернутое в рулон одеяло, чтобы сонная попка оказалась задранной к верху. Картина довольно милая. Полумрак комнаты в восточном стиле — и лежащая с раскинутыми руками посапывающая девочка, призывно манящая попой. Из открытого рта на одеяло капала слюна. Она почти не контролирует себя, как бы не описалась. Хотя, пусть. Утром многое можно списать на пьяный угар. Обожаю молодых пьяных баб. В порыве чувств, я сжал одну из её ягодиц. Пальцы просто пели от наслаждения. Так, раздвинем их. Вот она, цель. Если кончу сюда, то ничего страшного. Наоборот, моя сперма тоже содержит особые компоненты. Блядь, только что подумал… да я ходячий склад наркоты!

 — Немножко смажем, — слюна во рту густеет, пересыщаясь муцином и прочими веществами. Даже обычную слюну вполне можно использовать как смазку. Моя же сейчас не хуже силиконовой и пахнет цветами. Ещё один побочный эффект. Хорошо хоть эта не светится. Небольшое количество прозрачного геля опускается на мою руку. Пальцами я аккуратно смазываю попку девушки по краям, а затем проникаю глубже.

 Удобно пристроившись сзади, я стал медленно напирать. Расслабленная транквилизатором, обильно смазанная попка не сопротивлялась, и головка легко проникла в анус. Хорошо. Узко. Тепло. Начинаю потихоньку двигаться, склоняясь над шеей девушки и вдыхая аромат её пота и волос. Руками поддерживаю её, прижимая к себе, попутно изучая пальцами прижатую к постели приятную грудь. Кайф. Вгонять его раз за разом, в мягкую и податливую плоть. Сперва было узковато, но скоро стало совсем хорошо. Я сжимал челюсти и шипел сквозь зубы, стараясь ещё немного оттянуть кульминацию, но тщетно.

 Оргазм прошелся по телу электрической судорогой, спазм за спазмом наполняя девочку моей спермой. Я всадил член до конца, уткнулся в её волосы и пытался не сойти с ума от наслаждения. Импульс за импульсом. Дышалось тяжело. Одна моя рука лежала на её животе, а вторая держала за плечо. Губы нежно поцеловали шею, и я прошептал ей прямо в ушко.

 — Спасибо.

 Покидать теплое и разгоряченное отверстие было грустно. Но я вышел, тщательно вытер остатки смазки и спермы платком из кармана своих штанов, одел девочку, как будто ничего и не было, и уложил обратно на поправленный футон.
 — А морда какая довольная! — поправил непослушные волосы, любуясь её улыбающимся во сне лицом с легким румянцем на щечках. — Сладких снов.

 Одевшись, я оглянулся на спящую красавицу. Навалилась тоска. Хотелось бы мне постоянной девушки… Чтобы засыпать под одним одеялом, чтобы просыпаться с ней по утрам. Мечты. Своим влиянием я истощаю партнера. Один, даже два раза в неделю — это ещё ничего, но больше… Томо была ярким примером.

 — До свидания, — запечатлев на её нежных губах прощальный поцелуй, я прикрыл дверь. А тут красиво ночью. Прыжок — и рука цепляется за забор. Легкое напряжение мышц — и я буквально перелетаю его. Энергия, которую я получил только что, бьет ключом. Оглядываюсь. Блин! Мне всегда так тяжело расставаться!

***



 Утро в столовой источников.
 — Эй, а ты сегодня прямо светишься, — вдруг сказала девушка своей подруге. Они только что почистили зубы и теперь с удовольствием завтракали. — Лицо румяное, глаза блестят. У тебя что, даже похмелья нет?
 — Не знаю. Сон приснился замечательный, — ответила та, чувствуя легкую, но приятную слабость во всем теле. Молодая шатенка поиграла со своими волосами, чувствуя на них незнакомый, но весьма приятный запах. — И мне почему-то так хорошо…


Развернуть

Лесби (СИ) Секретные Истории Игрушки (СИ) Разное (СИ) Традиционно (СИ) Анал (СИ) Бондаж (СИ) Фемдом (СИ) Доминирование (СИ) ...секретные разделы 

Версаль

   Эрика шла по узкой улочке старой части города. Настроение было превосходное, редкие прохожие, которые попадались навстречу девушке так же выглядели приветливо. Эрика училась в элитном колледже, где обязательной была довольно определённая форма. Строгая блузка, голубой пиджак с эмблемой колледжа и юбка до колен и хотя они не выглядели вульгарно, но придавали девушке определённый шарм. Эрика была высокой стройной голубоглазой блондинкой. Она обращала внимание, что стоило ей пройтись по городу в форме колледжа и внимания на неё обращали больше, чем, когда она была в своих лёгких летних платьицах. Обращали на неё внимание как мужчины, так и женщины. Росла девушка в окружении любящих её родных и близких, родители любили её, но не настолько, чтобы превратить свою дочь в надменную и избалованную принцессу.

   В колледже Эрика была одной из лучших учениц и принимала участие, как и в учебных олимпиадах, так и в постановках местного театра. И сейчас ей была нужна одна необычная вещь, которую было можно достать только в необычном месте. Дело в том, что в театре колледжа ставили пьесу, одна из героинь должна была быть кошкой. Попытки найти костюм ни к чему не приводили. Или это были совсем уж детские или костюмы для аниматоров на детские утренники. И тут был найден довольно оригинальный костюм кошечки, но он был предназначен не совсем для детского утренника. Это был костюм для ролевых игр и продавался он в сексшопе. Эрика не разу не была в подобных местах, но она была очень ответственной и решила сама все узнать. Эрика стояла возле входа в довольно старое здание, судя по резной двери и лепнине. В этой части города было много старых домов, но при этом дом не выглядел как развалина. Цветы в клумбах говорили о его обитаемости, но все окна были плотно занавешены. Над парадным входом висела вывеска. Крупными красными буквами в серебристой окантовке на черном фоне было написано


«Версаль»


   Эрика помнила, что это из истории, о временах мушкетеров и кардиналов. Снизу было написано 


«Вход строго с 18 лет»


   Эрика вздохнула с облегчением, 18 лет ей уже было и такая надпись больше не являлась препятствием. Девушка потянула на себя большое медное кольцо, в носу головы льва, что служило ручкой. Тяжёлая резная дверь открылась перед девушкой, и она вошла внутрь. Эрика прошла по тёмному коридору и вошла в просторное помещение. То, что она увидела внутри не могло даже привидеться девушке в её самых страшных снах. То тут то там стояли или лежали силиконовые члены самых разных размеров, цветов и форм. Были тут и вполне обычные, так и невиданные. Вот стоял крупный агрегат, но внешне он напоминал конец щупальца, на нём имелись даже присоски. Другой имитировал собачий или волчий ствол, в углу стоял массивный агрегат жеребца. Эрика впервые оказалась в сексшопе и старалась не останавливать своё внимание на чём-то определенном. А посмотреть было на что. Помимо отдела с искусственными членами были ещё журналы и диски, атрибутика для любителей жести в виде разных плёток и наручников. В общем выбор был большой. Эрика уже пожалела, что вошла сюда и направилась было к выходу, но тут путь ей преградила высокая женская фигура.


— Ты что-то хотела деточка? - голос был холодным и жёстким, как сталь. 


   Стоявшая перед Эрикой женщина была старше девушки и выше за счёт туфель на длинных каблуках. Женщина была стройной брюнеткой с длинными волосами ниже плеч, зелёными глазами и в таком облегающем платье, что оно сидело как вторая кожа


«На ней, наверное, нету белья» Невольно подумала про себя Эрика а вслух сказала: 


— Извините, я наверное ошиблась. И я пойду, мне надо идти, - залепетала Эрика и увидела как по губам Брюнетки скользнула хищная улыбка

— Ошиблась ты деточка когда решила уйти отсюда, так и не взяв ничего. Я думаю трудно было не заметить вывеску на входе. Меня зовут София, Мадам Софи, или просто Мисс Беннет. А тебя как детка?

— Эрика, - слова будто застревали в горле и девушка с трудом смогла выдавить их из себя.

— Мммм, Эрика, красивое имя, как и ты. Что же ты искала у меня на полках? Что-то для себя, друга или подруги? Скажи, у меня лучший магазин в городе.

   Эрика не могла понять, для чего Мисс Беннет ее так осматривает. Эрика подумала, что было бы глупо уйти без того, зачем она сюда пришла. По крайней мере даже не спросив.

— Ммм, мне просто нужен один костюм, - неловко ответила девушка.

Брюнетка снова усмехнулась

— Ролевые игры, понимаю. Медсестра, горничная, строгая учительница? Костюм ученицы я вижу у тебя уже есть, - Эрика покраснела, представив что решила эта женщина, для чего Эрике костюм

— Это для театра, - сумела выдавить из себя девушка

— Мне всё равно, как вы называете свои игры. Театр или цирк, и какой же костюм тебе нужен? - голос женщины был таким холодным, словно ей все равно.

— Кошки, - пролепетала Эрика и женщина вновь окинула её взглядом с ног до головы.

— Пэтплей? А это уже интересно. Ну что же пошли за мной, - и женщина направилась вглубь магазина. 


   Пройдя по коридору Эрика оказалась в довольно просторной комнате, напоминавшей бутик в магазине. Или гардеробную театра абсурда. В комнате было большое зеркало и пуф посередине. Вдоль одной стены на длинном шесте висели разные костюмы, сверху были полки с шляпами. По мимо этого в комнате были пара манекенов. Один был одет в женское платье, словно сошедшее с картины старинного художника. Второй манекен был одет в костюм словно сошедший с экрана фильма про постапокалипсис. Чёрный, блестящий, плотно обтягивающий манекен. На голове было нечто, вроде противогаза с несколькими рифлёными трубками. Эрика засмотрелась на манекены и не успела заскучать, как к ней уже вышла брюнетка, державшая в руках костюм.


— К нему прилагается ещё ушки, перчатки лапки и ещё подарок от магазина, - по лицу брюнетки вновь скользнула хищная улыбка. Эрика окинула костюм взглядом, выглядел он просто потрясающе и девушке так и хотелось его примерить.

— Это превосходный костюм, и сколько вы хотели за несколько дней аренды, - Эрика уже в уме прикидывала, на сколько дней у неё хватит денег.

— Что, но у меня не прокат, а магазин. Так что ты или можешь купить его или я его подарю, но ты выполнишь некоторые мои условия.

Эрика видела ценник и поняла, что купить ей не получиться 

— И какие у вас условия? – спросила девушка, еле сдерживая страх и любопытство в голосе.

Мисс Беннет окинула взглядом девушку, словно оценивала её

— Для начала я хочу, чтобы ты разделась полностью. Не до белья а до гола, а из одежды оставь лишь серёжки и цепочку, - Мисс Беннет снова посмотрела на Эрику и та готова была провалиться сквозь землю.

— Но мисс, зачем мне раздеваться, я же буду одевать его с бельем и... - начала было Эрика, но мисс Беннет резко оборвала девушку

— Нет, я сказала раздевайся, значит раздевайся. Я не должна тебе что-либо объяснять. Не нравиться можешь уйти. Или ты всё же разденешься?


   Эрика хотела возразить, но поняла, что это бессмысленно, и она принялась раздеваться. Эрика сняла свою униформу и аккуратно сложила её, затем тихо вздохнув сняла с себя трусики и лифчик, оставшись лишь в белых носочках. Эрика стояла, прикрывая руками грудь и киску. Мисс Беннет увидела что Эрика стесняется и отдала команду своим стальным голосом:


— Встань ровно, руки по швам.

Эрика была как будто под гипнозом и не смела перечить такому тону и убрав руки вытянула их вдоль себя, представив обзору свою грудь.

— Повернись спиной.


   Эрика продолжала подчиняться этой властной госпоже не понимая что с ней происходит и повернулась к мисс Беннет, представив её обзору свою спину и округлую попку.


— Нагнись и раздвинь ягодицы.

Вновь приказ был выполнен без пререкания, представив на обозрение самую сокровенную часть девушки.

— Великолепно выглядишь, я вижу ты достойна моего костюма, - и брюнетка подала костюм Эрике. 


   Эрика стояла напротив зеркала и с интересом осматривала себя в костюме кошечки. На голове был ободок с кошачьими ушками, на руках кожаные перчатки по локоть в виде кошачьих лапок, на шее ошейник с маленьким колокольчиком. Сам костюм был из короткого кожаного платья, подчеркивающим грудь, плотным корсетом, обхватывающим талию и ультра короткой юбочки, чуть прикрывающей попку. На ногах были высокие сапожки. Эрика рассматривала себя со всех сторон и не могла налюбоваться. Поджав лапки и состроив своему отражению рожицу Эрика мяукнула: 


— Мяууу.


   Мисс Беннет удалилась, и скоро вернулась с чем то длинным. Присмотревшись Эрика поняла, это что-то вроде пушистого хвостика со странным каплевидным наконечником


— А это подарок от фирмы к костюму. Если хочешь, я могу помочь его приделать.

Эрика держала в руках хвостик и с интересом рассматривала его. Мисс Беннет подошла к ней с баночкой смазки.

— Это хвостик с анальной пробкой, давай я помогу тебе и ты будешь выглядеть настоящей киской. Повернись и нагнись.


   Эрика не могла поверить своим ушам, но ослушаться мисс Беннет более не могла. Она наклонилась и ощутила, как смазанный палец прошелся по её колечку и затем углубился, смазывая девушку изнутри. Через некоторое время брюнетка вынула палец и вскоре Эрика почувствовала, как что-то стало упираться ей в попку. Эрика непроизвольно напряглась и сжала попку


— Ну что ты киска, расслабься, дыши глубже, так легче войдёт, - произнесла Мадам Софи чарующим голосом.

Эрика принялась делать так, как ей говорили. Каплевидная форма пробки способствовал постепенному расширению попки. В самом широком месте пробки Эрика вскрикнула, закусив губку, но вскоре пробка вновь начала сужаться, и попка Эрики снова сжалась, крепко обхватив каплю.

— Ну просто великолепный вид, - отметила мисс Беннет. Эрика тоже посмотрела на свое отражение, из-под коротенькой юбочки виден был хвостик, который у Эрики казалось был с самого рождения.

— Какая красивая кошечка, какой милый хвостик. Таких кисок надо няшить под хвостик. Ты хочешь со мной поиграть котёнок? - тихо, но довольно отчетливо сказала мисс Беннет.

— Муррр, мяуу, - произнесла Эрика и закивала головой, от этого колокольчик, весящий на её ошейнике мелодично зазвенел.

— Иди и устраивайся на пуфик по кошачьи, я сейчас подойду, - в своем привычном приказном тоне обратилась к Эрике мисс Беннет. 

Эрика прошла и устроилась на широком, оббитом красным плюшем пуфом. Пуф оказался достаточным для того, чтобы Эрика устроилась на него, встав на четвереньки. Эрика посмотрела на свое отражение и мило улыбнулась. Через некоторое время вернулась мисс Беннет.

— Какая милая кошечка, но кошечки иногда царапаются, - сказала брюнетка и обойдя девушку вокруг, ловко достала из под пуфа небольшие кандалы на цепи и быстро закрепила их на руках и ногах Эрики

— Вот теперь ты ни куда не убежишь, произнесла Мадам Софи и ловко скинула платье. К удивлению Эрики на мисс Беннет оказался одет страпон телесного цвета и довольно внушительных размеров. Мисс Беннет обошла Эрику и встала позади девушки

— Какой потрясающий вид, - с этими словами руки брюнетки легли на ягодицы Эрики и принялись тискать и мять их, широко их раздвигая. Затем её пальцы скользнули меж губок Эрики, и принялись натирать их, вызывая у девушки лёгкий стон. Затем один пальчик скользнул между губок в пещерку, затем к первому пальцу присоединился и второй. Софи принялась иметь Эрику двумя пальцами, а затем, разведя их немного рогаткой, принялась вертеть ими в девушке. Эрика непроизвольно сжималась, обхватывала пальцы Софи, словно стараясь сжать их. Но Софи продолжала раздвигать их, подготавливая девушку к страпону.


— Я думаю пора перейти к основному блюду, - сказала Софи и вынув пальцы, подвела головку страпона к чуть открытой пещерке Эрики. Мисс Беннет схватив Эрику за бока стала надавливать на девушку, головкой страпона проникая внутрь.

— Аууу ммм, - вскрикнула Эрика, ощутив как тесно стало внутри неё. 


   Головка страпона через Эрику соприкасалась с анальной пробкой хвостика, вызвав целую бурю эмоций и разряд тока по всему телу, перешедший в том числе и на соски, вызвав покалывания. Софи вошла в Эрику на половину длинны страпона и остановилась, давая девушке привыкнуть к новым ощущениям. Мисс Беннет вновь подалась вперед, вгоняя страпон в Эрику до основания. Эрика вскрикнула, ощутив себя наполненной изнутри. Пробка и страпон плотно прижимались друг г другу. Софи стала вынимать страпон из Эрики, но на половине остановилась и вновь резко ввела его в Эрику. Эрика вскрикнула, за что получила шлепок по попке.


— Привыкай сучка,- усмехнулась Софи. 


   Софи принялась иметь Эрику задрав её хвост и придерживая за бока. Страпон, словно отбойный молоток работал в лоне девушки, вызывая всхлипы, крики и стоны Эрики. Казалось мисс Беннет пытала Эрику, её страпон менял скорость, долбил быстрее и медленнее. Входил под разными углами. Но и у Эрики был свой предел и достигнув его, она задрожала всем телом и вскоре бурно кончила, провалившись в забытье. 


____________________________________________________________________________________________________________________


Эрика стояла на выходе из магазина, рядом с ней стояла мисс Беннет

— Ты была великолепна и заслужила этот костюм. Надеюсь вскоре я тебя увижу тут в нем, и не только в нем. Я с тобой не прощаюсь.

Эрика покинула магазин со смешенными чувствами.


Развернуть

Анал (СИ) Секретные Истории Фемдом (СИ) Доминирование (СИ) Лесби (СИ) Традиционно (СИ) ...секретные разделы 

Дорожный патруль

Алекс мчалась по трассе, выжимая из своей машины всё, что можно. Чёрная полоса асфальтной дороги разрезала пустыню, словно кто-то начертил её огромным карандашом. Местность была глухая, машины попадались редко, иногда вдоль дороги стояли рекламные щиты, дорожные указатели и кактусы в человеческий рост.

Девушка уже долго ехала по безлюдному участку дороги. Смотря по сторонам, Алекс воображала, что конец света уже наступил, и человечество, или большая его часть, прекратило своё существование. Ядерная война спалила человечество, или его пожрали зомби, или людей превратили в коконы злобные пришельцы. Алекс представила, что она едет не на своей машине, а на мощном грузовике, со всех сторон обваренный решётками из арматуры, металлическими шипами и несколькими пулемётами по периметру. А на сотни и тысячи километров вокруг никого нет. Но за самонадеянность приходиться платить. Стоило ей переехать один из холмов, как на обочине дороги показалась полицейская машина. Алекс ехала, ничего не нарушая, но при виде полиции она испытала лёгкий испуг и робость. Она надеялась, что проедет спокойно, но стоящий у машины офицер взмахнул ей в знак остановки. Алекс остановилась и съехала на обочину. Она осмотрела себя в зеркало заднего вида. Молодая симпатичная блондинка была одета в простую майку и коротенькую юбку, оголяющая её бедра и шикарные коленки, на голове у неё была бейсболка с любимой командой. Бюст у Алекс был не самым маленьким и девушка оттянула маечку, что бы лифчик был виден немного. 


— Добрый день мэм, разрешите ваши документы!


Алекс вздрогнула, представившийся ей офицер не был мужчиной. Высокая девушка, возрастом примерно как и Алекс была одета в строгую полицейскую форму, которая сидела на ней, как влитая. Девушка была коротко подстрижена и её волос не было видно их под фуражки. По фигуре было видно, что девушка увлекается тренировками. 


— Лейтенант Стейси Рикс, предъявите ваши документы!


Голос девушки стал немного строже. Алекс в начале даже немного растерялась, но после второго, более твёрдого требования, она поспешила достать портмоне из бардачка.


— Тут всё мэм офицер. Страховка, права, я разве что-то нарушила, мэм офицер!


После того, как её трюк с майкой оказался лишним, Алекс старалась вести себя как самая прилежная ученица в классе. Офицер взяла из рук девушки документы и стала просматривать их, Алекс сидела положив руки на руль, так показывали в полицейском шоу. Сидя за рулем Алекс посматривала на полицейскую. Та напоминала хищную птицу, острый нос и цепкий взгляд добавляли схожесть. Лейтенант Рикс просматривала документы и тут её взгляд встретился со взглядом Алекс. Офицер словно рентгеном прожгла её. Алекс поспешила перевести взгляд на приборную панель. Алекс переживала, что в документах допущена ошибка, на которую никто не обращал внимание, и теперь эта ведьма со своим взглядом найдет её и заставит отвечать.


— Мисс Сомерсет, прошу вас выйти из машины и не делать резких движений, - сказала офицер Рикс, и её рука непроизвольно легла на рукоятку пистолета. 


Последний жест не добавил уверенности. Она стала медленно открывать дверь, а воображение рисовало ей жуткую картину, как офицер, приняв её некий жест за попытку выхватить оружие. Офицер ловко выхватывает пистолет и стреляет в Алекс и вот она лежит у своей машины, а струйка крови стекает по асфальту к колесу.


— Шаг в сторону от машины, - голос офицера звучит ясно и чётко, словно говорит не человек, а машина, в образе человека, как в старом боевике. 


«Да, может она станет как я, моей копией, а меня проткнёт пикой, в которую превратиться её рука. Что-то у меня разыгралось воображение, надо меньше пить кофе.» 


Офицер стояла и поглядывала то на фото в водительском удостоверение, то на Алекс. 


«Ну да, была молодая и глупая, красилась в красный цвет и носила дреды. Но это же я, неужели не узнать»

На права Алекс фотографировалась ещё в колледже, и в последнее время сильно изменилась. Всё собиралась поменять фото, но руки не доходили.


— Мэм, нам от окружного шерифа поступила информация о том, что по этой дороге идёт трафик наркотиков. По сообщению информатора шерифа курьер молодая девушка лет 20—25. Наркотики у неё при себе, у женщин для этого больше возможностей, - кривая, как шрам улыбка на мгновение вспыхнула на лице офицера, и так же быстро пропала.

— Если вы не будете против, то я проведу ваш личный досмотр. Много времени это не займёт.


Алекс смотрела полицейские шоу и решила показать, она не так проста.


— Досмотреть меня, а за что, я же ничего не сделала. Я знаю свои права, мне нужен адвокат, я имею права на звонок. Алекс встала скрестив руки на груди, показав, что она не глупышка. Офицер Рикс лишь слегка усмехнулась, и достала с небольшого кармашка наручники, которые неприятно звякнули.

— Ко мне спиной, руки за спину, - голос словно из автоответчика, повторял заученный текст.

— Но почему, я же ничего не сделала, - Алекс уже потеряла уверенность, а её голос стал жалобным и слезливым.

— Ты отказываешься от досмотра, но при этом подпадаешь под описание. Твои документы могут быть подделкой, и я могу арестовать тебя до выяснения личности. За решёткой ты сможешь позвонить и тебе предоставят адвоката, - автомат рубил слово за словом.

— Но я не хочу в тюрьму, разве нельзя по-другому? - Алекс уже готова была разреветься и ком стоял в горле

— Я согласна... досмотр, - чуть ли не через сквозь слезы пролепетала Алекс. — Офицер, - поправила её полицейская. Она ловко убрала назад наручники и вплотную подошла к Алекс.

— Руки по швам и не шевелись. Сделаешь всё, что я скажу. А станешь брыкаться у тебя будут проблемы. Все поняла? - Алекс слегка кивнула, "киборг-убийца" продолжила выдавать свой текст. Стейси в плотную подошла к Алекс.

— Стой смирно, сняла кепку, - Алекс поспешила снять кепку и положила её на место водителя в своей машине.

— Рот открой.


Алекс ещё толком не успела открыть рот, как требовательный палец Стейси проник ей в рот и принялся шурудить там, бывая за щеками девушки, проходясь по небу, прикасаясь к её языку. Стейси вынула палец из рта Алекс и принялась осматривать её. Сначала плечи, затем бока, руки прошлись по спине и наконец крепко схватили девушку за грудь


— Ахх это зачем, - вскрикнула Алекс от неожиданности, ощутив крепкие и цепкие руки полицейской у себя на груди. Стейси не обратила на это внимания и продолжила осмотр.

— Майку сними, -  Алекс потянула за низ майки и через голову сняла её, положив рядом с кепкой. Руками она постаралась прикрыть свою грудь в лифчике.

— Убрала руки, - грозно выдала Стэйси, Алекс опустила руки. Стейси вновь схватила Алекс за грудь, продолжила её крепко мять. Её руки вызывали болевые, но в то же время возбуждали девушку. Соски под лифчиком начали твердеть.

— Сними его и дай мне на осмотр. Не мешкай, - Алекс сняла с себя лифчик, прикрывая одной рукой голую грудь, другой протянула его Стейси. Та взяла его и осмотрела, пожав чашечки. Затем отбросила в сторону майки, лифчик не долетел и упал около машину на землю.

— Опусти руки и не мешай мне, - чуть ли не со слезами на глазах Алекс опустила руки, обнажая грудь с затвердевшими сосками. 


Стейси слегка усмехнулась и обхватила её своими цепкими руками. Она мяла и тискала грудь Алекс, последняя боялась даже пикнуть, ощущая легкое возбуждение. Стейси перестала тискать грудь и сжала сосочки Алекс и немного крутанула их, вызвав вспышку возбуждения и боли. Наконец Стейси отпустила её грудь.


— Сними юбку, - приказала Стейси, Алекс поспешила выполнить приказ, расстегнула молнию на боку и сняла юбочку, положив её к остальным вещам. На девушки остались лишь узкие кружевные трусики.

— Да, в них много не спрячешь, зато можно спрятать в тебя. Сними трусики и далеко не отходи, я сейчас подойду.

Алекс поспешила снять трусики. Она стояла голой в одних кроссовках возле свой машины посреди пустыни. Стейси что-то взяла из своей патрульной машины и направилась к Алекс. В руках у неё оказалась пара перчаток и баночка с закрытой крышкой. 

— Повернись ко мне спиной и нагнись, сейчас мы тебя досмотрим полностью, - сказала Стейси, одевая на руки латексные перчатки. Алекс поспешила нагнуться, уперевшись руками в свою машину. Она испытывала целую гамму чувств, смешение злости, стыда и возбуждения. 

— А ты я вижу завелась, - сказала Стейси, глядя на влажную киску девушки. Стейси окунула два пальца в банку, вынула, на них оказалась густая белая смазка.

— Ну посмотрим на твой богатый внутренний мир, - Стейси подвела руку к Алекс и прошлась смазанными пальчиками между слегка припухших губок девушки, вызывая лёгкую дрожь в теле Алекс и оставляя белёсые разводы смазки. Стейси немного поиграла пальчиками с киской девушки и затем ввела их в Алекс. Своими пальцами она принялась вертеть и ощупывать девушку изнутри, с губ Алекс сорвался тихий стон.

— Ммм… ахх как хорошо.


Стейси усмехнулась и посмотрела на девушку 


— Что шлюшка, нравиться моя проверочка? Чуть позже я смогу поиграть с тобой куда более интересней.

Между тем Стейси развела пальцы рогаткой и убедившись, что в Алекс ничего нет, вынула из неё пальчики.

— Ну что же, тебя надо проверить ещё в одном месте, - Стейси вынула руку и вновь опустила пальцы в баночку со смазкой.

— Положи руки на ягодицы и раздвинь их в стороны, я проверю твою попку 

Алекс встрепенулась и попыталась ответить отказом.

— Зачем это надо, нет, я не хочу, что бы проверяли мою попку, я... 

— Не строй из себя недотрогу.

Резко прервала её речь Стейси 

— Я же вижу как ты возбудилась от моей проверки. Если ты не захочешь, что бы я тебя проверила тут, придется нам проехать в участок. Ты этого хочешь? Нет, ну тогда будь хорошей девочкой.


Алекс ничего не оставалась сделать, как положив руки на ягодицы, широко раздвинуть их. Стэйси вынула из баночки свои пальцы с новой порцией смазки и поднесла указательный палец к узко сжатой дырочке Алекс, сначала смазала её, а затем стала проникать внутрь. Алекс ощутила посторонний предмет в своей узкой попке и тихо застонала, но Стэйси не стала останавливаться и проникла в девушку всё глубже. Немного покрутив пальцем в девушке, она вынула его.


— Да, тут похоже ничего нет, чисто, но я вижу ты была бы рада продолжению после моёй проверки. Не хочешь пройти ко мне в машину и там я смогу доставить тебе намного больше удовольствия? - Стэйси стояла с легкой улыбкой на губах, а одной рукой ласкала киску девушки, Алекс ощущала новый прилив удовольствия

— Да, я бы хотела, -  тихо прошептала она, Стэйси усмехнулась и отошла от девушки. Она сняла перчатки и бросила их на горячий асфальт.

— Иди к моей машине и располагайся на заднем сиденье. Встань на четвереньки и подожми под себя ноги.


Алекс направилась к полицейской машине, и открыв заднюю дверцу, забралась на узкое сиденье коленями. Устроившись там, она стояла на четвереньках, поджав под себя ноги, как и велела её Стэйси которая уже подошла к машине.


— Я вижу ты неплохо устроилась и готова получить моего дружка в себя, - Алекс услышала позади себя звук расстёгивание молнии и оглянувшись, увидела, что Стэйси уже сняла свои форменные брюки, и под ним оказался массивный силиконовый страпон.

— Я думаю, тебе понравиться мой дружок. Многим девушкам он очень даже нравиться, и я смогла убедиться, что ты очень вместительная, - Стэйси взяла страпон в руку и поводила его силиконовой головкой между губок девушки, заставив её слегка вздрогнуть. Затем Стейси замерла и стала надавливать, погружая страпон в девушку. Алекс застонала, но Стэйси не останавливалась, пока страпон не вошёл до конца.

— Тебе это понравиться? – спросила Стэйси и затем подалась назад, вынимая страпон из смазанного лона Алекс. Остановившись мучительница вновь резко ввела его в девушку. Алекс слегка вздрогнула и застонав подалась вперед, словно стараясь слезть с силиконового страпона.

— Ты куда собралась милочка, мамочка ждёт тебя.


Стейси положила руки на бока девушки и удерживая её, принялась ловко работать тазом имея Алекс своим силиконовым страпоном. Стейси работала уверенно и без остановок, имея киску девушки. Вгоняя страпон до основания и затем почти полностью вынимая его, при этом шевеля тазом из стороны в сторону. Киска отвечала на частые движения обильным течением и чавканьем. Белёсые следы смазки вперемешку с соком самой Алекс достаточно смазали член для того что бы он свободно входил в девушку. Свои действия Стэйси сопровождала пошлыми выражениями, что очень заводило обеих девушек. Спустя продолжительный промежуток времени Алекс задрожала всем телом и вскоре громко и бурно кончила, заливая своими выделениями силиконовый страпон.


— Молодец сучка, отлично отработала. Так обильно из тебя течёт смазка, что впору проверить и твою попку, - Стэйси усмехнулась, а Алекс неожиданно встрепенулась.

— Что, я не хочу туда, с меня на сегодня хватит, - залепетала Алекс, и попыталась выйти из машины. Но тут Алекс схватила её за бедра и крепко хлопнула её ладонью, оставив красный след.

— Будь паинькой, уверенна, тебе понравиться, - через пару мгновений Стейси подвела силиконовую головку к узкому колечку и стала давить на него. Головка, а затем и сам ствол скрылся за плотно обхватившим его кольцом. Алекс застонала и Стейси приостановилась, давая девушке привыкнуть к новым ощущениям. Через время Стейси всё же ввела страпон до основания, и затем она стала отводить свой таз от девушки, вынимая страпон наполовину. Когда большая часть страпона вышла из попки Алекс, девушка постанывала и слегка скулила. Стейси вынула страпон полностью, сунула палец в баночку со смазкой и обильно стала смазывать чуть раскрытую попку и страпон, а после вновь стала погружать орудие в девушку. Теперь оно заходило намного легче, а Алекс стонала тише. Значительное количество смазки собиралось снаружи колечка, но много было размазано и по самому страпону, облегчая его движение. Движения Стейси не были такими частыми и резкими и вскоре Алекс стала привыкать к новым ощущениям. Стейси положила руку девушки на её же киску и заставила её саму себя ласкать. Целая гамма чувств охватила Алекс. Болевые от попки и возбуждающие от киски, эти ощущения вновь загнали девушку на вершину удовольствия, и вскоре Алекс вновь кончила.



Спустя время Алекс уже сидела одетая за рулем своей машины, а Стейси стояла рядом.


— Я записала тебе свой номер, и если ты будешь в наших краях, можем опять встретиться. А пока счастливого пути.

Алекс нажала на газ и помчалась прочь от патрульной машины. На горизонте уже начинался закат, и девушка спешила словно солнце скрыться за горизонтом.


Развернуть

порно история 18+ Эротика продолжение в комментах Секретные Истории Традиционно (СИ) Фетиш (СИ) Доминирование (СИ) ...секретные разделы 

Порно история. "Сломленный синай" (гет, насилие, 18+)


Ссылка на фикбук


  Обыкновенный летний день, дело близится к вечеру. За окном додзё вовсю шумит ветер, поднимая в воздух сонмы пыли и сухой ветоши. Летняя жара в августе очень любит преподносить подобные сюрпризы, как правило, заканчивающиеся довольно быстро. Но не в этот раз. С погодой вообще что-то странное творится этим летом, даже цунами на Черном море прошлось, там чуть целый лагерь не смыло. Казалось бы, откуда в Черном море взяться настоящему цунами? Но нет же, было, вот только до берега почему-то не дошло. Нашумели тогда в инете видео очевидцев. Кто говорит — фотошоп, но что-то не верится: столько кадров с разных ракурсов… Да ладно, сейчас не об этом.
 Додзё. Любят у нас громкие названия… халупа как халупа, одноэтажное здание на отшибе маленького городка, с деревянным паркетом и небольшими окнами, даже нормального татами не имеется, а нет же — додзё! Звучит гордо, во всяком случае, получше, чем сельская спортивная секция. Наверняка, весь сакральный смысл названия в том, что таким Макаром можно увеличить плату за занятия тут. Тренер человек практичный, всё, что можно, переделано под восточный стиль. На стенах иероглифы и портреты знаменитых мечников, во дворе каменный сад (тренер искренне утверждает, что КамАЗ щебенки, рассыпанной перед входом, — это он и есть).

 Здесь в секции кендо занимались посменно, как любители, так и профи. Из-за моего жесткого графика работы в аптеке я просто не мог попасть сюда во время тренировок простых смертных, и приходил как раз вечером, на занятия спортивного резерва. Тренеру-то пофиг: клиент платит — да и пусть, а я нехило получал на орехи! Причем, что самое обидное, большинством спортсменов, занимавшихся в профессиональное время, являлись именно красивые девушки. Принадлежность к «слабому» полу никак не сказывалась на их способностях и сноровке в целом. Вот как, как может восемнадцатилетняя, не такая уж и грозная на вид, девчонка отпиздить деревянным мечом здорового меня? Оказалось, вполне может… Но ничего не поделаешь, надо. Мне необходимо заниматься чем-то подобным, а другого такого месте в провинции нет. Ха, сам становлюсь не лучше других, «провинции»… вещи надо называть своими именами. Село — оно и есть село.
 Нет, я не мазохист. Дело в том, что не так давно я проходил плановую диспансеризацию (это когда раз в год доказываешь, что ты ещё не сдох), и коллеги поставили неутешительный диагноз — маниакальное расстройство личности, на это указывали все психологические тесты и снимки энцефалографа. Вот «здорово»! Я психически нестабилен. С таким диагнозом работать с людьми нельзя, но меня прикрыли, спасибо связям. У меня есть знакомый специалист, он-то и посоветовал средство от напасти, странное такое… Одно из возможных решений этой проблемы, как ни странно — спорт, с увеличением активного общения с людьми. Когда после суток дежурств в аптеке ты только и делаешь, что сидишь у экрана компьютера в полном одиночестве, неудивительно — шарики за ролики у любого могут заехать. Впрочем, лично я пока что не терял самоконтроль, хоть зачастую и ловя себя на мысли, что хочу… Да мало ли что хочу! Хочу прибить тех, кто меня раздражает, или спонтанно обнять молоденькую медсетричку из приемной. Спонтанные, импульсивные, животные порывы. В общем — КОШМАР! Сходить с ума, при этом оставаясь в своем уме, понимать, что желаешь страшного, стремиться — и при этом из последних сил противиться собственным навязчивым желаниям! Па-ра-докс. Мог бы и диссертацию написать по этому состоянию, так сказать, из первых уст, ха. Какая ирония!

 — Ты ещё долго валяться будешь, ленивая жопа? — бодро раздался нахальный девичий голос. Высокая и безумно красивая девушка, облаченная в кимоно, хакама и защитную экипировку, включающую в себя тренировочные доспехи и шлем. Моя сегодняшняя спарринг-партнерша, как, в принципе, и всегда.
 — Я, между прочим, на семь лет старше тебя, прояви хоть какое-то уважение, — кое-как поднимаюсь на ноги после встречи с деревянным полом, в такие моменты особенно сожалеешь об отсутствии мягкого татами. Уж больно хорошо она владеет синаем, и, пусть меч и бамбуковый, а на мне такой же тренировочный доспех, как и у неё… Больно! Особенно падать. Дамочка упряма, как стадо ослов, а превосходная физическая подготовка и множество наград с соревнований подняли её и без того не скромное эго практически до небес. Она выделялась даже на фоне остальных профессиональных мечниц нашего додзё.
 — Возраст — это просто цифры, — фыркнула довольная зараза, опирая меч наконечником в пол и используя как трость. Просто цифры? Посмотрю, что она скажет через десять лет. — Мой дан выше твоего, намного выше твоего. Смирись. Формально, здесь в стенах додзё, я старше! А ты — всего лишь ленивый ученик, который за год занятий так и не смог ничего добиться! Так что буду бить тебя, когда захочу и сколько захочу.
 — Я вообще не понимаю, почему ты тратишь на него время. Занимайся хоть иногда и с нами, Томо, — бросила ещё одна из занимающихся в зале девушек: её противница отдыхала, и у спортсменки нашлось время на болтовню. Формально, мою спарринг-партнершу звали Тамара, но она не особо любила своё имя, предпочитая, чтобы её звали на японский лад —
Томико, или просто Томо. — Потренировалась бы с деревянным чучелом, и то проку больше.
 — Пока хозяин додзё — мой отец, я не могу позволить хоть кому-то здесь быть настолько слабым, — ответила моя противница, разминая шею. Что ж, сам виноват в таком отношении к моей персоне. Тяжело общаться с людьми, и по большей части я молчал на тренировках, девочки восприняли это как заносчивость и хамство. Молодые, глупые. А я ведь искренне восхищаюсь этими спортсменками, каждой! И не только восхищаюсь, если уж на то пошло. О, эти потные и горячие тела, эти вскрики с каждым ударом синая… Надо будет купить сегодня ещё тех мягких белых салфеток.

 — Ладно, девочки, — Томо громко хлопнула в ладошки, привлекая внимание всех тренирующихся. В спортивном резерве не было никого несовершеннолетнего, они просто не выдержали бы такой темп и нагрузки. Однако даже они слишком увлекались на спаррингах и переставали следить за часами. Девочки, надо отдать им должное, быстро побросали свои дела и выстроились перед лидером. — На сегодня всё, все молодцы. Фух! — выдохнула Томико, снимая шлем, когда мы в зале остались только вдвоем. Остальные девицы быстро нырнули в раздевалку, пошумели душем, похлопали дверцами шкафчиков и дружной толпой ушли по делам. Глядя на эту стайку модных и стройных красоток, никому и в голову не придет, что они совсем недавно махали мечами, потные, как портовые грузчики. — Я медитировать. А ты пока готовься к индивидуальным тренировкам, в конце концов, раз уж продолжаешь заниматься в группе про, придерживайся планки. И вообще, будь благодарен, что я с тобой вожусь! Понятно!
 — Спасибо. Я ценю, не сомневайся, — наедине мой голос звучал увереннее, и не так сухо. Получилось даже улыбнуться. Сейчас, когда мы вдвоем и давление толпы ослабло, было намного проще общаться с этой… Нет, ну стерва же! Она надо мной издевается, постоянно! Что же творится в моих мозгах? Темные волосы девушки, стоило ей снять шлем и резинку, длинным каскадом ниспадали почти до пояса, вместе с её серо-голубыми глазами, они заставляли сердце пропустить пару ударов. В голове пронеслись образы, как я кусаю её нежную кожу, вдыхая глубоко запах девушки, как она ёрзает, пытаясь вырваться их железного захвата, её тело дрожит, пока я наматываю эти прекрасные волосы на свой кулак…
 Наваждение прошло так же внезапно, как и накатило. Мне нужно или выпить свои таблетки, или сбросить стресс по-другому, но тут это сделать не так просто. Тем временем Томо вышла из помещения во внутренний двор — медитировать, а на деле — просто перевести дух перед дополнительной тренировкой со мной: усталость ей не чужда, но упрямая гордячка в этом никогда не сознается.
 Пользуясь отсутствием Томоко, я ужом проскальзываю в женскую раздевалку. За простой деревянной дверью — новый мир. О, это царство божественных запахов! В воздухе ещё витает теплый пар из душевых, где несколько минут назад голые девчонки смывали с себя пот, обтирая обнаженные тела под струями воды. Так же ощущается целый шлейф разнообразной парфюмерии: девочки есть девочки, даже если они дослужатся до высшего дана, за пределами додзё всё так же будут прихорашиваться. Воительницы в юбках, заводит.
 Бесшумные шаги по плиточному полу. Полумрак комнаты. Свет падает лишь через пару небольших окон, закрытых матовой пленкой. Открываю один из стоящих в ряд шкафчиков, руки дрожат, разум обзывает меня последним извращенцем, но сердце бешено бьется в груди, а ладони тянутся к висящему там кимоно. Голод и гормоны, помноженные на психическую нестабильность, не позволяют мозгам нажать на тормоза. Да в конце концов! Кому от этого будет плохо, если девочки не узнают? Снимаю с вешалки ткань кимоно, которая недавно облегала юную спортсменку. Господи, оно ещё теплое! Даже слегка влажное от пота, ткань пропиталась запахом носившей её девочки. Подношу к лицу и буквально зарываюсь внутрь, глубокими глотками наслаждаясь ароматом девичьего тела. Надо хорошенько запомнить этот запах. А здесь трусики, она даже белье меняет перед занятиями, какая чистюля. Засосало под ложечкой, в тишине можно было услышать щебетание птиц во дворе и далекие гудки машин на сельской дороге. Волна возбуждения прошлась по телу, зарождаясь внизу живота, она смыла по пути все моральные преграды. Одна рука уже готовится лезть в тренировочные штаны, а вторая подносит влажные белые трусики к губам…

«Но ведь в этот раз всё может быть по-другому…» — вдруг закралась мысль из самых глубин сознания, из той части, которую не контролирует ни человеческий разум, ни оковы общества. Бессознательное, инстинкты и собственная тьма внутри взывали, соблазняли. И впервые, я им уступил. Уступил животному, которое дремлет в каждом человеке, как бы он это ни отрицал, за какими бы масками цивилизации не прятался. Зверь живет в каждом из нас. Ставни старомодных деревянных окон глухо стукнули: ветер и не собирался униматься. Надеюсь, он не нагонит туч, которые разразятся грозовым ливнем. Скоро закат. Зверь выл, требовательно. Сегодня я выиграю, Томо! Раньше, чем солнце зайдет за горизонт, ты будешь моей. По телу электрическим разрядом пробежала судорога, нервишки шалили.
 Мгновенно вскакиваю на ноги: по подсчетам у меня осталось лишь пять минут, не более того. Сейчас Томоко переведет дыхание и начнет еженедельный ритуал моего обучения. Заметая следы, покидаю женскую раздевалку и захожу в мужскую. Дверца моего шкафчика с противным скрипом открывается (надо будет снова смазать), и наружу выплывает вместительная спортивная сумка. А в ней — да, вот оно! Работа фармацевтом — это конечно не сахар, но зато можно списывать себе разные сильнодействующие препараты. А что? По документом ампула упала и разбилась, мышка пробегала, хвостиком махнула и… Тьфу, мысли путаются. Не ровен час, хохотать начну без повода, или приплясывать. Остановись же, глупое тело, что ты делаешь! Но оно будто живет своей жизнью, я разбиваю ампулу с метаболическим стимулятором, рядом с которым мельдоний — это так, водичка. Голод и пару часов мышечной боли — приемлемая цена за допинг, многократно увеличивающий физическую силу.
 Томоко — амазонка местного разлива. Сильная и телом, и духом, упрямая, как стадо ослов, наглая, постоянно меня третирующая, стервозная сучка. Но как мечница — сильнейшая, а додзё, может, даже покруче её папаши тренера будет, это я признаю. Напрямую мне не одолеть тренированную спортсменку. Ладно, была не была. Нашлись даже парочка шприцов и спиртовая салфетка. Перетягиваю предплечье собственным поясом от кимоно, закусывая его зубами. Жду, когда сосуды вздуются. Укол! Попадаю в вену с первого раза, практически в полумраке, и неразбавленное физраствором лекарство обжигает сосуд. Плевать. Плевать. Плевать! У меня сейчас только одна цель, а потом хоть трава не расти. В голове поселился странный шум, желание обладать девочкой стало доминирующим, сильнее голода, сильнее запретов. Сейчас, встань между мной и добычей хоть кто-нибудь, и я, не задумываясь ни секунды, вцеплюсь ему в глотку!
 Следующими ломаю ампулы с сильным афродизиаком, анестетиком, а так же с моим собственным лекарством от судорог, ради которого и таскаю шприцы. Психическая нестабильность периодически выливалась в неконтролируемые ночные спазмы, вот и приходится иногда колоть себе миорелаксанты. Со временем, заказывая и смешивая новые и новые препараты, я открывал все границы их возможностей, подбирал наилучшие. Все лекарства мгновенно набираются в шприц, они не вступают в реакцию друг с другом, и смешивать их допустимо. Ампулы в сумку, надо будет их потом раскрошить и смыть в канализацию по-тихому. Стук-стук-стук — сердце стучит сильнее, кажется, что в додзё стало намного светлее, значит, лекарство начало действовать. Сосуды сетчатки расширилась, как, собственно, и по всему телу. Сейчас оно сжигает ресурсы с утроенной скоростью, но и работает тоже на пределе возможностей. Сжимаю кулак на рукояти синая, отчетливо улавливая, как трещит бамбуковая древесина. Тело стало подобно перышку, намного легче привычного, дыхание участилось и стало горячим, в ушах пульсировало в такт сердцебиению. ДА!

 Снова зал. Её пока нет. Как на пружинах, я на большой скорости, чуть ли не подпрыгивая пронесся по залу, в поисках… Вот она! Бутылочка с поилкой, полная простой питьевой воды. Томико всегда много пьет во время занятий, прочитала в каком-то восточном еженедельнике, что нельзя заниматься спортом, испытывая жажду. Правда или нет, не знаю, но пот с неё всегда течет в три ручья.
 Обстановка мне на руку. Свет снаружи практически померк, тучи закрыли небосвод, а по крыше додзё забарабанили первые капли. Томо уже наверняка спешит под крышу, время! Палец давит на поршень шприца, игла которого направлена в открытое горлышко бутылки. Не имеющие цвета лекарства отправляются в тару. При попадании в организм через желудок они нисколько не ослабеют, просто подействуют на десять минут позже, а легкий анестетик избирательного действия парализует её вкусовые рецепторы, и не даст девочке заметить, что водичка непривычно горчит.
 — Аха-хах! — вырывается изо рта непроизвольный смешок, и я тут же закрываю его ладонью. Сердце замирает. По лбу градом катится пот: в глубине души я понимаю, что не просто так таскал с собой такой набор лекарств, что-то внутри давно планировало подобное. Или я действительно такой, и не стоит сваливать это на неведомые порывы? Черт. Не знаю. Я хотел Томоко, хотел, чтобы её гордыня хрустальным звоном рассыпалась в моих руках. Желание наброситься на девчонку было сильным, не менее сильным было и желание схлопотать удар молнии, прямо сейчас, чтобы он оборвал мои порочные терзания.
 Так, это уже не шутки, всё зашло слишком далеко. Дрожащие губы сами собой шептали:
 — Что же я делаю, блин! Нельзя! Надо вылить, вылить всё немедленно!
 Со стороны дверей раздались легкие шаги: если бы не любовь Томо к восточной обуви с деревянной подошвой, то вышло бы весьма неловко. А так, едва заслышав звук её поступи, я положил сосуд с водой на место и отскочил в центр зала. Прыжок, которому позавидовали бы даже ниндзя — преодолеть расстояние в несколько метров на секунду: стимулятор оказался сильнее, чем я думал.
 — Ты чего это? — Томоко прикрыла за собой двери. На мгновение в голосе девушки проскочила тень беспокойства, которая тут же сменилось привычной стервозностью. — Дышишь тяжело, уже и стоять без усилий не можешь? Господи, да что ты за тюфяк-то такой? А с виду гармонично развитое тело.
 — Да всё со мной нормально! — резко ответил я, для Томо это оказалось непривычным. Брови девчонки удивленно полезли наверх. Хорошо ещё, что тренировочная маска, пусть и частично, но скрывает моё лицо. — Давай, как всегда. Пари?
 — Ой, да ладно! — фыркнула сисястая сволочь, разуваясь у входа. Да, грудь у Томо третьего размера, или даже больше, слепить по её образу скульптуру — загляденье выйдет! Камень, во всяком случае, не будет вести себя, как скотина. Она неспешно экипировала свой тренировочный доспех, не надевая шлем, пару раз прокрутила в кисти бамбуковый синай. — Как будто ты хоть раз выиграл. Даже не хочу лишний раз языком шевелить, ради такой мелочи.
 — Ну, если ты боишься, то… — слегка охрипшим от волнения голосом я тупо брал её на слабо, с честными и открытыми людьми всегда так — много ума не надо, чтобы их перехитрить. Дело в том, что после каждой тренировки у нас стало традицией заключать пари: кто победит в спарринге, тот загадывает проигравшему желание. В ста битвах из ста побеждала Томо, и её классическим капризом была уборка всего додзё, которую я, как проигравший, обязан был выполнять. Такой нехитрый способ переложить на кого-то СВОИ обязанности пришелся заразе по душе. О, бедняга, твои глаза уже метают молнии, ты, как сильная, но упрямая дура, сама гонишь себя в ловушку. Держать эмоции под контролем, нельзя, чтобы жертва что-то заподозрила!
 — Я?! Боюсь?! Ха, да между нами годы упорных тренировок, я и в кошмарном сне не проиграю такому, как ты. Пари! Проигравший спарринг, исполняет ЛЮБОЕ желание победителя. Готов драить полы? В этот раз ещё и окна помоешь, — девочка мгновенно вернула на лицо маску превосходства. В момент, когда она потянулась к своей бутылке и сделала большой глоток, забарабанившее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она пьет! Пьет! Томо утоляла жажду в спешке, и несколько капель прокатились по её нежной шее, оставляя влажные дорожки и исчезая между складками кимоно в районе груди. Она облизнулась, слегка нахмурившись и пожевав губами, но анестетик успел парализовать её вкусовые рецепторы раньше, чем она заподозрила неладное. Допив воду, спортсменка завязала волосы в пучок, надела шлем и демонстративно встала в стойку, которая опозорила бы и новичка. Она не воспринимает меня всерьёз, я так и вижу за решеткой шлема эту надменную улыбочку. — Давай, нападай. Кстати, я купила новую тряпку и швабру, как раз их и опробуешь.

Развернуть

Секретные Истории Транссексуалы (СИ) Oral (СИ) Доминирование (СИ) Анал (СИ) Традиционно (СИ) Фантастика (СИ) Group (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Параллельный мир. Часть первая. Часть вторая.



Стоя под ручку с девушками, которые ещё несколько минут назад, проливая пот, таранили меня как голодные мужики, не видевшие женщин лет десять, я не могла поверить своим глазам. Девушка с ангельским лицом, работала головой как станок, опускаясь и снова подымаясь, освобождая член богини от тесных стенок своей глотки. Я была шокирована. Такая крошка, обладала навыками, которым позавидовала любая порнозвезда. Внезапно она уловила мой взгляд. Голубые большие глаза на милом, юном личике с членом во рту смотрелись, как жутко непристойно, так и прекрасно до бабочек в животе. Я была сражена этим взглядом, Янкита и Милара это поняли, но не стали меня отвлекать от наблюдения. Женщина, лежащая на скамейке, приподняла голову, заметив, что темп заглота снизился, и опустила свою руку на волосы своей рабыне. Девушка отвела от меня взгляд и снова опустилась губками к паху «скандинавской» футы, покрыв её бёдра своими волосами.


Девушка, судя по выражению лица, уже стремилась кончить и, не убирая руку от головы девушки, начала быстро двигаться у неё во рту. Лица девушки было не видно, но из-под прядей волос раздавались глотающие звуки и глухой кашель. Темп возрос, а через некоторое время девушка уже не сдерживая себя долбила рот «малышки» с напряжением на лице. У меня совершенно не осталось сомнений в том, что она настроена разрядиться прямо в её рот. Девушка откинула голову назад, выгнулась и протяжно застонав резко остановилась, и начала дрожать. Спустя пару мгновений, я уловила еле слышные глотки девушки, которые та совершала, по-видимому прекрасно справляясь с потоком спермы, который ворвался в неё. Скандинавка обмякла и убрала руку с головы своей партнёрши. Девушка подняла голову, выпустив член и жадно глотнула воздух. Видок у неё был не самый опрятный. Голубенькие глазки были немного красноватыми, от полопавшихся сосудов, из глаз текли слёзы, образуя черные дорожки смытого слезами макияжа, из аккуратного носика вытекала сперма, повиснув из одной ноздри. Грудка ходила ходуном, а губы опухли от стараний, волосы были растрёпаны и похожи на какую-то сумасшедшую причёску. Девушка повернула голову к своей «насильнице» и они обе громко засмеялись.


— Уау... — Только и услышали от меня Янкита и Милара.

— У вас так не принято? — Спросила Янкита, с явным любопытством

— Нет конечно, о таком в нашем мире не может быть и речи! — Удивлённо ответила ей я, выглядя скорее в её глазах, глупой аборигенкой, уж очень мой вид был удивлённым.


Милара хлопнула меня по заднице, звонкий шлепок был слышен отчётливо 


— Ладно дорогуша, идём в клуб?


Меня удивило как такая миловидная рыжеволосая девушка с божественными ямочками на щеках, выразительными глазами, умеет выбирать моменты чтобы проявить чисто мужскую грубость, делая это именно тогда, когда это было в тему. Гуляя с ними я отметила что это была обычная девушка, не отличающаяся поведением от моих подруг, но в то же время иногда у неё проскакивали чисто мужские повадки, например, когда она, оценив мой зад, сжала ягодицу своей ладонью, или, когда взвалив меня на плечо, перенесла через острые камни в саду парка, мягко опустив на землю. Она определённо нравилась мне как человек и собеседник. Янкита была в её тени, но тоже довольно приятная девушка. Она была, скажем так, более наивной. Больше спрашивала меня о моём мире, нежели осматривала моё тело, которое всё ещё приковывало внимание девушек, не смотря на то что они уже его вдоволь исследовали и использовали его как хотели.


— Аллоооо... — Щелчки пальцев пронеслись возле моего лица — Идём или нет? — Вопросительно на меня смотря спросила Милара.

— Да да... Наверное... — Приходя в себя сказал я.

— Ты там будешь королевой — улыбаясь пообещала Янкита, чуть ли не прыгая на месте от непонятной мне радости.

— Как я понимаю меня там ждёт очень много весёлого времени — догадалась я, отметив для себя, что мне начинает нравиться ощущать себя доступной красавицей, которая не откажет в радости никому из этих прекрасных девушек с членами.


Мы добрались до клуба быстро. Девушки поймали такси, и, расплатившись, помогли выйти из авто. Пройдя в клуб, который был почему-то без охраны, я увидела большое скопление тел, танцующих под электронную музыку. Разноцветные огни повсюду создавали неповторимый контраст. Присев на диван девушки заказали выпить. Мне всё ещё было неудобно находиться полностью обнажённой, учитывая, что большинство в клубе были одеты. Посмотрев чуть поодаль я увидела, что на местах чуть дальше женщины совершенно не стесняясь бешено совокуплялись с другими женщинами, имевшими детородные органы. Их стоны не были слышны из-за музыки, но было чётко видно что им это безумно нравится.


К нам подошла симпатичная официантка и поставила поднос с выпивкой и едой. Салат, какие то непонятные фрукты и упаковка таблеток.

— Это противозачаточные — обьяснила Янкита.


Официантка осмотрев меня приятно улыбнулась 


— Я как поняла вам нужна особая программа? Романтика, БДСМ, унижение?


Не понимая о чём она я потупила взгляд, но Милара обратив на себя внимание что то сказала официантке, и та кивнув, отошла. Я помня, что Янкита кончила прямо в меня сразу же выпила таблетку, учитывая место в котором я очутилась, таблетки будут неотъемлемой частью моей жизни в этом мире. Спустя какое-то время официантка пришла и позвала меня к себе. Я, оставив девушек, подошла к ней.


— Ваша программа готова. Девушки заказали для вас особую.

— Вы о чём — задала я вопрос.

— Пройдите со мной — Явно приняв меня за тормознутую, сказала официантка.


Мы прошли в центр танцпола где официантка пожелала мне приятно провести время и упорхнула. Я не знала что мне делать, но тут меня обхватили чьи то руки. Я оторопела, но через мгновение почувствовала ещё руки на своём теле, а затем ещё и ещё. В животе заныло, я обнаружила что меня окружает огромная толпа девушек, разной внешности. Их руки гуляли по моему обнажённому телу. Чьи-то пальчики ловко проникли между ног и начали хозяйничать там. Я сдалась. Их ласки сломали мою гордость и волю. Я покорно расставила ноги шире. Девушки стали вести себя наглее, сжимая грудь, задницу. Я почувствовала первые засосы на шее, плечах, груди. Я поняла, что сейчас меня будут насиловать, жестоко, грубо и до предела. Стать шлюхой в их руках? Ну, если честно, выбора у меня нет, в тот момент мне и не хотелось иного. Будь что будет! Я открыла глаза и потянулась к первой же девушке.


Даже не разглядев я потянула её на себя, и крепко поцеловала. Я чувствовала дыхание, это было дыхание нетерпения. Закончив с ней, я тут же так же поцеловалась со следующей. Рты девушек сменяли друг друга. Новые и новые язычки хозяйничали у меня во рту, какая-либо стеснённость исчезла и у них и у меня, меня уже откровенно лапали где хотели, теребили соски, прикусывали ягодицы и грудь. Это было прекрасно, это могло продолжаться вечно, но я решила по-другому. Я встала на колени расставив ноги и руками начала гулять по их юбкам, из которых уже выпирали члены. Девушки сразу поняли, чего я хочу и начали подымать юбки, а то и вообще снимать их. Некоторые тут же освободили и свою грудь, что бы ещё больше возбудить меня.


Я поняла что меня ждёт долгое приключение. Девушки налетели на меня как стая голодных волков. Несколько рук пытались пристроить меня губами к члену, но ничего из этого не вышло, и я сама выбрала первый. Обхватив рукой горячий ствол я стала быстро работать ртом и головой, ощущая, как хозяйка дубины гладит меня по голове, благодаря за старание. Схватив её за бёдра, я стала активно насаживаться головой на её поршень. Головка входила до самой глотки, девушка тоже двигалась в ответ. За волосы оттянув меня от члена она оттолкнула меня в другую сторону, где меня опять же за волосы подхватила другая рука и направила уже в другую сторону. Я поначалу была шокирована тем, что член был чёрного цвета. Но взглянув на хозяйку я всё поняла. На меня смотрела негритянка с круглым лицом, пухленькими губками и черными как смоль волосами, достающими до плеч. Я быстро схватила ртом её чёрный член и начала работать над ним языком и нёбом. Член у неё был просто огромный.


Работая на максимум своих возможностей я могла поместить в свой рот меньше половины, но я решила для себя, что обязана покорить и такую длину. Негритянка довольно улыбалась смотря на то как мои руки гуляют по стволу, а сама я, смотря в её глаза двигала головой, делая глупое выражение лица. Ей безусловно это нравилось. Я сделала первую попытку протиснуть член глубже, но моя глоточка сопротивлялась такому размеру. Негритянка поняла мою затею и с силой надавила на мою голову, подавшись вперёд. На этот раз сопротивление моего горла не остановило её член, и он вошёл полностью. Я опять была прижата лицом к паху. Еле высунув язык, я решила пощекотать яички черной девушки и мне удалось до них дотянуться. Ей богу лучше бы я этого не делала. Негритянка смотрела на это, как будто под гипнозом, но очнувшись взяла меня за волосы одной рукой, а второй за нижнюю челюсть и начала неистово трахать мой рот. Девушка не церемонилась. Ни в скорости, ни в грубости она не сдерживала себя. Её шары бились мне об подбородок, слёзы текли из глаз, мой умоляющий вид только раззадоривал. Вынув из меня член негритянка нагнулась и резко поцеловала меня. Наши губы издали смачный чмокающий звук, и шоколадка, закончив с и так быстрым поцелуем сказала мне — Ты просто мега-шлюха! — Снова толчок и я уже напротив другого, на этот раз снова белого члена.


Меня использовали долго, но когда девушкам это надоело меня повалили на спину. Девушки по очереди стали на меня ложиться и трахать в миссионерской позе. Тем, кому не хватило в этот момент сношали мой рот по очереди, устроившись по разным сторонам моей головы. Девушки трахали меня жестко. Удары их тел были мощными, груди колыхались перед моими глазами. Кончали все прямо в меня, хотя лицо тоже было целью для тех, кого я ублажала своим ртом. Девушки обильно кончали, сперма заливала мне щёки, глаза, нос и губы. Я заметила, что девушка которая уже закончила со мной не так давно, снова нависла надо мной, вставляя свой член мне в разработанную и скользкую от спермы киску. Остальные не возмутились её нарушением очереди, скорее всего из-за того, что понимали её рвение в очередной раз спустить в меня. Это продолжалось очень долго. Очередная девушка чуть ли не рыча, кончила внутрь меня и медленно встала.


Я увидела из-за пелены спермы, которая успела чуть подсохнуть, что следующая на очереди негритянка. Я ещё шире раздвинула ноги, но она, вместо того что бы занять место сверху, легла рядом, согнав дающую мне в рот девушку, и потянула меня на себя. Я зашлась с ней в поцелуе, но её член внезапно упёрся мне не туда куда я ожидала. Негритянка давила членом на мою попку, я кричала, так как это было больно, даже учитывая то что шоколадка, хотя бы пыталась проявить нежность и не входила рывком. Вставив член она начала медленно двигаться. Боль постепенно уходила на второй план, оставляя место только удовольствию, которое растеклось по мне приятными волнами. И тут я почувствовала руку на своей спине. Обернувшись я увидела, что ещё одна девушка пристраивается сзади и соприкоснулась членом с моей попкой в которой уже хозяйничала шоколадка. Я попыталась убрать его, но девушка крепко взяла мою руку и оттолкнула её в сторону. Я всё поняла, но явно не была к этому готова.


Девушка надавила на колечко членом, негритянка остановилась, и я почувствовала вновь боль которая пронзила мою попку. Девушка сверху напряглась и проникла ещё дальше. Я взвизгнула от резкости толчка, и вцепилась в плечи негритянки, которая стараясь меня успокоить, гладила мою шею и грудь. Девушка сзади поняла, что провинилась и стала действовать спокойней. Ещё немного она делала попытки пройти дальше и в конце концов, её упорство было вознаграждено. Я почувствовала, как плоть девушки соприкоснулась с моими ягодицами. Теперь начался двойной анальный секс, каким-то чудом они умудрились не порвать меня. Девушки двигались медленно со временем наращивая скорость. Спереди ко мне подошла ещё одна, похлопав членом по моим губам. Я открыла свой податливый ротик, и она вошла в него. Следующие несколько минут меня пользовали как будто отбойными молотками. Негритянка стонала снизу, девушка будучи её партнёршей по моей заднице управляла моим телом сжав руками бёдра. Я стала даже слышать глухой звук шлепков её паха о мою задницу. Не знаю сколько прошло времени, но сначала кончила негритянка, выгнувшись струной. От её оргазма стало тесно девушке сзади, и она ускорившись, начала накачивать мою попку своим семенем, тяжело вздыхая. Выйдя из меня, девушки молча отошли, лишь негритянка чмокнула меня в губы.


Я почувствовала насколько у меня раздолбана попка, это было и страшно и возбуждающе. Но обдумать, что всё же предпочтительней мне не дали. Снова повалив на спину и начав всё по новой. У меня уже не было сил, что-либо предпринимать я просто отдалась им обхватывая руками шею всё новой и новой девушки, накрывавшей меня.

Когда все девушки закончили, и не по одному разу я лежала без сил, а из меня вытекала сперма. Лицо было как будто в тёплой маске. Мне кинули пачку таблеток, и я из последних сил проглотила одну. Спустя какое-то время подошли официантки и оценив мой вид переглянулись. Я их впечатлила. Затем подняв меня они повели меня куда то к чёрной двери. Я ничего не соображала, но еле как, шатаясь как пьяная задала вопрос.


— Куда мы идём? 


Уже знакомая мне официантка ответила — Ваша программа ещё не кончилась. 

— Мне кажется что уже всё кончилось... — Всё так же пьяно ответила я.

— Нет, ещё кобели не обслужены — объяснила официантка.

— Какие ещё кобели? — Непонятливо, в надежде что я ослышалась, спросила я.

— Увидите. Они вам понравятся. Гарантирую — Уверила меня официантка.


Я поняла, что она имела в виду и смирилась с этим. Это был новый вызов для меня. И раз уж этот мир настолько сумасшедший, то придётся жить по его законам. Я была готова к следующей части программы.


Развернуть

Секретные Истории Транссексуалы (СИ) Oral (СИ) Доминирование (СИ) Анал (СИ) Традиционно (СИ) Фантастика (СИ) Первый Раз (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Параллельный мир. Часть первая



— Всё готово? — Доктор в белом халате смотрел на меня и явно нервничал. Рука дрожала и соприкасалась с красной кнопкой, которую было отчётливо видно.

— Да! Приборы в норме, мы готовы её отправлять! — Ответ был чёток.


Я стояла на платформе и не могла поверить. Я женщина 25 лет, выбрана для эксперимента по перемещению в параллельные миры. Это просто потрясно! Из шестидесяти тысяч кандидатов выбрана именно я. Условия были очень суровыми, выбирали самых сильных и здоровых. Я совершенно не рассчитывала на успех, но была поражена, когда спустя огромное количество обследований и анализов земное научное сообщество выбрало именно меня. И теперь я стою на платформе, абсолютно голая, и ощущаю, что я первая! Это просто поразительно. Изначально я считала, что меня выбрали за «красивые глазки», ведь мои формы вызывали бурю восторга и внимания у мужчин. Я невысокая девушка со светлыми волосами, пятым размером груди, которая при всей своей натуральности не свисает, как у многих девушек, а гордо выпирает вперёд, образуя идеальную округлость, чем я и благодарна матушке природе и родителям. Подтянутая попка у меня довольно пышная, для моего роста, и всегда являлась объектом взглядов мужчин. Однако, не смотря на все эти параметры, отчёты обо мне содержали информацию чуть ли не до устойчивости каждого волосика на голове. Благодаря этому я смогла пройти отбор. И теперь я тут.


Перед экспериментом мне дали чёткое указание, отправить сигнал о моём состоянии через маленькое устройство, вживлённое мне в бок. Это было что-то вроде маячка. На сегодняшний 2054 год, он был максимально современным и включал множество функций. Не знаю, как ученые нашли способ передавать сигналы через время и пространство, но я в этом не разбиралась, да и не нужно. План был таков, я перемещаюсь в параллельный мир, отдаю сигнал о своих показателях, и жду определённое количество времени, пока за мной не прибудут и остальные участники проекта, включая ученных. И вот этот миг настал. Доктор кивнул,  нажал на кнопку, вдавив её до упора. Меня подхватила какая то неведомая сила и ноги оторвались от земли. На экране было видна моя кардиограмма, но это было объяснимо жутковатой ситуацией. Дальше моё тело почувствовала какие-то тёплые потоки воздуха, ласкавшие его, и я закрыв глаза расслабилась. Яркая вспышка, которую я увидела даже с закрытыми глазами, длилась не более секунды, и я упала.


Открыв глаза я увидела синее небо и вдохнула воздух. Не почувствовав никаких отличий я отметила, что учёные хорошо подобрали вероятность похожего мира. Встав я оглянулась. Я лежала на мягкой траве и вокруг меня окружали пышные кусты. Вокруг слышались беседы, пение птиц, далеко слышались автомобили. Неужели город? Ох господи, только не это! Бок внезапно стал жечь. Я схватилась за него и меня пронзила острая боль. Сжав зубы я попыталась осмотреть место которое у меня болело. Маячок в моём богу раскалился, слава богу мне вшили его не далеко, что бы я смогла его вытащить, что я и поспешила сделать. Маячок дымился. Упав на траву, он начал пищать, а затем расплавился. У меня всё опустилось внутри — Сломался. Что делать? Я тут одна в неизвестно каком месте, и более того, неизвестно в каком мире, а мой единственный шанс связаться со своим накрылся. Долго я не думала, так как спустя несколько минут через кусты ко мне шумно смеясь залетели две девушки. Одна была брюнеткой, в коротком красном топике и сплошной юбкой выше колен. Вторая рыженькая девушка с милыми носиком, ямочками на щеках и голубыми глазами. Увидев меня девушки остолбенели.


— Простите... — Неуверенно сказала я — Вы не подскажете где я?

— Конечно подскажем — ответила рыженькая и у девушек удивление сменилось снова улыбками — Вы в городском парке.

— А страна? — Спросила я, отметив то что девушки понимают мой язык, что уже меня радовало.

Девушки от такого вопроса дружно и звонко засмеялись — Вы наверняка не помните ничего да? Набрались вчера, да?

— Нет — Довольно нетерпеливо ответила я, хотя их реакцию понимала полностью — Я... Участница эксперимента. Меня перенесли из другого эм... Мира... Я с земли.

Девушки переглянулись — Земля? — Спросила брюнетка.

Впервые слышу — ответила рыжая, покосившись на меня взглядом.

Я встала перед девушками и заметила, как они меня осмотрели. Девушки были шокированы моим телом. Рыженькая казалось даже чуть вздохнула, а брюнетка приоткрыв рот осматривала мою грудь и ножки.

— Поможете мне? — Спросила я — Мне нужна одежда.

Рыжая девушка внезапно посмотрела на меня серьёзным взглядом из подо лба — С другого мира говоришь?

— Ну... Да... — Ответила я ей испугавший такого вопроса и с таким взглядом.


Внезапно рыженькая девушка подошла ко мне, обняла за талию, прижав к себе, другой рукой обхватив мою шею и крепко вцепилась своими губами в мои. Сказать, что я была в шоке, это значит не сказать ничего. Я была удивлена, но поцелуй девушки, мягкий, хоть и настойчивый, смёл себя сомнения и помутил рассудок. Я стоявшая до этого, как вкопанная, начала понемногу отвечать ей. Девушка одной рукой начала гладить мне спину, спустившись другой туда же. Её руки стали гулять по моим ягодицам сжимая их. Она действовала как мужчина, при этом сохраняя нежность и тактичность. Я ощутила прикосновения к плечам сзади. Сзади послышался голос брюнетки — Я такую сучку ещё не видела — С вздохом возбуждения сказала она, и стала гладить мои бёдра, поднявшись руками к груди, обхватив её и впившись губами мне в шею. Я не выдержав застонала, через поцелуй. Девушки ласкали меня с двух сторон.

Инстинктивно я раздвинула ноги шире и тут в живот мне уткнулось что-то мокрое и горячее. Я немного испугавшись посмотрела вниз и увидела большой, стоячий, смотрящий на меня член. Он был очень внушительного размера, и я открыв рот смотрела на него несколько секунд перед тем как поняла, что растёт он из паха рыжей девушки. Внезапно тут же по моей попке похлопали таким же предметом, и я обернувшись увидела точно такой же член у брюнетки. Я не могла ничего сказать, пока на мои плечи не надавили, и я не упала на колени. К моему рту тут же подвели этих красавцев, и я взглянула в лица красавиц.


Девушки дышали, смотря на меня как на жертву, члены дёргались, как будто что-то спрашивали у меня (мне даже стало смешно, когда я подумала над этим). Но я не смогла себя сдержать. Я как будто с цепи сорвалась накинулась на член рыженькой, обхватила его губами и стала быстро двигать головой, лаская её головку язычком и прижимая её к нёбу. Мой вторую руку схватила брюнетка и направила на свой член, я как заправская порнозвезда начала смачно двигать рукой, услышав одобрительный стон. Рыженькая девушка внимательно смотрела за моими стараниями, а потом взяла меня за волосы, сжав их в кулаке и начала управлять моей головой. Она насаживала меня на свой член приговаривая — Вот так сучка... Ох да... Соси. Я старалась как могла облизывая член, но тут рука девушки надавила на мою голову и член вторгся глубже, проникая ко мне в глотку. Я закашляла, а рвотный позыв только сильнее сдавил глоткой член. Рыжая запрокинув голову вверх протяжно застонала. Мой нос медленно соприкоснулся с её пахом, но она, стиснув зубы, ещё сильнее меня прижала и теперь моё лицо было полностью прижато к паху этой девушки. Я чувствовала подбородком немаленькие шары девушки, а лицо и лоб чувствовали тяжёлое дыхание и горячую кожу.

Внезапно рыжая резко выдернула из меня член, так что меня чуть ли не вывернуло. Я смотрела на этого здоровяка с которого стекала моя слюна и была даже довольно тем что смогла принять его всего полностью. И тут мою голову грубо развернули к себе в другом направлении и член брюнетки вошёл в мой рот. В отличии от рыжей, она не стала церемониться со мной, а удерживая голову обеими руками начала быстро двигать тазом, вгоняя свой поршень мне в горло. Из моего рта слышались нечеловеческие звуки, какой-то глотающий визг, то гулкий похожий на призыв о помощи, гортанный вой. Брюнетку это заводило, и она закусив губу только ускорилась 

— Оооххх, я трахну тебя так что ты на всю жизнь запомнишь...


После нескольких минут девушки меняли свои члены у меня во рту, пока черноволосая не легла на траву


 — Садись на меня, хочу попробовать твою киску. 


Я не могла ничего с собой поделать. Я хотела её и её подругу, жутко как умалишённая, залезла на её перекинув ногу через е бёдра. Почувствовав её член входящий в меня, я застонала аккурат с ней. Член продолжил движение в меня, а её руки обхватили мою грудь. Брюнетка закрыла глаза наслаждаясь моментом, и после того как я окончательно была насажена на её член, начала движения тазом в мою сторону. Мне стало безумно хорошо, а тепло приятно разливалось по телу, руки девушки на моей груди щипали соски и игрались ими. И тут я вспомнила о рыжей. Но тут же, и она напомнила о себе. Её руки раздвинули мне ягодицы, и я услышала мощный плевок. Какая то вязкая жидкость (а это была именно слюна) стрельнула мне в мою попку. Изначально я испугалась, ведь анальный секс я не практиковала, но мою партнёршу это не интересовало. Брюнетка всё поняла сразу, и как только рыжая встала на колени перед моим задом, она остановилась. Рыжей теперь не мешало ничего. Головка прикоснулась к колечку, и начала погружение. Мне было больно, и я упала на грудь брюнетке, которая крепко прижала меня к себе. Руки вцепились в траву, а я сама зажмурилась. Рыжая медленно пытаясь протиснуться поделилась мнением — Какая... узкая сука... ох... зад высшей категории... ох... — Всё таки её напор был вознаграждён. Головка успешно прошла колечко, а затем и остальной член зашёл в мою попку. Пах девушки нежно соприкоснулся с моими ягодицами.

Первой начала брюнетка взяв меня за бёдра и начав движение. Рыжая подхватила её тем и теперь две девушки использовали меня прямо на траве. А по-другому это нельзя было назвать. Без какого-либо неудобства, женщины драли меня издавая стоны. Рыжая схватила меня за плечи и начала долбить так, что у меня полетели искры из глаз, я уже ничего не соображала. Брюнетка снова проявила свою любовь к моей груди впившись в неё губами, не сбавляя оборотов. Рыженькая девушка не смотря на свою миловидность, показывала настоящую брутальность, разнося мой зад в пух и прах. Брюнетка не отставала, но рыжая была вне конкуренции уделывая меня по полной. Когда она почувствовала что я скоро кончу, она схватила меня за мои волосы и опустив голову над ухом спросила чуть не хрипя от напряжения — Ну что сука, нравится?

— Да... Дааа... — ответила я с закатанными глазами, находясь в эйфории, согласная на всё что угодно. 

— О да... Сейчас я залью тебе все внутренности... Ты готова?... — Спросила рыжая. — Дааааа! — Закричала я, и мой крик заглушил предупреждение брюнетки о том, что она тоже кончит.


Внезапно девушки стали дышать со стонами, но продолжалось это не долго, и я услышала, как они в такт забили в меня свои члены, заставив меня взвизгнуть и началась накачка меня спермой. Брюнетка вцепилась в ягодицы, закрыв глаза и изнывая от оргазма. Рыженькая же прижалась к спине уткнувшись головой в плечо и сжав мою большую грудь. По моему телу разлилось тепло, и я почувствовала брызги спермы, заполняющие мою попу и киску. Раньше я ни за что и никому не давала в себя кончать, но сейчас мне было совершенно всё равно, я даже хотела подобного. Немного подвигавшись в моей попке, рыжая аккуратно вытащила член, и упала на спину тяжело душа. Брюнетка немного оттолкнула меня от себя, и я упала между ними. Мне даже почему-то понравилось, когда она оттолкнула меня как обработанную шлюху, которая уже более им не нужна.

Мы лежали на траве и тяжело дышали. Спустя несколько минут рыженькая повернулась ко мне и мило улыбнулась — Ты просто прелесть, сучка с земли.


— Куда я попала? — со слабой улыбкой спросила я.

Брюнеточка ответила мне сразу — В наш мир. 

— А в вашем мире все вот так знакомятся? 

— В нашем мире все так живут — Усмехнулась брюнетка, сделав акцент именно на последнем слове.

— Живут? — Я была удивлена — И почему у вас члены?

— О господи ты что, никогда девушек с членами не видела? — Рассмеявшись спросила брюнетка.

— Погоди Янкита, может быть в её мире женщины без члена — Предположила рыженькая.

Янкита (как я поняла брюнетку звали именно так) усмехнулась — Как же они размножаются?

— Мужчины же — Удивлённо сказала я.

Янкита подняла бровь — Мужчины? Это такие препараты для стимуляции плода?

— Нет же, мужчины это мужчины. Другой пол.

Рыженькая — У нас тут нет никаких мужчин — показав пальчиками кавычки на последнем слове, сказала она — Только девушки с членом, либо без. Так и размножаемся. И то что мы с тобой сделали у нас тут постоянно и со всеми.

— Блядство, разврат, наркотики? — Спросила я в шутку.

— Ну да — Абсолютно серьёзно ответила рыженькая — Меня кстати зовут Милара.

— Я Эшли — улыбнувшись представилась я.

Милара смотря на небо и закурив сигарету сказала — У нас тут везде секс, секс и секс. Мы работаем первую половину дня, а развлекаемся сексом, постоянным и со всеми. У нас когда то давным-давно тысячи лет назад были какие то правила, но со временем они исчезли.

— То есть у вас разрешён промискуитет? — Поинтересовалась я.

— Само собой — усмехнулась Янкита 

— Странно... Мне надо к этому привыкнуть — Я поёжилась.

— Привыкнешь — Попыталась успокоить меня Янкита — Мы тебе всё тут покажем.

— А домой я как отправлюсь? — Вспомнив о своём мире поспешила спросить я, даже привстав с травы.

— Милара выдыхая дым спокойно ответила — Поживёшь тут чуток, и посмотрим. А пока будешь с нами. 

— Ну, выбора у меня нет так или иначе — Обречённо подвела я итог — У вас одежды нет?

— Она тебе и не нужна, Эшли — улыбнулась Милара — Ты и без неё прекрасна. Всё нормально у нас много кто ходит абсолютно обнажённым.


Мы не заметили, как наступил вечер. Закончив разговор ещё по паре вопросов они оделись в свою откровенную одежду и приведя себя в порядок взяли меня под обе руки и вышли из-за кустов со мной. Моему взгляду открылся огромный город с высокими небоскрёбами, которые светились в вечернем небе. Машин почти не было, но парк не пустовал. Я была шокирована тут же. Прямо на скамейке неподалёку девушка с огромной грудью пыхтела над худенькой девушкой, которая тихонько стонала от каждого толчка. Пройдя ещё немного я увидела лежащую девушку на скамейке. Выглядела она как скандинавская богиня: ростом больше 2 метров, длинные светлые волосы и атлетичное тело. Над её длинным членом который стоял колом откашливалась миниатюрная девушка, после каждого кашля, растекавшаяся в улыбке и усердно работающая рукой. Опустившись ротиком на здоровый агрегат, девушка поразила меня, заглотив его полностью, прижавшись носиком к яйцам девушки, которая громко вздохнула и погладила головку девушки, которая громко кашлянула через член, чем заставила одобрительно застонать девушку.


И тут я начала понимать, что скорее всего мне придётся задержаться тут надолго...


Развернуть

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Фантастика (СИ) Традиционно (СИ) Анал (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Сирианка Натаэль. Глава 1. Глава 2


На Марсополис опускался вечер, и Макс, уже уставший после занятий в спортзале (и секса в душевой тоже), предложил Нате поужинать. Сидя в кафе, оба увлеклись разговором: оказалось, что для Наты силовые упражнения — это просто увлечение, и она искренне не понимала, что в этом такого особенного («Я же не женщина, почему у меня должны быть женские увлечения?»). Зато она живо заинтересовалась не менее «неженским» хобби Макса: тот увлекался марсоходами и даже собрал себе один, сам из запчастей («Класс! Покажешь?»), поездил на нём по марсианским пескам снаружи купола и сейчас думал над тем, не попытаться ли этот марсоход продать и вообще не начать ли ему зарабатывать на этом деньги. Время от времени парень ловил себя на том, что пытается угадать, можно ли сейчас по поведению Наты понять, что она — не женщина, но в итоге Макс так и не находил ответа на этот вопрос. Однако, эйфория после секса уже прошла, и пару раз парень чувствовал странную неуютность, но прогонял её от себя.


— Ната, а можно тебе такой... интимный вопрос задать? — спросил он, когда совместный ужин уже подходил к концу.

— Какой?

— Ты... в смысле, вы, сирианцы, действительно, ну, испытываете оргазм, ээ, разными органами по отдельности? — Макс уже успел подумать, что лучше бы он не задавал этот вопрос, и, отчаянно смущаясь, выбирал слова словно из медицинского справочника.

— Ну, да, и не только, — ответила Ната, нимало не смутившись (или не показав своего смущения) — то ли сирианцев такие вещи не смущали, то они не смущали врачей. — Во время секса мне нужно испытать оба вида оргазма. Понимаешь, когда я испытываю один — либо вагинальный, либо генитальный — я возбуждаюсь ещё сильнее и должна испытать ещё и другой, чтобы быть удовлетворённой.

— Ага... — кивнул парень. — В смысле, я, кажется, заметил, что ты возбуждаешься ещё сильнее... И, ты меня прости: у меня вообще было не так много девушек, но мне показалось, что ты возбуждаешься... и кончаешь — легче, чем они, то есть землянки.

— Ну, это медицинский факт, — Ната чуть-чуть усмехнулась. — Я действительно возбуждаюсь быстрее — и я возбуждаюсь иначе. Я, правда, с девушками-землянками не очень часто занималась сексом, но у нас, сирианцев, есть чисто анатомические отличия от землянок. Например, у нас нет клитора — но у земных женщин нет простаты...

— А-а-а, — Макс понимающе кивнул (на всякий случай в очередной раз оглядевшись, чтобы убедиться, что их разговор никто не слушает). — Слушай, а как это вообще возможно — испытывать оргазм разными органами отдельно?

— Ну, я ксеномедицину знаю только постольку поскольку, — Ната помотала головой. — Но... в общем, там всё сложно устроено. Некоторые учёные... и псевдоучёные тоже думают даже, что такие отличия инопланетян от землян при таком внешнем сходстве подтверждают «теорию эксперимента».

— Какого эксперимента? — не понял Макс.

— Ну, есть такая теория, что все люди: земляне, сирианцы, таукитяне, альчибианцы, геминианцы и кто там ещё — на самом деле созданы такими похожими внешне, но при этом различающимися, какой-то древней цивилизацией с непонятной целью. Может быть, мы все являемся частью какого-то эксперимента... но некоторые ещё думают, что на самом деле мы созданы разными, чтобы мы могли посмотреть друг на друга и чему-то из этого научиться.

— М-м-м... — протянул Макс. — Мне что-то больше нравится тот вариант, где мы должны чему-то друг у друга научиться. А то, если мы все созданы для какого-то эксперимента, вдруг наши создатели однажды решат, что они уже узнали всё, что им было нужно, и решат эксперимент прекратить, — он натянуто рассмеялся.

— Да уж, — Ната тоже засмеялась. — Ну, я надеюсь, что мы чему-то действительно учимся. По крайней мере, мы не убиваем друг друга за то, что кто-то из нас разделён на два пола, а кто-то нет. Или что у кого-то пол дан раз и навсегда с рождения, а у кого-то он меняется. Такое было с нами: на Эридане и на Проционе — но давно и, к счастью, не в виде тотальной войны, — пояснила она, увидев удивлённое лицо парня.

— Да уж... — откликнулся Макс. — У нас, землян, конечно, тоже было, он, вспомнив то, что знал об истории своей расы, — и геев камнями побивали, и с женщинами как-то так обращались... Хорошо, что когда мы встретились с другими расами, мы уже стали лучше. Ну, у вас, на Сириусе, наверное, тоже всякое было? Небось, древние цари собирали там себе гаремы из евнухов...

— «Гаремы» из «евнухов»? — переспросила Ната, словно ей не сразу удалось вспомнить, что значат эти слова. — А, да нет, конечно! Какие евнухи? Я же говорила, мы должны вслед за генитальным оргазмом испытать и вагинальный, иначе это будет ещё хуже, чем вообще не кончить. А как это сделать с евнухом? У нас вообще такого деления на «верхних» и «нижних» партнёров в сексе и нет практически.

— Равноправие в постели? — Макс улыбнулся. — Может, у вас ещё и изнасилований не бывает?

— Врать не буду: бывают, хотя редко, — ответила Ната. — Наверное, намного реже, чем у вас, землян, хотя я статистику не собирала. Ну и не знаю: может быть, у нас их меньше ещё и потому, что мы делим звёздную систему с таукитянами. А у них с этим делом строго. Не самое, надо сказать, простое соседство: мы, сирианцы, считаемся одной из самых сексуально раскрепощённых рас, а вот таукитяне — наоборот...

— Ага... — Макс кивнул. — А как тебе вообще наша Солнечная система?

— Нормально, — Ната улыбнулась. — Непривычно, конечно, после Эридана — там три расы живут вместе уже давно, и они привыкли смотреть на свои различия спокойно. Даже с таукитянами мы научились уживаться, хотя поначалу были... шероховатости. А я, вот, учусь адаптироваться к вашей жизни. Только с... личной жизнью не складывается, — она посерьёзнела и вздохнула. — Во мне видят только «девушку с членом»: либо я кажусь землянам каким-то уродом, и они от меня сбегают, либо во мне видят только сексуальный фетиш, и мной интересуются только всякие извращенцы, — сирианка уже по-настоящему погрустнела. — Вон, даже Рыжик от меня шарахается как от прокажённой, хотя сама-то...

На несколько секунд повисла пауза: Ната молчала, а Макс пытался подобрать слова, чтобы утешить и подбодрить девушку, — наконец, он сказал:

— Ната... Главное, что ты хороший человек... ну, я недавно тебя знаю, но я думаю, что ты хороший человек. И с тобой интересно общаться. И неважно, с какой ты планеты и какого ты пола: мужского, женского или среднего. И... ты красивая. Очень. Даже если ты на самом деле гермафродит, для меня ты останешься красивой девушкой... извини, тебя не оскорбляет то, что я тебя так называю? — он смешался, испугавшись, что сказал что-нибудь не то.

— Нисколько, — ответила Ната, расцветая улыбкой. И, через столик обняв парня рукой за плечи, поцеловала его в губы.


***

Ната жила в студенческом общежитии в «академгородке» Марсополиса — не слишком далеко от места их знакомства. Идя вместе с девушкой к ней домой, Макс изо всех сил старался не подавать виду, как он на самом деле волнуется. Он чувствовал, что в этот раз Ната точно захочет овладеть им, и, самое главное, что он не может найти ни одной рациональной причины, чтобы ей отказать. Хотя логика, с помощью которой Ната могла бы убеждать его (Макс уже несколько раз прокрутил в голове этот возможный диалог), казалась парню слегка... инопланетной, Макс видел, что ничего не смог бы ей противопоставить. Как, в самом деле, он мог бы сказать ей, что он может, простите, тыкать в неё своим членом, но при этом не хочет, чтобы она делала с ним то же самое? В самом крайнем случае Ната смогла бы прямо спросить его «А ты вообще меня любишь?», и... чёрт возьми, а он действительно любил её?

Но когда они уже подходили к общежитию, где жила Ната, Макс решил, что уже поздно сомневаться. А когда, едва за ними закрылась дверь комнаты, Ната набросилась на парня с поцелуями, Макс уже не смог бы остановить девушку, даже если бы хотел.


— Какая ты страстная... — прошептал Макс в перерывах между поцелуями, разрывая объятья только чтобы освободить себя и Нату от верхней одежды.

— Я хочу тебя... — шептала в ответ Ната, прижимаясь к парню всем телом и снова целуя его после каждой фразы. — У меня так давно никого не было... Нет, у меня никогда не было никого, кто говорил бы мне такие слова, какие сказал мне ты. Люби меня, пожалуйста...

Почти не разжимая объятий, молодые люди упали на кровать, освобождаясь от остатков одежды. Разглядывать саму комнату у Макса не было времени, а на включившийся было автоматически верхний свет Ната прикрикнула командой. Но в полумраке Макс видел её казавшуюся мраморно-белой кожу, её прекрасное, сильное тело, подобное античной статуе — наверное, статуе греческой амазонки. И ему хотелось ласкать это тело, целовать шею девушки, спускаясь всё ниже, гладить это тело руками, чувствуя упругость мышц, наслаждаться стонами сирианки, ласкать её прекрасную мягкую грудь и губами и рукой, второй рукой спускаясь по её сильному животу всё ниже...

— О-о-о, да, продолжай... — простонала Ната, когда рука парня скользнула между её уже призывно раздвинутых ног, под твёрдый член, во влажную щель киски.

— Давай узнаем, где внутри тебя самые чувствительные точки, — улыбнулся Макс, целуя девушку в губы и снова спускаясь вниз, чтобы ему было удобнее ласкать её рукой между ног. Ната лишь застонала громче, когда пальцы парня принялись исследовать её лоно изнутри, чутко отзываясь на её стоны — когда Ната стонала громче, Макс понимал, что нашёл чувствительное место, и продолжал ласкать её. Уже найдя самое чувствительное место, Макс теперь пытался подобрать нужный ритм, пытаясь ласкать девушку то быстрее, то медленнее, прислушиваясь к её стонам. Внезапно Ната, застонав громче, сжала руку парня своими бёдрами — сжала почти до боли, но Макс терпел, принимая это как знак её удовольствия и продолжая массировать стенки её киски изнутри. И через минуту или две таких ласк сирианка, почти закричав, выгнулась в руках парня и обмякла на несколько секунд, но затем вдруг опрокинула Макса на спину, сама оказавшись сверху.

— Макс, я хочу тебя... — прошептала она, тяжело дыша. — Я понимаю, что тебя смутит моя просьба, но я хочу войти в тебя. Пожалуйста...

Сердце Макса ёкнуло в груди — настал именно тот момент, которого он ждал и боялся. Но парень нашёл в себе силы улыбнуться девушке и сказать:

— Всё в порядке, любимая. Я в твоём распоряжении.

— Ты чудо, — улыбнулась Ната и тут же снова впилась в его губы поцелуем.

Поспешными движениями сирианка подсунула под бёдра Макса подушку, чуть-чуть приподняв их, а затем достала откуда-то с полок над кроватью тюбик — её любовник не мог разглядеть его в темноте, но это могла быть только анальная смазка.

— Я, наверное, перевозбудилась... — прошептала Ната, устраиваясь между ног парня, которые тот послушно раздвинул, хотя и всё ещё внутренне боясь того, что неминуемо должно было последовать. — Но я постараюсь не сделать тебе больно, милый...

И в следующую секунду Макс ощутил прикосновение смазанного прохладным гелем пальца к своему сфинктеру — сперва этот палец осторожно массировал сжатое колечко мышц, а потом скользнул внутрь. Юноша непроизвольно вцепился пальцами в простыню, сдерживая то ли вскрик, то ли стон, чувствуя, как скользкий палец сирианки массирует его попку изнутри, подготавливая её к будущему вторжению члена инопланетянки. Когда же к первому пальцу присоединился второй, парень уже не смог сдержать стона.

— Тебе больно? — спросила его Ната, останавливаясь на секунду.

— Да... продолжай, пожалуйста! — простонал Макс. Ощущения внутри были болезненными, но болезненно приятными, непохожими ни на что. И девушка продолжила ласкать его внутри, вскоре добавив к двум пальцам третий, заставляя парня выгибаться на кровати и с трудом сдерживать стоны — стоны желания, чтобы сирианская красавица овладела им. И внезапно пальцы Наты выскользнули из него, лицо Наты оказалось прямо над его лицом, а член сирианки вторгся в его не знавшее прежде анальных ласк тело, заставляя Макса вскрикнуть — и тут же припасть к губами девушки. Ната принялась двигаться внутри него всё быстрее и быстрее, выплёскивая всё накопленное возбуждение, которое ей приходилось сдерживать, и заставляя юношу то кричать от страсти и боли — болезненной страсти и сладкой боли — то ловить её губы своими, то обнимать девушку, блуждая руками по её спине, то пытаться ласкать руками её грудь, так маняще колыхавшуюся при каждом движении девушки.


И, наконец, когда скорость движений Наты внутри него стала совсем бешеной, Макс почувствовал, как эта сладкая боль захлёстывает его с головой, и с громким стоном кончил, забрызгав спермой собственный живот. А ещё через несколько движений Ната кончила в него и, остановившись ненадолго, чтобы восстановить дыхание, легла рядом с юношей, прижимая его своими сильными руками к своей мягкой груди.


— Прости: тебе, наверное, было больно? — спросила она с заботой и тревогой, заглядывая в лицо своего любовника.

— Это... — Макс пытался подобрать слова, — было странно. Больно, да. Но приятно, — он улыбнулся девушке и коротко поцеловал её в губы. — Да, наверное, я в следующий раз дважды подумаю, прежде чем уговаривать девушку на анальный секс... — парень рассмеялся.

— А, может, ты хочешь попробовать меня в попку? — игриво улыбнулась Ната, поглаживая ладонью грудь Макса. — Меня уговаривать не придётся.

— А... ты можешь кончить и от анального секса? — смешался Макс.

— На самом деле, нет, — ответила Ната. — Так что тебе придётся удовлетворить потом и мою киску, и мой член, — она снова игриво улыбнулась и поцеловала парня. — Просто... если я делаю в постели что-то с тобой, то почему бы мне и не позволить тебе сделать то же самое со мной?

Макс снова замешкался на секунду.

— Всё-таки ты мыслишь... как инопланетянка, — он нашёл в себе силы рассмеяться. — Нет, я не говорю, что это плохо, — поспешил добавить он и улыбнулся. — Ну хорошо, давай, попробуем. Только... боюсь, я сейчас недостаточно возбуждён...

— Это легко поправить... — лукаво улыбнулась девушка, снова целуя парня. И тут же снова повалила его на спину и припала губами к его шее, спускаясь поцелуями всё ниже — лаская мускулистую грудь парня, чуть задерживаясь на его сосках, целуя кубики пресса, играя с его пупком, спускаясь к лобку... и вот уже её горячие губы обхватили член парня. Ната умело ласкала естество Макса: и губами, и языком, и головку, и ствол, и яички, иногда помогая себе пальцами — не слишком тонкими и ловкими на вид, но оказавшимися чувствительными и нежными. И от этих ласк опавший было член парня постепенно снова наливался кровью...

— По-моему, ты уже вполне готов, — улыбнулась Ната, отрываясь от своего любовника. — Держи, — она протянула Максу всё тот же тюбик анальной смазки, — справишься с тем, чтобы меня подготовить?

— Думаю, да... — ответил парень, улыбнувшись своей любовнице. — Сейчас...

Ната встала на четвереньки, опираясь на колени и ладони, а Макс сел позади неё и, размазав гель по пальцам, попытался ввести один в попку девушки. Ната почти не стонала — вероятно, потому что ни особенно чувствительных эрогенных зон у неё там не было, ни особой боли она не чувствовала, занимаясь анальным сексом не в первый раз. Макс осторожно, боясь причинить ей боль, массировал изнутри колечко мышц, потом, наконец, решился добавить второй палец — и услышал негромкий, сдавленный стон девушки. Парень понемногу смелел, чувствуя, как вход в попку Наты расширяется по мере его ласк, и слыша сдерживаемые стоны девушки, наконец, добавив уже третий палец... И вот его член вошёл в смазанную и разработанную попку девушки, и Макс начал двигаться внутри неё, прислушиваясь к своим ощущениям. Изнутри попка девушки ощущалась совсем не так, как киска, и парню нравилось это чувство, но он ощущал также, что его любовнице анальный секс нравится совсем не так, как обычный, и хотел доставить удовольствие и ей тоже...

— Ах! — выдохнула Ната, когда член парня внезапно выскользнул из её попки и резко вошёл в её влажную киску. И застонала, когда Макс, не меняя позы, принялся трахать её сзади, постепенно ускоряя темп, наслаждаясь стонами девушки и чувствуя, как она сама начинает двигаться ему навстречу. Неожиданно для Наты рука парня обхватила её член, принимаясь поглаживать его, ласкать его пальцами одновременно с членом парня, трахающим её киску, — Ната почти закричала, сходя с ума от одновременных ласк самых чувствительных мест её тела, и все мышцы её тела напряглись как каменные.


Через несколько минут Макс почувствовал, как его член выстреливает спермой внутрь киски Наты, а затем услышал громкий оргазмический стон девушки. Но её член всё ещё оставался твёрдым — и парень мягко перевернул девушку на спину — поймав её взгляд, Макс прочёл в нём желание и мольбу и, отбросив последние крохи ложного стыда, коснулся её члена своими губами. Он впервые делал минет сам, но усердно старался воспроизвести умелые ласки Наты и подарить ей те, которые были бы приятны ему самому, чутко прислушиваясь к стонам удовольствия девушки. Он ласкал её член губами и языком, то облизывая головку, то проводя языком по всей длине напряжённого ствола, то заглатывая член сирианки так глубоко, как мог, чтобы сделать ей приятно, то помогая себе рукой, лаская её яички или поглаживая её член. Наконец, Макс услышал, как стоны девушки становятся громче, предвещая приближающийся оргазм, но он не стал отстраняться, продолжая ласкать её член, пока тот не выстрелил спермой в рот парня. С непривычки Макс закашлялся, и в этот момент Ната притянула его к себе и, обняв, жарко поцеловала в губы.


— Ты великолепен, — прошептала она, счастливо и благодарно улыбаясь.

— Ты прекрасна, — улыбнулся в ответ ей Макс, обнимая свою возлюбленную.

— Люблю тебя, — шепнула Ната, целуя своего любовника.

— Люблю тебя, — ответил парень, целуя её в ответ.





Развернуть

секс секси сексуальная сексуальность сексуально секс-машина porn sex sexy sex machine ...секретные разделы Секретные Истории Первый Раз (СИ) порно история С фото (СИ) Проба пера (СИ) Разное (СИ) Oral (СИ) Традиционно (СИ) 

Порно история про Гермиону

секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,порно история,секс,секси,сексуальная,сексуальность,сексуально,секс-машина,porn,sex,sexy,sex machine,Секретные Истории,С фото (СИ),Проба пера (СИ),Традиционно (СИ),Разное (СИ),Oral (СИ),Первый Раз (СИ)

Все трое лежали в палатке и каждый из них был уверен, что остальные крепко спят. Из головы Гермионы не уходила мысль об этих сопящих по обе стороны парнях, ее лучших друзьях. Ведь это были уже не те мальчики с первого курса, пискляво комментировавшие ее цитирования книг, а уже самые настоящие мужчины, крепко сбитые, мускулистые, с щетинами на щеках, и даже немного подуставшие от волшебства. Утром у Гермионы сперло грудь, когда она наблюдала, как Рон и Гарри умываются в озере. Их выпирающие под кожей мышцы напрягались при каждом движении и творили с фантазией девушки все самое невообразимое и гадкое.


Вдруг на ягодицу Гермионы легла массивная рука. Широкая ладонь облегла упругую попку и осторожно сжала. Влагалищные мышцы невольно напряглись и выдавили наружу небольшое количество густой жидкости, образовавшейся от предшествовавшей этому горячей фантазии. Гермиона - непонятно почему - не подала вида, продолжая притворяться спящей, и осмелевший Рон стал гладить эту мягкую часть ее стройного тела через ткань штанов.


Послышался его шумный взволнованный вздох. Гермионе захотелось опустить руку к своей промежности, чтобы усилить это сладкое ощущение, как она всегда это делала, когда возбуждалась, но побоялась риска оказаться застигнутой за этим.


Заворочался Гарри и сменил позу, вывернувшись спиралью. Но в кромешной тьме палатки Гермиона не могла этого увидеть. Она лишь сжала ладонь и постаралась привести в норму участившееся сердцебиение. Рука Рона прекратила тактильное исследование Гермионы, однако, когда Гарри снова затих, продолжила свое тайное действо.


Холодная ладонь заползла под штаны, отчего испуганная Гермиона закусила губу и сильно зажмурилась, боясь застонать. Неуклюжие пальцы изучали девушку, пощипывая и гладя нежную кожу на ягодицах.


В ход пошла вторая рука Рона. Он аккуратно приспустил сзади ее штаны и уже сильнее сжал обе округлые половинки. Гермиона не совладала с собой и простонала в плечо Гарри, чем выдала Рону свое бдение.


То, что она не влепила ему пощечину, не обиделась и даже не натянула джинсы обратно, придало Рону смелости. Или скорее, наглости. Рыжий выпрямил средний палец, провел ею вниз вдоль ложбинки между ягодиц Гермионы, слегка коснувшись обрамленного мышечным кольцом, тут же напрягшегося ануса, и достиг жаркого, влажного и липкого входа в ее прекрасное тело.


"О Мерлин!" - выкрикнуло сознание парня в пустоту его мозга.


Он начал размазывать подушечкой пальца выделившуюся смазку по вульве и Гермиона слегка дернулась, когда он, сам того не осознавая, коснулся капюшончика ее клитора, набухшего до высшей степени возбуждения.


- М-м, - тихонько промычала девушка.


Продолживший-было нарезать круговые движения толстый палец вернулся к заветной горошине. Свободной рукой оттянув верхнюю ягодицу лежавшей на боку девушки, Рон сосредоточился на этом месте и начал ритмично теребить крошечный орган. Гермиона пискнула и выгнула спину для более качественного получения ласки. В идеале, она была бы не против лечь на спину, чтобы он мог припась "туда" ртом, но выбирать не приходилось. Впрочем, ей и так было приятно.


Едва Гермиона подумала так, как Рон нетерпеливо убрал руку и, недолго повозившись со своими штанами, коснулся ее уже не пальцем...


"Мама..." - испугалась девушка, но член уже легко и плавно проник в нее. Движение остановила девственная плева девушки. Это она чувствовала прекрасно. Неожиданно для нее, Рон резко ухватил Гермиону за бедра и с силой протолкнул свой орган, в одно мгновение разрушив ее целомудрие.


То ли от чрезмерного возбуждения, то ли по какой-то другой причине, но боль от дефлорации оказалась для Гермионы намного мягче, чем она себе это представляла. Средней силы щипок, не более. Так она ее оценила.


Ожидая вскриков и слез, Рон остановился в глубине ее чресел, но вопреки его ожиданиям их не последовало. Напротив, секунды спустя Гермиона насела попкой навстречу Рону, впустив его в себя на всю длину. Поверхностью паха Рон ощутил тепло нежной девичьей поппопки.


Гарри тоже не спал в эту ночь. Он все прекрасно слышал и понимал, что происходит. Он чувствовал жаркое дыхание Гермионы на своем плече. Свободной рукой парень нащупал свой член и начал тихонько подрачивать.


От толчков Рона лицо Гермионы тыкалось в плечо Гарри, что не давало ей понять, что парень мастурбирует.


- Ах! - простонала девушка от особо чувствительного проникновения Рона.


Она неосознанно обняла Гарри. По его дергающейся руке поняв, что он не спит, Гермиона провела по ней ладонью и обнаружила его обнаженный крепкий член, который Гарри яростно дрочил. Гарри освободил руку и девушка, сжав член в своей ладони, принялась надрачивать ее.


Рука Гарри скользнула под футболку девушки. Хорошо сформированная грудь встретила ее напряженностью своих сосков. Гарри пальцами потеребил один из них. Гермиона снова простонала.


Картина была завораживающая. Гермиона представила себя со стороны. Она лежит на боку и дрочит член Гарри Поттеру, когда как сзади ее дырочку сношает Рон Уизли.


Гарри вынул руку и погладил подругу по лицу. Вдруг она поймала один из его пальцев губами и возбужденно всосала, став дрочить его член еще яростнее. Затем она потянула Гарри за член. Парень, не тратя времени на размышления, сменил позу и вскоре его член уткнулся девушке в лицо. Гермиона жадно вобрала его в рот и принялась обсасывать.


Этого Гарри явно не ожидал. Оценив работу мягких губок и юркого языка своей подруги, парень успокоился и стал получать удовольствие от этого процесса.


Рону был на седьмом небе от наслаждения. Жаркая, скользкая и тугая щелочка Гермионы доводила его до исступления своей податливостью. Девушка встречала его натиски стойко, подмахивая парню и покручивая бедрами для получения лучших ощущений.


Он прекрасно слышал, как Гермиона отсасывает Гарри, но ревности почему-то не чувствовал. Рон понимал, что ей так хотелось. Может быть, Гарри спит и даже понятия не имеет, что Гермиона делает ему минет. Но услышав стоны друга, он понял, что это не так.


Рыжий сильнее заработал тазом, чтобы довести ее до оргазма, и в ответ, вынув член Гарри изо рта, та со стоном произнесла:


- О да, Рон, вот так!


Влагалище громко захлюпало, вспенивая смазку трением мышц с твердым членом парня. Гермиона прижала член Гарри к лицу и заскулила от накрывающих волнами сладких ощущений. Она больше не могла сосать. И Гарри это понял.


Он погрузил свой член обратно в рот подруги и стал трахать ее сам. Все, что могла сделать Гермиона в этот момент, это просто сомкнуть на нем губы. Из ее глаз текли слезы радости. Она, уже не скрываясь, могла усилить свои ощущения и поэтому просунула руку между ног. Одной рукой она мяла свою грудь, а другой теребила клитор, иногда касаясь скользкого члена Рона, который безустанно долбил ее киску.


Гарри держал ее за волосы, небольно, а просто для удобства, и проникал в ее горло глубоко, на всю длину своего члена. Для Гермионы это было терпимо, во всяком случае, ей не хотелось прерывать действо, о котором она часто фантазировала в последнее время. Она гладила пальцами бьющуюся об ее вульву мошонку Рона и массировала языком двигающийся во рту член Гарри, и ловила с этого невообразимый кайф.


Вскоре оба парня одновременно запыхтели. Гарри вжал в себя лицо Гермионы и несколько раз выстрелил своей спермой прямиком в ее пищевод. Это дало начало цепной реакции оргазмов. Гермиона надавила пальцем на клитор и от этого в купе с мощных толчками Рона затрясло девушку в лихорадочной судороге. Она вынула отстрелявшийся член Гарри изо рта и глухо заскулила, изогнувшись странной трясущейся фигурой. Тут же прорычал Рон. Он вытащил свой член из дергающейся от оргазма дырочки и, передернув пару раз, с громким стоном брызнул спермой на подпрыгивающую попку Гермионы.


Когда все подутихли, Гермиона молча поднялась и выбежала из палатки для гигиенических процедур. Было слышно громкое дыхание Рона и Гарри. Вскоре Гермиона вернулась обратно и легла между парнями на спину.


- Спасибо вам, ребята, - чуть слышно поблагодарила она.


Вместо ответа ребята прижались к ней, обняли и поцеловали в обе ее щечки. И только в этот момент Гермиона покраснела от смущения, но несмотря на это улыбка не сошла с ее лица даже когда она закрыла глаза и через пару минут уснула. Через некоторое время захрапел и Рон и увидел во сне Гермиону, одетую в подвенечное платье. Гарри же уснул последним. Перед этим он долго смотрел в темноту и думал о будущем.


"Может, мы скоро умрем," - думал он. - "И то, что случилось сегодня - это нормально, ведь завтра нас могут обнаружить и тогда нам точно конец. Должны же мы хоть что-то получить из этой сложившейся ситуации."


- Спи, Гарри, - услышал он сонный голос Гермионы. - Все будет хорошо.


Гарри крепче обнял ее и, еще раз чмокнув в щечку, ответил:


- Обязательно.


Конец.
Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) Разное (СИ) Первый Раз (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Артём и физика. Глава 1 Глава 2


С того инцидента прошла уже не одна неделя. Начался ноябрь, на улице сильно похолодало. Однажды согревшись в тёплой ванной, Ольга опять оказалась голая перед зеркалом. Она повернулась к нему попкой и посмотрела через плечо. «Мммм... нельзя такому добру пропадать», — её опять захватило сладостное возбуждение. Она оттянула руками ягодицы, открыв киску. Вид был просто волшебный — немного расставленные ноги, оттопыренная попка. Она немного нагнулась вбок и стали видна её грудь. Хлопнув себя по попке, она улыбнулась. Почти утраченное чувство собственной сексуальности возвращалось, а с ним и уверенность в себе. В голове опят всплыли мысли об Артёме.

Ольга легла на кровать и раздвинула ноги. Пальцами одной руки она раздвинула киску, а пальчик второй погрузила в неё. Ммммм так сладко. Она представила член Артёма и стала дрочить. Сок моментально наполнил промежность, тело выгнулось, грудь набухла. Она каталась по кровати представляя как Артём ебёт её... долго и сильно. Ей хотелось большего, что бы он целовал её, ласкал, трахал в разных позах. Фантазии сменяли одна другую, а оргазм был как никогда силён.

Позже, сидя на кухне, и потягивая сладкий чай, она точно решила, что нужно дать этой истории продолжение. Чёткого плана не было, да и мог ли быть тут чёткий план?

На следующий урок физики Артём пришёл уже совсем спокойный. Ольга Викторовна вела себя, как ни в чём не бывало. Про контрольную все забыли, а холодный ноябрь не давал сильно бурлить гормонам в крови. Рисуя в тетради всякие крокозябры, Артём не заметил, как начался урок.


— Слушайте класс, — Сказала Ольга Викторовна. — По поводу, октябрьской контрольной.

Артём похолодел. Ольга продолжала, раскладывая листы с контрольными.

— В общем, написали неплохо, кроме нескольких отличившихся. Володя, Олег и Артём придёте сегодня на доп. занятия переписывать.

Ольга оглядела класс. Никто не возражал, а Артём спрятал глаза. «Интересно, придёт или нет?», — эта игра нравилась ей всё больше и больше.


Вечером институт пустеет. Шумные первые курсы уступают место уставшим вечерникам. У Ольги возникло лёгкое дежа вю. Опять вечер, опять трое ребят и опять они тянут, ничего не могут написать. Но теперь её эта ситуация только радовала. Народу становилось всё меньше и меньше, а на кафедре наверняка уже все ушли. Всё что нужно это закрытое помещение, ключи от кафедры бережно лежали в сумочке. Наконец, Олег поднялся из-за парты. И протянул ей листок с контрольной. Ольга кивнула и проводила его взглядом. И невольно взглянула на Артёма. Тот был красный как помидор, сидел, зажав руками уши и что-то пробовал решать. «А парень явно волнуется», — дошло до Ольги. Ей даже стало его немного жалко, но то что ждало его впереди должно было с лихвой перекрыть все эти переживания.


— Ольга Викторовна, — Сергей смял листок с контрольной. — Я не готов. Можно в другой раз?

— Хорошо, иди, — кивнула она. — На следующей неделе в это же время придёшь.

— Ок, спасибо, — парень схватил рюкзак и пулей выскочил из кабинета.

В классе остались только Артём и Ольга. Повисла неловкая тишина. Артём боялся поднять голову и что есть сил таращился в лист с контрольной.

— Артём, — нарушила молчание Ольга. — Здесь будут занятия у вечерников. Идём на кафедру, там никто не будет мешать.


Она взяла сумочку и пошла из класса. Артём всё так же не поднимая головы поплёлся за ней. Как же она сводила его с ума. Каблуки мерно выщёлкивали по пустым коридорам. При этом бедра так сексуально вздымались при каждом шаге. Артёму показалось, что она специально виляет попой перед ним или не показалось? Они дошли до кафедры. Ольга открыла дверь и зажгла свет. Кабинет был большой, его окантовывали стеллажи с книгами, журналами и монографиями, в углу висела доска с объявлениями. А по центру разместился большой дубовый стол, вокруг которого стояли стулья.


— Садись и работай, — Ольга указала на стол. — Когда напишешь — позовёшь. Я буду в соседнем кабинете.


Артём покорно уселся за стол и продолжил свои мытарства. Хоть внешне он и старался делать вид, что занят физикой в голове у него бурлил вихрь мыслей об Ольге Викторовне. Они вдвоём в пустом помещении. Но что же с этим делать? Артём не знал. Член стоял колом, гормоны били в голову. Его кидало из крайности в крайность, то он хотел набросится на неё, когда та войдёт, то хотел убежать из класса.

Ольга оставила Артёма и зашла в соседний кабинет. Между ног сладко ныло. Она хотела этого парня, всё складывалось как нельзя лучше. Кафедру можно запереть изнутри, да и не придёт уже никто в такой поздний час. Она немного поправила бюстгальтер, расстегнула пуговицу на блузке и пошла к Артёму.


— Ну что? Написал? — Артём дернулся от неожиданности.

Ольга подошла к столу и наклонилась над Артёмом. Одной рукой она оперлась на стол, другую положила ему на плечо. Её грудь оказалась прямо напротив его головы, он увидел, что блузка расстёгнута и грудь торчит из бюстгальтера.

— Не густо, — сказала она, но прозвучало это как-то слишком ласково.

Артём ничего не ответил. Он ещё никогда не видел вблизи женскую грудь, а рука Ольги так игриво поглаживала его по плечу, что он готов был взорваться от переполнявших его чувств.

— Или у тебя опять что-то болит? — Она села на стул рядом. Грудь практически вываливалась из блузки, глаза горели. Она провела рукой по ноге Артёма. Любой мужик бы сразу понял, что женщина готова, но не Артём. Он не понимал что происходит.

— Скажи мне, Артём, — Ольга закинула ногу на ногу и наклонилась чуть вперёд. — Я тебе нравлюсь? Как женщина?

Артём быстро закивал.

— Это славно, — продолжила она, таким же сладким голосом. — А у тебя были отношения с девушками? Секс?

Парень помотал головой.

Ольга закусила губу. То, что парень оказался девственником, всё осложняло. Но желание переполняло её. Она хотела ещё раз увидеть этот член, почувствовать эту молодую энергию.

— Тебе понравилось, как я взяла у тебя в рот? — Ольга сама себе поразилась, как она смогла такое произнести.

— Да-да, — выдавил из себя Артём.

— Мммм, — Ольга улыбнулась. — Пообещай мне что никому и никогда не расскажешь об этом!

Артём кивнул.

— А теперь встань, — Желание захватило её полностью. Она не могла больше тянуть.


Артём как-то неуклюже встал, а Ольга опустилась на колени перед ним. У Артёма закружилась голова. Неужели это правда? И всё происходит с ним? Он посмотрел на Ольгу. Она ответила ему таким взглядом! Взглядом дико изголодавшейся кошки.

Он помог ей расстегнуть ремень. Ольга стянула с него штаны, а затем трусы. Член сразу выпрыгнул наружу, будто только это и ждал. Он был красный и большой. Ольга сразу схватила его губами и втянула в рот. Рукой она принялась массировать яички парня. Они были налиты, как у быка, а член во рту, казалось, становился всё больше и больше. Она начала посасывать его, чувствуя как парень чуть ли не падает от возбуждения.

Артём смотрел на это великолепное зрелище сверху вниз, как сексуальная женщина сосёт его член с заглотом. Мысль была только одна — не кончить сразу, но она видимо хорошо знала своё дело. Закрыв глаза, Ольга самозабвенно сосала молодой член.

С причмоком она оторвала губы от члена и стала надрачивать его рукой. Посмотрела на парня — тот был в прострации. Взяв головку губами, она продолжила водить рукой по стволу. Ольга чувствовала, что парень старается сдерживаться. Она убрала руку и заглотнула член на всю длину, до самой гортани и он начал сокращаться.

Артём почувствовал, что не может больше сдерживаться. Тем более после того, как Ольга заглотнула его член целиком. Он отпустил ситуацию и через пару её движений он начал кончать. Член казалось набух ещё больше, как большая пушка он выплёвывал струи спермы Ольге прямо в горло. Она, поперхнувшись, вынула его, подставив ладонь под стекающие струи. Сперма заполнила целиком рот, солоноватая жидкость стекала с губ, и капала между грудей. Ольга никогда не любила сперму, но у молодого парня она была какой-то необычно вкусной. Она проглотила её целиком и облизнула губы. Столько спермы она не видела никогда, а член Артёма, никак не сникал, с него всё капало и капало. Она выдавила всё до последней капли и, сексуально облизнувшись, поднялась с колен. Киска была мокрой, сок капал с трусиков и капли текли по ногам и колготкам. Она прижалась к парню и поцеловала его солёными губами, сначала робко, потом всё сильнее и сильнее, а когда парень начал отвечать её просто унесло куда-то высоко и мощные струи оргазма заставили дрожать всё её тело.

Артём целовался неумело, но жадно. Он так долго это хотел, сейчас воплощались практически все его заветные мечты. Он робко обнял Ольгу за талию, не переставая целовать. Она ещё подалась к нему, он обнял сильнее и как будто ток начал прошибать их тела. Он почувствовал, как Ольга кончает у него на руках, отлипнув от его губ, она выгнулась и повисла на руках. Тело дергалось, и она слабо постанывала. Он ещё крепче прижал учительницу к себе. Ольга, немного придя в себя, так же обняла его и ещё раз поцеловала.


— Понравилось? — спросила она тихим голосом.

— Да, — выдохнул Артём.

— Тогда иди сюда, — Ольга села попкой на стол и потянула Артёма к себе. Она задрала юбку и раздвинула ноги. Артём просто остолбенел от такого. Она задрала ноги к верху и стянула с тебя трусики, изящным движением кинув их под стол. Затем она положила ладонь на киску и раздвинула половые губы, полностью открыв киску.

— Нравится? — спросила она, закусив губу.

Артём только кивал. Вид открытой женской киски привёл член в состояние готовности, за пол секунды. Он приблизился к ней и обхватил Ольгу за бедра.

— Мммм, — она простонала. — Да, давай трахни меня, мой мальчик!

Она взяла рукой его член и направила в киску. Когда головка коснулась половых губ, Артёма прошиб ток, ещё сильнее, чем раньше. Какие-то дремавшие в нём инстинкты разом проснулись. Он, практически рыча, начал входить в киску Ольги.

— Да, да, — Ольга закинула голову назад. Ещё немного направить член и он внутри. Артём быстрыми движениями начал вгонять член. — Еби, еби меня!


Он сжал её бедра и стал сильно и быстро всаживать член в киску учительницы. Дубовый стол начать тихонько поскрипывать. Ольга обвила его торс ногами и, запрокинув голову, ловила каждый толчок, каждый вдох и выдох её молодого любовника. Член Артёма входил всё глубже и глубже, киска хлюпала, выпуская избытки сока. Сиськи вывалились из бюстгальтера и болтались в такт движениям Артёма. Он схватил одну и стал сминать снизу вверх. Ольга только сильнее застонала, оргазмы накатывали один за другим. Ей казалось, что она в одном большом оргазме который, не кончится никогда.


— Ебииии, — стонала она.


Он жадно поцеловал её, а она, вцепившись руками в стол, так же ответила ему, не забывая подмахивать всё усиливающимся толчкам. Член стал твердеть и немного сокращаться. Ольга вжалась в Артёма, со всей силой. Он с силой затолкнул член в киску по самые яйца. Ольга вскрикнула. Член начал сокращаться, выбрасывая струи спермы. Ольга, стиснув зубы, безмолвно закричала. Цунами оргазма поглотило её целиком. Она дёргалась под Артёмом в такт сокращениям его члена. И каждый миг ловила огромное наслаждение от той энергии, что входила в неё с каждой струёй.

Обессилев, они упали на стол. Ольга лежала на спине, раздвинув ноги, на ней лежал Артём, он всё ещё был в ней, и она чувствовала, как  член внутри неё уменьшается. А из киски вытекает избыток спермы, стекая по попке тягучими, тёплыми каплями.


— Ты молодец, — поцеловала она Артёма. — Долго держался, для первого раза.

— Спасибо, — парень слез с учительницы и начал застёгивать штаны.

— Ты понимаешь, что об этом никто и ничего не должен знать? — Ольга нагнулась за трусиками. — Если хочешь чего-то ещё, ты должен молчать. Понимаешь?

— Понимаю, — Артём, наконец, застегнул штаны. Наверное, впервые он ощущал такое спокойствие и опустошение между ног.

— Мне нужно привести себя в порядок, — Ольга достала из сумочки влажные салфетки и стала вытирать груди. — Сейчас уходи. Я сама тебя позову, в следующий раз.

— Хорошо, — парень взял свой рюкзак и повернулся к выходу.

— Стой! — Ольга рукой остановила парня.

Он развернулся, она прижалась к нему и страстно поцеловала.

— Теперь иди, — сказала она и чмокнула в щёку.


Когда парень закрыл за собой дверь, она плюхнулась на стул. Тело звенело от оргазма. В голове была каша из мыслей. Из киски вытекала сперма, перемешанная с её собственным соком. Ей хотелось ещё. Неласканная грудь ныла от перевозбуждения, а киска всё текла и текла, желая большего. Ольга распустила волосы и обмякла на стуле. В следующий раз она выжмет из парня все соки. 



Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) Oral (СИ) Романтика (СИ) ...секретные разделы 

Выигрыш


На город опускалась зимняя ночь. С легким морозцем и снегом, падающим тихо и таинственно. Город жил, шумел и сверкал огнями в преддверии праздничных новогодних дней.

Настя смотрела в окно и улыбалась своим мыслям. Первый раз за свои девятнадцать лет она влюбилась. Все признаки влюбленности были на лицо. С нетерпением ожидала его звонков, все время думала про него, вспоминая глаза, слова, обращенные к ней и то, как они познакомились. Он помог ей сойти с троллейбуса на скользкую мостовую, галантно подав руку. Проводив до дома, пригласил на свидание. И вот почти уже месяц они встречались с ним почти каждый день. Её подкупала его корректность в их отношениях, он не был навязчив. Дарил мелкие безделушки, что радуют девушек, всегда провожал до подъезда, целовал целомудренно в щечку и уходил в никуда. А на днях Алексей (так его звали) познакомился с её строгими родителями и сумел расположить к себе отца, оказавшись хорошим собеседником, заядлым рыбаком и компанейским парнем. Мать покорил букетом темно-бордовых роз, коробкой конфет и галантным поцелуем руки. Родители им были впечатлены и разрешили справить Новый год вместе с ним сначала в ресторане, а потом провести три-четыре дня на его даче за городом. Он сразу предупредил, что там связи нет, но дал все координаты нахождения этого коттеджа.

Настя с нетерпением ждала праздника. Как же! В первый раз она пойдет со своим парнем! Она перерыла весь гардероб, пытаясь найти то, в чем она поразит его. Но не найдя ничего достойного загрустила. Отец, узнав причину грусти и легких девичьих слез, предложил пойти и купить что-то специально для праздника. Настя с матерью подобрали в бутике под цвет её глаз зеленое вечернее платье, которое переливалось в зависимости от освещения, с длинным замком во всю спину, от шеи до бедер.


И вот наступил этот волнующий для неё день. С раннего утра Настя пребывала в возбуждении и предвкушении необычного приключения. Истомившись нетерпением за день, она успела сделать высокую прическу, уложив свои рыжие волосы и выпустив несколько легкомысленных кудряшек, сделала макияж, собрала сумку на несколько дней, сложив запасное бельё, чулочки, косметику и всякую женскую мелочь, что могла пригодиться в эти дни. Собравшись и одевшись полностью, она ещё два часа слонялась по квартире в томительном ожидании, придирчиво рассматривая себя в зеркало и изредка в волнении поправляя чулочки.


Алексей подъехал в точно назначенное время, поднялся за ней в квартиру и поздравил родителей. Отцу подарил серебряный портсигар, а матери вазочку из богемского стекла. Он ещё в свой прошлый приход заметил, что она собирает такие вещи. Оглядев беглым взглядом девушку, наклонился и тихонько произнёс: «Ты, бесподобна!» Настя зарделась и заторопилась к выходу.

По дороге Алексей рассказал, что новый год они встретят в казино, а потом утром отправятся к нему на дачу. Такси подвезло их к роскошному зданию, ярко освещенному и украшенному при входе огромной ёлкой.

Войдя в зал, Настя растерялась от праздничности убранства и большого количества народа, постоянно перемещающегося в разных направлениях. В глазах зарябило от вечерних платьев, мужских костюмов. Кто-то приветливо махнул им рукой, приглашая за столик, и Алексей, взяв её мягко за талию, повел к нему. Компания была в принципе знакома. Это были его друзья Александр и Петр со своими девушками, и незнакомый парень с наглыми глазами, которого представили как Стаса.


Программа была сногосшибательной, еда изысканной. Девушки пили шампанское, а парни потягивали коньячок. Девчонки веселились и танцевали от души, участвовали в конкурсах, а парни затеяли игру в карты. Под утро уставшие девушки запросились домой и парни, вызвав такси, отправили их. Только Настя в ожидании Алексея осталась в их компании. Она села на один из диванчиков и видимо задремала, потому что очнулась от громкого голоса диджея, объявлявшего белый танец. Она взглянула в сторону Алексея и не узнала его. Он сидел мрачный, сдавал карты и пил коньяк уже из горла большими глотками. Но вот игра закончилась, и он поднялся, 

пошатываясь из-за стола. Настя поспешила к нему, но Алексей поднял на неё пьяные глаза 


«Ты - остаешься! Я тебя проиграл!» - жестко проговорил он сквозь зубы.


Настя замерла в недоумении, теребя цепочку на шее тонкими пальчиками, а он развернулся и вышел из зала. Стас ухмыльнулся и дернул сильно её за руку, заставляя сесть на стул. Настя нервно полезла в сумочку за телефоном, но не успела даже набрать номер, Стас выхватил телефон и выключил его, положив в свой карман.

Парни оглядывали её с пьяным вожделением, откинувшись на спинки стульев и продолжая пить. Страх заметался в глазах Насти. 


«А что, - вдруг проговорил Стас, нагло положив руку на её дрожащее колено, - давайте разыграем девочку, кому из нас она достанется?»


Настя, парализованная ужасом, не могла сдвинуться с места. Они снова сдали карты, и игра началась. Теперь Настя внимательно следила за играющими. «Только бы не Стас», — билась мысль в её голове. Его она панически боялась. Он проиграл, и она вздохнула с облегчением, но он тут же заявил о своем праве отыграться. Игра продолжилась, и он всё же выиграл, пьяно улыбаясь и подшучивая над партнерами. Александр и Петр поднялись, и, пожелав приятных праздников, вышли из зала, договорившись со Стасом созвониться.

Он вызвал такси и до его приезда, нагло рассматривал свою добычу, слегка приподнял подол платья, провел рукой от щиколотки почти до бедра, как бы оценивая ножки девушки. Из зала он вывел её, крепко держа за руку, не дав надеть шубку, и только накинув на её плечи. В машине он сел на переднее сиденье и назвал шоферу адрес.

Машина ехала долго, как оказалось, они выехали за город и неслись по пустому шоссе. Примерно через час машина остановилась перед небольшим двухэтажным загородным домом с темными окнами, зарешеченными на первом этаже. Стас расплатился и помог Насте выйти из машины. Они вместе поднялись на высокое крыльцо, он открыл дверь ключом и, войдя, запер её на хитроумный замок.


«Проходи», - он открыл одну из дверей, приглашая в комнату с большим красивым электрокамином.


Пройдя в глубину комнаты, он включил камин и, открыв бар, наполненный различным спиртным, спросил, что она будет пить. Настя отрицательно помотала головой и не сдвинулась с места, оставшись у порога. Он подошел к ней с бокалом в руке и, глядя в глаза, провел рукой по щеке, словно пробуя на ощупь бархат кожи. Настя резко дернула головой, отстраняясь от его руки. Тогда Стас схватил девушку за плечо и ткнул бокал в лицо, приказав: 


«ПЕЙ!» 


Лишь несколько секунд понадобилось девушке, чтобы принять решение. Она выхватила бокал из его руки и залпом выпила его. Огнем спиртное обожгло глотку, вызывая нестерпимый кашель. 


«ОГО!» - Стас приподнял одну бровь и поспешил налить ей воды из красивого графина, стоящего на камине.


Улыбаясь, он смотрел как она пила большими глотками прямо из горловины, пытаясь унять кашель. Потом отошел к бару и налил ещё по бокалу и молча протянул ей. Она упала в кресло возле двери и небольшими глотками стала пить обжигающую жидкость, запивая водой и закусывая конфетами, лежащими рядом на небольшом стеклянном столике. А потом они пили спиртное, разговаривали обо всем и ни о чем. Стас оказался неплохим собеседником, подкованным в разных областях. Настя не заметила, когда она отключилась, и как это произошло.

Проснулась она на широкой кровати от яркого солнца, бившего ей в глаза из-за  неприкрытой шторы. Она попыталась приподняться, но боль тисками сжала голову, заставив откинуться на подушку. Тошнота подступила к самому горлу. Ужасно хотелось пить, но она не могла пошевелиться. Полежав немного, она справилась с тошнотой и приподнялась, оперевшись спиной на спинку кровати. Мутными глазами обвела большую красивую комнату. По всей комнате в беспорядке было раскидано её бельё, на одном кресле лежал один чулочек, а на спинке кровати-другой. Пить хотелось нестерпимо.

Словно услышав её мысли, дверь приоткрылась, и на пороге показался Стас в одних плавках, с графином. Налил воды и протянул ей полный стакан. Она залпом выпила воду и снова откинулась на подушку, тихо застонав. Тело её не слушалось, руки дрожали, да и вообще всё внутри дрожало и не хотело двигаться совершенно. Стас молча смотрел на её бледное лицо, как бы принимая решение. Затем решительно откинул одеяло, подхватил её на руки и понес в ванную, которая находилась тут же за стеклянной дверью. Он поставил её в белоснежную ванну и включил теплую воду. Нисколько не смущаясь, он скинул плавки и залез к ней. Она рассматривала его крепкое и сильное тело, не решаясь опустить глаза вниз. Но любопытство побороло смущение, и она украдкой глянула вниз... и... не смогла оторвать глаз от ровного, гладкого, красивого члена, поднимающегося под её взглядом. Она поймала его насмешливый взгляд и быстро закрыла глаза.

Стас в это время намылил гелем мягкую мочалку и провел ею по плечам Насти, по рукам. Она замерла. Он посмотрел на неё, бросил мочалку и стал мылить её тело руками. Нежно обвел грудь, слегка сжал её, мыльными пальцами лаская и сжимая сосок. Тот послушно затвердел под его пальцами. Настя закусила губу, боясь даже вздохом вспугнуть непонятное чувство, которое зарождалось в её животе. Стас нежно обмыл её тело руками, затем стал намыливать свой уже твердый ствол. Настя широко раскрытыми глазами, уже не стесняясь, следила за его движениями, по которым стало понятно что он уже не моего его, а откровенно мастурбирует. Когда он смыл мыло, то стала видна его возбужденная, красная, блестящая головка и вены, пульсирующие под его пальцами на члене. Одной рукой Стас взял её за затылок и слегка нажал... Настя, удивленно и непонимающе посмотрела на него. Немного, насколько позволяла мокрая ванна, отступила от него. Раздражение заплескалось в его глазах. Как он хотел это нежное и податливое тело!!! Он развернул её спиной к себе и, намылив руки, стал мыть спину, опускаясь всё ниже. Тело её подрагивало, выдавая желание. Но Настя молчала и стояла, оперевшись руками на стенку. Он приблизился к ней, слегка раздвинув её ноги своей ногой, и ладошкой стал мыть упругие губки, слегка теребя пальцами, проводя по сжимающемуся под его пальцами входу, нежно лаская подрагивающую бусинку. Пальцы заскользили в её обильной смазке. Не выдержав больше, Стас наклонил её ниже, так, что руки Насти соскользнули на край ванны, и тут же с размаху засадил ей до самого лобка. От резкого вскрика девушки, он замер, чувствуя, как что-то сразу потекло по ногам. Он посмотрел вниз и увидел тонкую струйку крови, расплывавшуюся по мокрой ноге.


 «Настюша...» -  потрясенно прошептал он, чувствуя, как тело девушки сотрясается от рыданий в его руках. 


А она плакала больше от обиды, не от боли, которая постепенно покидала её дрожащее тело, от того, что представляла она этот первый раз не так, не с тем. Разбились её розовые мечты и прекрасном принце на белом коне, который брал бы её нежно и ласково, снимая боль поцелуями. Молча развернув Настю, Стас нежно, подставляя ладони под воду, смыл кровь с её ножек, с маленьких и плотных половых губок, вылез из ванной и мокрый прошлепал в спальню. Вернулся с большой простынёй. Осторожно вытер девушку мягким полотенцем, завернул в простыню и отнес на кровать. 


«Я скоро вернусь», — сказал ей вполголоса, быстро оделся и ушёл, закрыв дом на ключ.


Вздрагивая и всхлипывая, Настя забылась тревожным сном. Часа через два она проснулась и почувствовала, что очень голодна. Она достала из сумочки коротенький халатик, одела его и пошла исследовать дом. На первом этаже нашла кухню, открыла огромный холодильник. Холодильник был пуст, только сиротливо лежал засохший кусок сыра. Она вернулась в комнату с камином, залезла с ногами на кресло и включила телевизор, уставившись невидящими глазами в экран, где прыгали и кривлялись артисты, пытаясь развеселить плоскими шутками зрителей.

Вернул её из размышлений шум подъезжающей машины, услышав звук отрывающейся двери, она даже не шевельнулась. Стас вошел в комнату на звук работающего телевизора, в руках у него было два больших пакета и огромный букет алых живых роз. Молча подойдя к ней, он опустился на колени, положив на её подогнутые ножки колючий букет. Настя погладила его по голове и тяжело вздохнула. Он встал, протянул ей руку, они так же молча прошли в кухню, где Стас разобрал пакеты с едой.

Красивая большая кухня освещалась в сумерки двумя изящными свечками. Тихая музыка и мерцание пламени настраивали на романтический лад. Настя молча смотрела в тарелку, не спеша доедая салат и запивая легким вином. Стас весь ужин рассказывал смешные истории, иногда вызывая слабую улыбку на её симпатичном личике. Она слегка вздрогнула, почувствовав его руку на своей, подняла глаза и увидела его карие глаза, прямо перед своими:


«Прости меня»,— столько боли и раскаяния было в этих глазах, что она сразу поверила в искренность его слов. 


Потом они ели мороженое, разговаривали на разные темы, пока стрелка часов не перевалила за 2 ночи. Стас остался смотреть телевизор, а Настя поднялась в спальню, скинула халатик и мгновенно заснула.

Её разбудили нежные, острожные поцелуи ног. Она тихонько притаилась под легким одеялом, ощущая, как губы Стаса целуют и балуют каждый пальчик на ноге, медленно продвигаясь все выше. Настя чувствовала как возбуждение охватывает её тело, поднимаясь снизу живота, внутри, словно пустота заполняется чем-то живым, трепещущим, ласкающим и обнимающим. Стас осторожно, но решительно раздвинул её точеные ножки и уверенно лег между ними, вдыхая аромат проснувшегося девичьего тела. Осторожно тронул языком упругие губки, провел по ним несколько раз и удовлетворенно почувствовал как они раскрываются под его языком, открывая путь в долину наслаждения. Слегка приобняв Настёну, он руками крепко взял её за круглую попку, намереваясь не дать ей вырваться в любом случае. Язык заплясал на её уже возбужденных губках, поглаживая их то с нажимом, то легко, порхая, слегка касаясь как крылом бабочки. Настя хотела сжать ножки, но не смогла, желание захлестнуло её, давя все попытки к сопротивлению. И тогда она просто отдалась на волю чувств и ощущений, вцепившись руками в постельное белье. Язык волновал, возбуждал, заставлял приподнимать попку навстречу ему, совершать движения вслед за ним. А он порхал сверху, касался створочек этой чудесной раковины, дразня и сводя с ума. Несколько раз словно случайно, он проникал внутрь её горячего лона, ощупывал стеночки и тут же выскальзывал обратно, словно стеснялся зайти дальше. Настя непроизвольно приподнимала бедра, стараясь сильнее насадиться на него, потому сжимала мышцы в кольцо, упрямо не выпуская его. Но он вновь скользил по губкам, слегка касаясь истекающего нектаром входа в сладкую пещерку. Стас кончиком языка раздвинул небольшие складочки и лизнул нежную возбужденную жемчужинку, напрягшуюся и уже выступающую наружу. Настю словно пронзило током! Она дернулась всем телом и громко застонала, тотчас её руки переместились на его голову, прижимая её крепче. Его язык сразу задвигался сверху вниз по клитору, дразня его. Он больше не задевал чувствительную бусинку, а выписывал пируэты языком на самом клиторе, то посасывал его, то похлопывал языком, то проводил по нему всей поверхностью языка, то мял его губами, то нежно покусывал, то рисовал самым кончиком на нем восьмерки. Всё это он делал не спеша, дразня и возбуждая её все больше. Настя то стонала и вскрикивала, извивалась в его руках, вонзая ногти в его голову и плечи, то подмахивала всем тазом, то пыталась уйти от настойчивого языка, который подчинил её своей воле, глуша и отключая сознание. Сладкая волна наслаждения и бескрайнего удовольствия то накатывала на неё, поднимая к самой вершине, к пику, то вдруг откатывала обратно, не давая сорваться вниз. Настя стонала от сладостного предвкушения, все быстрее двигая бедрами, в нетерпении подставляя истекающее лоно под его язык. Но он не торопился, все сильнее разжигая костер её страсти. В одно из мгновений, тело девушки задергалось сильнее, и он понял, что нашел самую чувствительную точку возле клитора. Несколько раз Стас доводил Настю почти до пика, но прекращал ласку, ведущую к этому, переключаясь на другие не менее чувствительные точки, и только почувствовав, что стоны её стали более требовательными и сексуальными, тело дрожит от желания, а бедра насаживаются на его язычок, только тогда он завел два пальца внутрь мокрого и горячего кратера, а языком исполнил танец «язычка колокольчика», когда кончик языка быстро дрожит и вибрирует в самом центре возбужденного клитора. Судорога прошла по её телу, раз и ещё раз, и ещё... Настя зашлась в крике, извиваясь, вырываясь из его рук, подбрасывая и выгибая тело в сладком, длительном и мощном оргазме. Она словно утонула в этой волшебной волне, накрывшей её с головой, не соображая ничего и царапая красивыми холеными ноготочками постельное бельё, собирая его в кулачки. Он оторвался от неё только, когда она затихла. Осторожно языком слизал нектар с её раскрытой розочки, поцелуями поднялся выше и навис над ней, стоя на руках и глядя в её ошалевшие и восторженные глаза. Его стоящий член чуть подрагивал в нетерпении, разбух и немного побаливал, но он не торопился. Слегка поводил головкой по мокрым губкам, вызывая снова трепетную дрожь её тела, а затем головкой развёл губки и стал медленно и нежно вводить его в жаркую и узкую пещерку. Постепенно углублялся, все дальше, сдерживаясь изо всех сил, чтобы снова не сделать больно. Настя развела ножки шире, давая войти ему полностью. Войдя весь, он замер, словно давая привыкнуть к размеру, ощутить заполненность нежной киски. Продолжая стоять на руках, он начал медленные движения, полностью заводя член, и не вынимая головки на выходе. Движения становились все быстрее и резче, он старался не потерять голову, но узость пещерки, её страстное прерывистое дыхание, стоны сквозь губы подстегивали его, продвигая к концовке. Вдруг она тихонько сжала его головку и он, зарычав, с силой начал входить в неё, с каждым движением мощно врываясь и долбя. Судорога пробежала по телу, член стал сокращаться, освобождаясь от накопившейся спермы, выплескивая её в это гостеприимное и нежное лоно. Как же он был поражен, когда её тело в ответ приподнялось под ним и изогнулось, ногти впились царапая его плечи, а Настя громко застонав снова зашлась в оргазме, коротком, но чувствительном. Руки Стаса дрожали от напряжения, он осторожно вышел из неё, хлюпнув перемешавшимися соками. Лег рядом, прикрыв глаза и успокаивая сбитое дыхание.

Он удивленно открыл глаза, когда пальчики Настеньки заскользили по его груди, а губы нежно поцеловали его. 


«Я кушать хочу!» — заявила она, легко соскочила с кровати, накинула халатик и убежала вниз. 


Не успел он подняться, как она вернулась с бутербродами и соком на подносе. Она протянула ему стакан, он поймал её маленькую ручку и поцеловал пальчики.

На третий день Настя позвонила домой, сказала, что с ней всё в порядке и она ещё задержится дня на три — четыре. Родители не возражали. В итоге прошла неделя. За эти дни они освоили все комнаты и места мало-мальски подходящие для секса. Настя оказалась очень страстной девочкой и хорошей ученицей. Они освоили все места и позы, какие только знал Стас, и какие могли придумать сами. Единственное, о чём он никак не решался попросить её — это минет. Накануне её отъезда домой, он съездил за продуктами для прощального ужина и вручил ей небольшую коробочку с обручальным колечком. Девушка открыла коробочку, в задумчивости постояла немного. 


«Я тебя не тороплю, — произнёс огорченно Стас, — пусть она стоит на камине. Если ты возьмёшь её, я пойму, что ты приняла моё предложение». Он поставил коробочку на камин.


Наутро легкие движения разбудили его, он почувствовал Настины пальчики на своём утреннем стояке. Чуть приоткрыв глаза, и продолжая притворяться спящим, он стал наблюдать за ней. Девушка слегка пробежалась пальчиками снизу вверх и обратно, потом погладила ладошкой. Член послушно дернулся несколько раз за её рукой. Она тихонько засмеялась и продолжила исследование. Стас сходил с ума от этих робких, нерешительных и изучающих прикосновений. Его жутко заводила неопытность, неловкость движений, её любопытность и мания исследования. Она так увлеклась изучением, что не увидела, как он полностью открыл глаза и наблюдает за ней. Головка члена разбухла и тихонько пульсировала, всё больше наливаясь в её неумелых пальчиках. Она сомкнула пальцы в колечко на податливой кожице и неловко попыталась подрочить. Стас вздрогнул от неприятного ощущения, которое слилось в наслаждение и принесло непонятное чувство, приводящее его в смятение и усиливая и без того, сильное возбуждение. Дырочка на головке открылась и клейкая смазка тягучей каплей медленно поползла по стволу. Настя держала головку в кольце пальчиков и заинтересовано смотрела на эту прозрачную каплю, вдруг она наклонилась и кончиком языка быстро слизнула её. От неожиданности и кайфа у Стаса сорвался короткий рык, но девушка не обратила на него внимания, занятая своими мыслями и ощущениями. Было видно по её довольному лицу, что вкус ей понравился. Бесцеремонно раздвинув его ноги, она уселась между ними и захватила головку горячими, нежными, полненькими губками, посасывая её, облизывая языком, доставая и разглядывая периодически, словно удивляясь сама себе. Стас слегка выгибался навстречу её губам, сдерживаясь, чтобы не начать самому движения в её прекрасном ротике и не втолкнуть его полностью, по самые яйца. А Настя продолжала свою игру с возбужденным и стоящим как металлический кол, членом. То лаская его языком, то засасывая, то снова отпуская и дроча пальчиками, несколько раз она облизала и сжавшиеся яички. Потом ей пришла в голову какая-то мысль. Настя замерла с открытым ротиком, затем стала медленно погружать, разбухший и подрагивающий ствол, в мокрую и жаркую глубину. Стас ощущал головкой скольжение по стенке горла, он вошел весь. Настя сглотнула, зажав головку горлом. Тут парень не выдержал: в несколько глубоких толчков он достиг апогея, и в последний миг попытался вытащить сокращающийся от спазмов ствол из её врат удовольствия, но она не дала, зажав головку губами и продолжая сосать её. Взрыв произошёл у неё во рту, но она проглотила все и продолжала сосать, как бы выдаивая всё до последней капли. Он осторожно взял её за голову и словно снял с обмякшего члена, нежно поцеловал губы, ощущая вкус своего семени на её губах. 


«Я люблю тебя,» — тихо прошептала она. «Что? Что ты сказала??» — не веря своим ушам переспросил он, но Настя хитро глянула на него своими зелеными кошачьими глазами и заявила, что пора завтракать и возвращаться в общество. 


Пока они завтракали, Стас вызвал машину. Настенька собрала все свои вещички, накинула шубку и выпорхнула на улицу. Он проводил её до самого дома, хотел подняться вместе с ней и познакомиться с родителями, но она не разрешила, сказав, что позвонит.

Вернувшись на дачу Стас два дня слонялся в тоске по пустым комнатам, изредка взглядывая на коробочку, так и оставшуюся на камине, на третий день он напился в тоске, воспоминания его мучили. Он понял, что полюбил эту девушку так, как никогда и никого не любил. Психанув, он схватил коробочку, и решил закинуть колечко куда-нибудь подальше. Но, распахнув её, он увидел, что она пуста.

Не медля больше не минуты, он выскочил на улицу и, поймав соседа, уговорил увезти его в город. Ему повезло, в её подъезд как раз входила соседка, которая подсказала её номер квартиры. Дрожащей рукой он надавил на звонок. Дверь открыла миловидная женщина с такими же красивыми зелеными кошачьими глазами (мать, понял он). Тут же послышались тяжелые шаги и в прихожую вышел отец. 


«Я пришел просить руки вашей дочери!» — твердо произнес Стас. Глаза матери стали круглыми, а отец только крякнул от удивления. В это время в прихожую выпорхнула и Настя. По тому, как загорелись её глаза, и румянец залил лицо, Стас понял как она рада ему. 

«Мама, папа, вот мой Стас!» — радостно сообщила она, затаскивая его в комнату. На её правой руке поблескивало его колечко.


Потом был долгий ужин знакомства с родителями, выяснение обстоятельств знакомства правда некоторые из них они скрыли. 


Развернуть
>
На этой странице собрано все самое развратное и аморальное порно по теме Традиционно (СИ) (+19 картинок, рейтинг 130.0 - Традиционно (СИ))