Традиционно (СИ)

Традиционно (СИ)

Подписчиков: 6     Сообщений: 12     Рейтинг постов: 74.9

Транссексуалы (СИ) Секретные Истории Фантастика (СИ) Традиционно (СИ) Анал (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Сирианка Натаэль. Глава 1. Глава 2


На Марсополис опускался вечер, и Макс, уже уставший после занятий в спортзале (и секса в душевой тоже), предложил Нате поужинать. Сидя в кафе, оба увлеклись разговором: оказалось, что для Наты силовые упражнения — это просто увлечение, и она искренне не понимала, что в этом такого особенного («Я же не женщина, почему у меня должны быть женские увлечения?»). Зато она живо заинтересовалась не менее «неженским» хобби Макса: тот увлекался марсоходами и даже собрал себе один, сам из запчастей («Класс! Покажешь?»), поездил на нём по марсианским пескам снаружи купола и сейчас думал над тем, не попытаться ли этот марсоход продать и вообще не начать ли ему зарабатывать на этом деньги. Время от времени парень ловил себя на том, что пытается угадать, можно ли сейчас по поведению Наты понять, что она — не женщина, но в итоге Макс так и не находил ответа на этот вопрос. Однако, эйфория после секса уже прошла, и пару раз парень чувствовал странную неуютность, но прогонял её от себя.


— Ната, а можно тебе такой... интимный вопрос задать? — спросил он, когда совместный ужин уже подходил к концу.

— Какой?

— Ты... в смысле, вы, сирианцы, действительно, ну, испытываете оргазм, ээ, разными органами по отдельности? — Макс уже успел подумать, что лучше бы он не задавал этот вопрос, и, отчаянно смущаясь, выбирал слова словно из медицинского справочника.

— Ну, да, и не только, — ответила Ната, нимало не смутившись (или не показав своего смущения) — то ли сирианцев такие вещи не смущали, то они не смущали врачей. — Во время секса мне нужно испытать оба вида оргазма. Понимаешь, когда я испытываю один — либо вагинальный, либо генитальный — я возбуждаюсь ещё сильнее и должна испытать ещё и другой, чтобы быть удовлетворённой.

— Ага... — кивнул парень. — В смысле, я, кажется, заметил, что ты возбуждаешься ещё сильнее... И, ты меня прости: у меня вообще было не так много девушек, но мне показалось, что ты возбуждаешься... и кончаешь — легче, чем они, то есть землянки.

— Ну, это медицинский факт, — Ната чуть-чуть усмехнулась. — Я действительно возбуждаюсь быстрее — и я возбуждаюсь иначе. Я, правда, с девушками-землянками не очень часто занималась сексом, но у нас, сирианцев, есть чисто анатомические отличия от землянок. Например, у нас нет клитора — но у земных женщин нет простаты...

— А-а-а, — Макс понимающе кивнул (на всякий случай в очередной раз оглядевшись, чтобы убедиться, что их разговор никто не слушает). — Слушай, а как это вообще возможно — испытывать оргазм разными органами отдельно?

— Ну, я ксеномедицину знаю только постольку поскольку, — Ната помотала головой. — Но... в общем, там всё сложно устроено. Некоторые учёные... и псевдоучёные тоже думают даже, что такие отличия инопланетян от землян при таком внешнем сходстве подтверждают «теорию эксперимента».

— Какого эксперимента? — не понял Макс.

— Ну, есть такая теория, что все люди: земляне, сирианцы, таукитяне, альчибианцы, геминианцы и кто там ещё — на самом деле созданы такими похожими внешне, но при этом различающимися, какой-то древней цивилизацией с непонятной целью. Может быть, мы все являемся частью какого-то эксперимента... но некоторые ещё думают, что на самом деле мы созданы разными, чтобы мы могли посмотреть друг на друга и чему-то из этого научиться.

— М-м-м... — протянул Макс. — Мне что-то больше нравится тот вариант, где мы должны чему-то друг у друга научиться. А то, если мы все созданы для какого-то эксперимента, вдруг наши создатели однажды решат, что они уже узнали всё, что им было нужно, и решат эксперимент прекратить, — он натянуто рассмеялся.

— Да уж, — Ната тоже засмеялась. — Ну, я надеюсь, что мы чему-то действительно учимся. По крайней мере, мы не убиваем друг друга за то, что кто-то из нас разделён на два пола, а кто-то нет. Или что у кого-то пол дан раз и навсегда с рождения, а у кого-то он меняется. Такое было с нами: на Эридане и на Проционе — но давно и, к счастью, не в виде тотальной войны, — пояснила она, увидев удивлённое лицо парня.

— Да уж... — откликнулся Макс. — У нас, землян, конечно, тоже было, он, вспомнив то, что знал об истории своей расы, — и геев камнями побивали, и с женщинами как-то так обращались... Хорошо, что когда мы встретились с другими расами, мы уже стали лучше. Ну, у вас, на Сириусе, наверное, тоже всякое было? Небось, древние цари собирали там себе гаремы из евнухов...

— «Гаремы» из «евнухов»? — переспросила Ната, словно ей не сразу удалось вспомнить, что значат эти слова. — А, да нет, конечно! Какие евнухи? Я же говорила, мы должны вслед за генитальным оргазмом испытать и вагинальный, иначе это будет ещё хуже, чем вообще не кончить. А как это сделать с евнухом? У нас вообще такого деления на «верхних» и «нижних» партнёров в сексе и нет практически.

— Равноправие в постели? — Макс улыбнулся. — Может, у вас ещё и изнасилований не бывает?

— Врать не буду: бывают, хотя редко, — ответила Ната. — Наверное, намного реже, чем у вас, землян, хотя я статистику не собирала. Ну и не знаю: может быть, у нас их меньше ещё и потому, что мы делим звёздную систему с таукитянами. А у них с этим делом строго. Не самое, надо сказать, простое соседство: мы, сирианцы, считаемся одной из самых сексуально раскрепощённых рас, а вот таукитяне — наоборот...

— Ага... — Макс кивнул. — А как тебе вообще наша Солнечная система?

— Нормально, — Ната улыбнулась. — Непривычно, конечно, после Эридана — там три расы живут вместе уже давно, и они привыкли смотреть на свои различия спокойно. Даже с таукитянами мы научились уживаться, хотя поначалу были... шероховатости. А я, вот, учусь адаптироваться к вашей жизни. Только с... личной жизнью не складывается, — она посерьёзнела и вздохнула. — Во мне видят только «девушку с членом»: либо я кажусь землянам каким-то уродом, и они от меня сбегают, либо во мне видят только сексуальный фетиш, и мной интересуются только всякие извращенцы, — сирианка уже по-настоящему погрустнела. — Вон, даже Рыжик от меня шарахается как от прокажённой, хотя сама-то...

На несколько секунд повисла пауза: Ната молчала, а Макс пытался подобрать слова, чтобы утешить и подбодрить девушку, — наконец, он сказал:

— Ната... Главное, что ты хороший человек... ну, я недавно тебя знаю, но я думаю, что ты хороший человек. И с тобой интересно общаться. И неважно, с какой ты планеты и какого ты пола: мужского, женского или среднего. И... ты красивая. Очень. Даже если ты на самом деле гермафродит, для меня ты останешься красивой девушкой... извини, тебя не оскорбляет то, что я тебя так называю? — он смешался, испугавшись, что сказал что-нибудь не то.

— Нисколько, — ответила Ната, расцветая улыбкой. И, через столик обняв парня рукой за плечи, поцеловала его в губы.


***

Ната жила в студенческом общежитии в «академгородке» Марсополиса — не слишком далеко от места их знакомства. Идя вместе с девушкой к ней домой, Макс изо всех сил старался не подавать виду, как он на самом деле волнуется. Он чувствовал, что в этот раз Ната точно захочет овладеть им, и, самое главное, что он не может найти ни одной рациональной причины, чтобы ей отказать. Хотя логика, с помощью которой Ната могла бы убеждать его (Макс уже несколько раз прокрутил в голове этот возможный диалог), казалась парню слегка... инопланетной, Макс видел, что ничего не смог бы ей противопоставить. Как, в самом деле, он мог бы сказать ей, что он может, простите, тыкать в неё своим членом, но при этом не хочет, чтобы она делала с ним то же самое? В самом крайнем случае Ната смогла бы прямо спросить его «А ты вообще меня любишь?», и... чёрт возьми, а он действительно любил её?

Но когда они уже подходили к общежитию, где жила Ната, Макс решил, что уже поздно сомневаться. А когда, едва за ними закрылась дверь комнаты, Ната набросилась на парня с поцелуями, Макс уже не смог бы остановить девушку, даже если бы хотел.


— Какая ты страстная... — прошептал Макс в перерывах между поцелуями, разрывая объятья только чтобы освободить себя и Нату от верхней одежды.

— Я хочу тебя... — шептала в ответ Ната, прижимаясь к парню всем телом и снова целуя его после каждой фразы. — У меня так давно никого не было... Нет, у меня никогда не было никого, кто говорил бы мне такие слова, какие сказал мне ты. Люби меня, пожалуйста...

Почти не разжимая объятий, молодые люди упали на кровать, освобождаясь от остатков одежды. Разглядывать саму комнату у Макса не было времени, а на включившийся было автоматически верхний свет Ната прикрикнула командой. Но в полумраке Макс видел её казавшуюся мраморно-белой кожу, её прекрасное, сильное тело, подобное античной статуе — наверное, статуе греческой амазонки. И ему хотелось ласкать это тело, целовать шею девушки, спускаясь всё ниже, гладить это тело руками, чувствуя упругость мышц, наслаждаться стонами сирианки, ласкать её прекрасную мягкую грудь и губами и рукой, второй рукой спускаясь по её сильному животу всё ниже...

— О-о-о, да, продолжай... — простонала Ната, когда рука парня скользнула между её уже призывно раздвинутых ног, под твёрдый член, во влажную щель киски.

— Давай узнаем, где внутри тебя самые чувствительные точки, — улыбнулся Макс, целуя девушку в губы и снова спускаясь вниз, чтобы ему было удобнее ласкать её рукой между ног. Ната лишь застонала громче, когда пальцы парня принялись исследовать её лоно изнутри, чутко отзываясь на её стоны — когда Ната стонала громче, Макс понимал, что нашёл чувствительное место, и продолжал ласкать её. Уже найдя самое чувствительное место, Макс теперь пытался подобрать нужный ритм, пытаясь ласкать девушку то быстрее, то медленнее, прислушиваясь к её стонам. Внезапно Ната, застонав громче, сжала руку парня своими бёдрами — сжала почти до боли, но Макс терпел, принимая это как знак её удовольствия и продолжая массировать стенки её киски изнутри. И через минуту или две таких ласк сирианка, почти закричав, выгнулась в руках парня и обмякла на несколько секунд, но затем вдруг опрокинула Макса на спину, сама оказавшись сверху.

— Макс, я хочу тебя... — прошептала она, тяжело дыша. — Я понимаю, что тебя смутит моя просьба, но я хочу войти в тебя. Пожалуйста...

Сердце Макса ёкнуло в груди — настал именно тот момент, которого он ждал и боялся. Но парень нашёл в себе силы улыбнуться девушке и сказать:

— Всё в порядке, любимая. Я в твоём распоряжении.

— Ты чудо, — улыбнулась Ната и тут же снова впилась в его губы поцелуем.

Поспешными движениями сирианка подсунула под бёдра Макса подушку, чуть-чуть приподняв их, а затем достала откуда-то с полок над кроватью тюбик — её любовник не мог разглядеть его в темноте, но это могла быть только анальная смазка.

— Я, наверное, перевозбудилась... — прошептала Ната, устраиваясь между ног парня, которые тот послушно раздвинул, хотя и всё ещё внутренне боясь того, что неминуемо должно было последовать. — Но я постараюсь не сделать тебе больно, милый...

И в следующую секунду Макс ощутил прикосновение смазанного прохладным гелем пальца к своему сфинктеру — сперва этот палец осторожно массировал сжатое колечко мышц, а потом скользнул внутрь. Юноша непроизвольно вцепился пальцами в простыню, сдерживая то ли вскрик, то ли стон, чувствуя, как скользкий палец сирианки массирует его попку изнутри, подготавливая её к будущему вторжению члена инопланетянки. Когда же к первому пальцу присоединился второй, парень уже не смог сдержать стона.

— Тебе больно? — спросила его Ната, останавливаясь на секунду.

— Да... продолжай, пожалуйста! — простонал Макс. Ощущения внутри были болезненными, но болезненно приятными, непохожими ни на что. И девушка продолжила ласкать его внутри, вскоре добавив к двум пальцам третий, заставляя парня выгибаться на кровати и с трудом сдерживать стоны — стоны желания, чтобы сирианская красавица овладела им. И внезапно пальцы Наты выскользнули из него, лицо Наты оказалось прямо над его лицом, а член сирианки вторгся в его не знавшее прежде анальных ласк тело, заставляя Макса вскрикнуть — и тут же припасть к губами девушки. Ната принялась двигаться внутри него всё быстрее и быстрее, выплёскивая всё накопленное возбуждение, которое ей приходилось сдерживать, и заставляя юношу то кричать от страсти и боли — болезненной страсти и сладкой боли — то ловить её губы своими, то обнимать девушку, блуждая руками по её спине, то пытаться ласкать руками её грудь, так маняще колыхавшуюся при каждом движении девушки.


И, наконец, когда скорость движений Наты внутри него стала совсем бешеной, Макс почувствовал, как эта сладкая боль захлёстывает его с головой, и с громким стоном кончил, забрызгав спермой собственный живот. А ещё через несколько движений Ната кончила в него и, остановившись ненадолго, чтобы восстановить дыхание, легла рядом с юношей, прижимая его своими сильными руками к своей мягкой груди.


— Прости: тебе, наверное, было больно? — спросила она с заботой и тревогой, заглядывая в лицо своего любовника.

— Это... — Макс пытался подобрать слова, — было странно. Больно, да. Но приятно, — он улыбнулся девушке и коротко поцеловал её в губы. — Да, наверное, я в следующий раз дважды подумаю, прежде чем уговаривать девушку на анальный секс... — парень рассмеялся.

— А, может, ты хочешь попробовать меня в попку? — игриво улыбнулась Ната, поглаживая ладонью грудь Макса. — Меня уговаривать не придётся.

— А... ты можешь кончить и от анального секса? — смешался Макс.

— На самом деле, нет, — ответила Ната. — Так что тебе придётся удовлетворить потом и мою киску, и мой член, — она снова игриво улыбнулась и поцеловала парня. — Просто... если я делаю в постели что-то с тобой, то почему бы мне и не позволить тебе сделать то же самое со мной?

Макс снова замешкался на секунду.

— Всё-таки ты мыслишь... как инопланетянка, — он нашёл в себе силы рассмеяться. — Нет, я не говорю, что это плохо, — поспешил добавить он и улыбнулся. — Ну хорошо, давай, попробуем. Только... боюсь, я сейчас недостаточно возбуждён...

— Это легко поправить... — лукаво улыбнулась девушка, снова целуя парня. И тут же снова повалила его на спину и припала губами к его шее, спускаясь поцелуями всё ниже — лаская мускулистую грудь парня, чуть задерживаясь на его сосках, целуя кубики пресса, играя с его пупком, спускаясь к лобку... и вот уже её горячие губы обхватили член парня. Ната умело ласкала естество Макса: и губами, и языком, и головку, и ствол, и яички, иногда помогая себе пальцами — не слишком тонкими и ловкими на вид, но оказавшимися чувствительными и нежными. И от этих ласк опавший было член парня постепенно снова наливался кровью...

— По-моему, ты уже вполне готов, — улыбнулась Ната, отрываясь от своего любовника. — Держи, — она протянула Максу всё тот же тюбик анальной смазки, — справишься с тем, чтобы меня подготовить?

— Думаю, да... — ответил парень, улыбнувшись своей любовнице. — Сейчас...

Ната встала на четвереньки, опираясь на колени и ладони, а Макс сел позади неё и, размазав гель по пальцам, попытался ввести один в попку девушки. Ната почти не стонала — вероятно, потому что ни особенно чувствительных эрогенных зон у неё там не было, ни особой боли она не чувствовала, занимаясь анальным сексом не в первый раз. Макс осторожно, боясь причинить ей боль, массировал изнутри колечко мышц, потом, наконец, решился добавить второй палец — и услышал негромкий, сдавленный стон девушки. Парень понемногу смелел, чувствуя, как вход в попку Наты расширяется по мере его ласк, и слыша сдерживаемые стоны девушки, наконец, добавив уже третий палец... И вот его член вошёл в смазанную и разработанную попку девушки, и Макс начал двигаться внутри неё, прислушиваясь к своим ощущениям. Изнутри попка девушки ощущалась совсем не так, как киска, и парню нравилось это чувство, но он ощущал также, что его любовнице анальный секс нравится совсем не так, как обычный, и хотел доставить удовольствие и ей тоже...

— Ах! — выдохнула Ната, когда член парня внезапно выскользнул из её попки и резко вошёл в её влажную киску. И застонала, когда Макс, не меняя позы, принялся трахать её сзади, постепенно ускоряя темп, наслаждаясь стонами девушки и чувствуя, как она сама начинает двигаться ему навстречу. Неожиданно для Наты рука парня обхватила её член, принимаясь поглаживать его, ласкать его пальцами одновременно с членом парня, трахающим её киску, — Ната почти закричала, сходя с ума от одновременных ласк самых чувствительных мест её тела, и все мышцы её тела напряглись как каменные.


Через несколько минут Макс почувствовал, как его член выстреливает спермой внутрь киски Наты, а затем услышал громкий оргазмический стон девушки. Но её член всё ещё оставался твёрдым — и парень мягко перевернул девушку на спину — поймав её взгляд, Макс прочёл в нём желание и мольбу и, отбросив последние крохи ложного стыда, коснулся её члена своими губами. Он впервые делал минет сам, но усердно старался воспроизвести умелые ласки Наты и подарить ей те, которые были бы приятны ему самому, чутко прислушиваясь к стонам удовольствия девушки. Он ласкал её член губами и языком, то облизывая головку, то проводя языком по всей длине напряжённого ствола, то заглатывая член сирианки так глубоко, как мог, чтобы сделать ей приятно, то помогая себе рукой, лаская её яички или поглаживая её член. Наконец, Макс услышал, как стоны девушки становятся громче, предвещая приближающийся оргазм, но он не стал отстраняться, продолжая ласкать её член, пока тот не выстрелил спермой в рот парня. С непривычки Макс закашлялся, и в этот момент Ната притянула его к себе и, обняв, жарко поцеловала в губы.


— Ты великолепен, — прошептала она, счастливо и благодарно улыбаясь.

— Ты прекрасна, — улыбнулся в ответ ей Макс, обнимая свою возлюбленную.

— Люблю тебя, — шепнула Ната, целуя своего любовника.

— Люблю тебя, — ответил парень, целуя её в ответ.





Развернуть

секс porn sex Проба пера (СИ) Песочница Порно gif porn Первый Раз (СИ) порно история Традиционно (СИ) Фетиш (СИ) ...секретные разделы Секретные Истории 

Порно история Мальчишник

                                        

Он крепко связал ее. Ноги, предварительно их раздвинув, привязал отдельно. Теперь ее не мог поиметь только ленивый или зажравшийся. А таких в этом доме не водилось. Все двадцать собравшихся на мальчишник мужиков были сильны, активны, а главное - возбуждены.
Хозяин начал первый. Он демонстративно достал из ширинки свое достоинство, показал его привязанной девушке и не торопясь начал вводить. Девушка дернулась от первого прикосновения и попыталась избежать ввода. Но привязанной особенно не побунтуешь, и член хозяина все-таки вошел в лоно. Девушка застонала. - Ничего-ничего, потерпишь! - грубо сказал хозяин и продолжил. Через пару минут он кончил, вытащил член и вытер его и руки об одну из грудей девушки. На внутренней стороне бедра, откуда только что вышел член, осталось висеть несколько капель спермы. - Кто следующий? - спросил хозяин, засовывая член на место и застегивая ширинку. - Да я, пожалуй! - один из столпившихся вокруг кровати гостей снял штаны, влез на девушку и стал засовывать член ей в рот.
Она пыталась сопротивляться, но ничего не получалось, привязано было крепко. Ей пришлось смириться и взять его в рот. Одновременно еще один гость занялся влагалищем девушки. Он просунул внутрь палец и стал там им вертеть. А потом сменил его на член. Когда оба гостя кончили - каждый в свое любимое место, - заступили следующие. Один занялся влагалищем, другой ртом, а третий стал мастурбировать на лицо... Через полчаса девушка представляла из себя залитое спермой тело, на котором извивались трое, а рядом ждали своей очереди оставшиеся, некоторые по второму разу. Сперма текла рекой. Лицо девушки скрывалось под маской высыхающей спермы. Оба глаза были залиты по самые края, поэтому девушка больше их не открывала. На простыне под влагалищем было большое мокрое пятно. Волосы спутались и слиплись.
Когда кончил последний из желающих, хозяин пригласил всех к столу. Блюда разносили слегка одетые официантки, но на них уже мало кто обращал внимания. Тост, за ним второй, третий: Подогретые алкоголем мужчины стали вспоминать, что девушка-то все еще привязана, и можно было бы повторить! Официантки вдруг оказались симпатичными, и им стали оказывать знаки внимания. Короче, через полтора часа практически все занялись сексом. Кто-то с податливыми официантками, кто-то со связанной девушкой: Двое гостей предпочли запереться в ванной, и через некоторое время оттуда донеслись звуки мужской любви.
В полночь хозяин зашел к девушке, развязал ее и повел в ванную. Помог лечь в воду и смыть с себя сперму. - Ну? Какие впечатления? - спросил он. - Потрясно! - прошептала девушка. - Это ощущение беспомощности... Чувствуешь, что тебя сейчас изнасилуют, а сделать ничего не можешь... Потрясно!.. Я кончила, наверное, раз тридцать. Никогда в жизни ничего подобного не ощущала...
Развернуть

секс секси porn sex sexy sex machine секс-машина сексуальность сексуальная удалённое ...секретные разделы Секретные Истории порно история С фото (СИ) Проба пера (СИ) Традиционно (СИ) Разное (СИ) сексуально 

Порно история Склещились

секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,секс,секси,porn,sex,sexy,порно история,Секретные Истории,сексуально,sex machine,секс-машина,сексуальность,сексуальная,удалённое,С фото (СИ),Традиционно (СИ),Разное (СИ),Проба пера (СИ)
 

С первых дней учёбы в универе я увлёкся соседкой по парте самой прекрасной очаровашкой из всех кого раньше встречал, она отвечала мне взаимностью по скольку так же выделялся красотой и манерами, и так же нравился ей.Через пару месяцев флирта она пригласила меня к себе домой зная наверняка что мамы до вечера не будет, а больше никого.



Только переступив порог и замкнув за собой дверь - сцепились в жарком поцелуе попутно срывая друг с друга одежду и разбрасывая по комнате, покрывая друг друга поцелуями по всему телу мы крайне возбудились и прямо на ковре среди комнаты поставил её раком и началась бурная ебля, головкой внушительного члена ощущал проникновение в тугое колечко её матки подобно целующей головку члена, приятно щекотно проникала головка в матку и в плотных объятиях выскальзывала и проникала в глубь матки, приближался сильный обоюдный оргазм как вдруг неслышно из за наших стонов и вздохов открылась дверь и сзади нас раздался громкий протяжный возглас иииии на вдохе, - от испуга её матка сильно сжала кольцо за головкой члена до сильной боли не давая вынуть член, и вагина тоже сжалась сильно нагнетая в головку кровяное давление.

Со стыда, неожиданности, испуга - наши эмоции так сильно зашкалили что мы едва живы остались.
Её мама (поливая) нас нецензурной бранью и дубася всеми подручными средствами долгое время, я всячески пытался прикрыть девушку от ударов при этом смыкаясь доставлял сильную боль нам с девушкой - по скольку член был намертво зажат колечком матки.
Девушка со слезами обратилась к маме - сначала спаси нас - а потом ругать будешь, вспомни себя, тебе еще 16 не было когда мной забеременела, чем других ругать - сама безупречной будь. Её мама поняв в чём дело успокоилась и стала обдумывать как оказать помощь не привлекая посторонних, ведь вызвать скорую - пол города узнают о случившемся, позор на всю жизнь.


Вспомнила народный метод, порылась в сумках с покупками с которыми пришла, достала две бутылки сливок молочных и два пакета молока,
разогрела в кастрюле до очень тёплой терпимой температуры, набрала в трёхлитровую клизменную грелку с закручивающей пробкой и с вагинальным длинным наконечником, клизменную грелку чтоб создать давление и стала шевелить наконечником внутри - щекоча не только наконечником но и струйками с него.


За всё это время экзекуций у меня назревал уже третий оргазм но пережатый член не мог выпустить сперму распиравшую яйца всё сильней, и вскоре её матка отпустила головку члена которая выглядела синеющего цвета и наполовину крупнее обычной и тут же начала выплёскивать всю скопившуюся трёхкратную порцию спермы прямо на задницу девушки на глазах у её мамы,
я же обессилено упал на корточки не в состоянии даже шелохнутся полностью парализован стыдом, страхом и усталостью.
Её мама была сильно возбуждённой ведь очень долго не было секса - а тут наблюдать такое...


Я превозмогая свой ступор от стыда и страха похватав свою одежду и на ходу одеваясь убежал при этом все молчали.
Года три мы избегали встреч и взглядов с той девушкой., да и с другими девушками после того стресса не всё гладко.
Её мама видя мрачную дочь и понимая сама виновата решила исправить то что натворила, подговорила свою подругу в которой была тоже дочь но старше нас на пару лет, уговорила их чтоб они пригласили нас как бы на день рождения, подпоили нас и закрыли наедине а сами к ней пришли - к маме моей девушки.


Дочь её подруги зашла гораздо дальше и подсыпала нам в напитки возбудитель, а в разгар гулянки заметив что подействовало...
замкнули нас в своей квартире а сами ушли продолжать свой праздник не мешая нам, через год мы расписались и живём счастливо, пару раз её молодая мамаша ночью менялась с дочкой местами - может и больше но смог различить лишь пару раз, они очень похожи и причёску тёща копирует и голос и одежду а супруга ей подыгрывает, но если супруга не против то я тоже стараюсь не обращать внимания.

секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,секс,секси,porn,sex,sexy,порно история,Секретные Истории,сексуально,sex machine,секс-машина,сексуальность,сексуальная,удалённое,С фото (СИ),Традиционно (СИ),Разное (СИ),Проба пера (СИ)


Развернуть

секс секси сексуальная сексуальность сексуально секс-машина porn sex sexy sex machine ...секретные разделы Секретные Истории Первый Раз (СИ) порно история С фото (СИ) Проба пера (СИ) Традиционно (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) 

Порно история про Гермиону

секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,порно история,секс,секси,сексуальная,сексуальность,сексуально,секс-машина,porn,sex,sexy,sex machine,Секретные Истории,С фото (СИ),Проба пера (СИ),Традиционно (СИ),Разное (СИ),Oral (СИ),Первый Раз (СИ)

Все трое лежали в палатке и каждый из них был уверен, что остальные крепко спят. Из головы Гермионы не уходила мысль об этих сопящих по обе стороны парнях, ее лучших друзьях. Ведь это были уже не те мальчики с первого курса, пискляво комментировавшие ее цитирования книг, а уже самые настоящие мужчины, крепко сбитые, мускулистые, с щетинами на щеках, и даже немного подуставшие от волшебства. Утром у Гермионы сперло грудь, когда она наблюдала, как Рон и Гарри умываются в озере. Их выпирающие под кожей мышцы напрягались при каждом движении и творили с фантазией девушки все самое невообразимое и гадкое.


Вдруг на ягодицу Гермионы легла массивная рука. Широкая ладонь облегла упругую попку и осторожно сжала. Влагалищные мышцы невольно напряглись и выдавили наружу небольшое количество густой жидкости, образовавшейся от предшествовавшей этому горячей фантазии. Гермиона - непонятно почему - не подала вида, продолжая притворяться спящей, и осмелевший Рон стал гладить эту мягкую часть ее стройного тела через ткань штанов.


Послышался его шумный взволнованный вздох. Гермионе захотелось опустить руку к своей промежности, чтобы усилить это сладкое ощущение, как она всегда это делала, когда возбуждалась, но побоялась риска оказаться застигнутой за этим.


Заворочался Гарри и сменил позу, вывернувшись спиралью. Но в кромешной тьме палатки Гермиона не могла этого увидеть. Она лишь сжала ладонь и постаралась привести в норму участившееся сердцебиение. Рука Рона прекратила тактильное исследование Гермионы, однако, когда Гарри снова затих, продолжила свое тайное действо.


Холодная ладонь заползла под штаны, отчего испуганная Гермиона закусила губу и сильно зажмурилась, боясь застонать. Неуклюжие пальцы изучали девушку, пощипывая и гладя нежную кожу на ягодицах.


В ход пошла вторая рука Рона. Он аккуратно приспустил сзади ее штаны и уже сильнее сжал обе округлые половинки. Гермиона не совладала с собой и простонала в плечо Гарри, чем выдала Рону свое бдение.


То, что она не влепила ему пощечину, не обиделась и даже не натянула джинсы обратно, придало Рону смелости. Или скорее, наглости. Рыжий выпрямил средний палец, провел ею вниз вдоль ложбинки между ягодиц Гермионы, слегка коснувшись обрамленного мышечным кольцом, тут же напрягшегося ануса, и достиг жаркого, влажного и липкого входа в ее прекрасное тело.


"О Мерлин!" - выкрикнуло сознание парня в пустоту его мозга.


Он начал размазывать подушечкой пальца выделившуюся смазку по вульве и Гермиона слегка дернулась, когда он, сам того не осознавая, коснулся капюшончика ее клитора, набухшего до высшей степени возбуждения.


- М-м, - тихонько промычала девушка.


Продолживший-было нарезать круговые движения толстый палец вернулся к заветной горошине. Свободной рукой оттянув верхнюю ягодицу лежавшей на боку девушки, Рон сосредоточился на этом месте и начал ритмично теребить крошечный орган. Гермиона пискнула и выгнула спину для более качественного получения ласки. В идеале, она была бы не против лечь на спину, чтобы он мог припась "туда" ртом, но выбирать не приходилось. Впрочем, ей и так было приятно.


Едва Гермиона подумала так, как Рон нетерпеливо убрал руку и, недолго повозившись со своими штанами, коснулся ее уже не пальцем...


"Мама..." - испугалась девушка, но член уже легко и плавно проник в нее. Движение остановила девственная плева девушки. Это она чувствовала прекрасно. Неожиданно для нее, Рон резко ухватил Гермиону за бедра и с силой протолкнул свой орган, в одно мгновение разрушив ее целомудрие.


То ли от чрезмерного возбуждения, то ли по какой-то другой причине, но боль от дефлорации оказалась для Гермионы намного мягче, чем она себе это представляла. Средней силы щипок, не более. Так она ее оценила.


Ожидая вскриков и слез, Рон остановился в глубине ее чресел, но вопреки его ожиданиям их не последовало. Напротив, секунды спустя Гермиона насела попкой навстречу Рону, впустив его в себя на всю длину. Поверхностью паха Рон ощутил тепло нежной девичьей поппопки.


Гарри тоже не спал в эту ночь. Он все прекрасно слышал и понимал, что происходит. Он чувствовал жаркое дыхание Гермионы на своем плече. Свободной рукой парень нащупал свой член и начал тихонько подрачивать.


От толчков Рона лицо Гермионы тыкалось в плечо Гарри, что не давало ей понять, что парень мастурбирует.


- Ах! - простонала девушка от особо чувствительного проникновения Рона.


Она неосознанно обняла Гарри. По его дергающейся руке поняв, что он не спит, Гермиона провела по ней ладонью и обнаружила его обнаженный крепкий член, который Гарри яростно дрочил. Гарри освободил руку и девушка, сжав член в своей ладони, принялась надрачивать ее.


Рука Гарри скользнула под футболку девушки. Хорошо сформированная грудь встретила ее напряженностью своих сосков. Гарри пальцами потеребил один из них. Гермиона снова простонала.


Картина была завораживающая. Гермиона представила себя со стороны. Она лежит на боку и дрочит член Гарри Поттеру, когда как сзади ее дырочку сношает Рон Уизли.


Гарри вынул руку и погладил подругу по лицу. Вдруг она поймала один из его пальцев губами и возбужденно всосала, став дрочить его член еще яростнее. Затем она потянула Гарри за член. Парень, не тратя времени на размышления, сменил позу и вскоре его член уткнулся девушке в лицо. Гермиона жадно вобрала его в рот и принялась обсасывать.


Этого Гарри явно не ожидал. Оценив работу мягких губок и юркого языка своей подруги, парень успокоился и стал получать удовольствие от этого процесса.


Рону был на седьмом небе от наслаждения. Жаркая, скользкая и тугая щелочка Гермионы доводила его до исступления своей податливостью. Девушка встречала его натиски стойко, подмахивая парню и покручивая бедрами для получения лучших ощущений.


Он прекрасно слышал, как Гермиона отсасывает Гарри, но ревности почему-то не чувствовал. Рон понимал, что ей так хотелось. Может быть, Гарри спит и даже понятия не имеет, что Гермиона делает ему минет. Но услышав стоны друга, он понял, что это не так.


Рыжий сильнее заработал тазом, чтобы довести ее до оргазма, и в ответ, вынув член Гарри изо рта, та со стоном произнесла:


- О да, Рон, вот так!


Влагалище громко захлюпало, вспенивая смазку трением мышц с твердым членом парня. Гермиона прижала член Гарри к лицу и заскулила от накрывающих волнами сладких ощущений. Она больше не могла сосать. И Гарри это понял.


Он погрузил свой член обратно в рот подруги и стал трахать ее сам. Все, что могла сделать Гермиона в этот момент, это просто сомкнуть на нем губы. Из ее глаз текли слезы радости. Она, уже не скрываясь, могла усилить свои ощущения и поэтому просунула руку между ног. Одной рукой она мяла свою грудь, а другой теребила клитор, иногда касаясь скользкого члена Рона, который безустанно долбил ее киску.


Гарри держал ее за волосы, небольно, а просто для удобства, и проникал в ее горло глубоко, на всю длину своего члена. Для Гермионы это было терпимо, во всяком случае, ей не хотелось прерывать действо, о котором она часто фантазировала в последнее время. Она гладила пальцами бьющуюся об ее вульву мошонку Рона и массировала языком двигающийся во рту член Гарри, и ловила с этого невообразимый кайф.


Вскоре оба парня одновременно запыхтели. Гарри вжал в себя лицо Гермионы и несколько раз выстрелил своей спермой прямиком в ее пищевод. Это дало начало цепной реакции оргазмов. Гермиона надавила пальцем на клитор и от этого в купе с мощных толчками Рона затрясло девушку в лихорадочной судороге. Она вынула отстрелявшийся член Гарри изо рта и глухо заскулила, изогнувшись странной трясущейся фигурой. Тут же прорычал Рон. Он вытащил свой член из дергающейся от оргазма дырочки и, передернув пару раз, с громким стоном брызнул спермой на подпрыгивающую попку Гермионы.


Когда все подутихли, Гермиона молча поднялась и выбежала из палатки для гигиенических процедур. Было слышно громкое дыхание Рона и Гарри. Вскоре Гермиона вернулась обратно и легла между парнями на спину.


- Спасибо вам, ребята, - чуть слышно поблагодарила она.


Вместо ответа ребята прижались к ней, обняли и поцеловали в обе ее щечки. И только в этот момент Гермиона покраснела от смущения, но несмотря на это улыбка не сошла с ее лица даже когда она закрыла глаза и через пару минут уснула. Через некоторое время захрапел и Рон и увидел во сне Гермиону, одетую в подвенечное платье. Гарри же уснул последним. Перед этим он долго смотрел в темноту и думал о будущем.


"Может, мы скоро умрем," - думал он. - "И то, что случилось сегодня - это нормально, ведь завтра нас могут обнаружить и тогда нам точно конец. Должны же мы хоть что-то получить из этой сложившейся ситуации."


- Спи, Гарри, - услышал он сонный голос Гермионы. - Все будет хорошо.


Гарри крепче обнял ее и, еще раз чмокнув в щечку, ответил:


- Обязательно.


Конец.
Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) Разное (СИ) Первый Раз (СИ) Oral (СИ) ...секретные разделы 

Артём и физика. Глава 1 Глава 2


С того инцидента прошла уже не одна неделя. Начался ноябрь, на улице сильно похолодало. Однажды согревшись в тёплой ванной, Ольга опять оказалась голая перед зеркалом. Она повернулась к нему попкой и посмотрела через плечо. «Мммм... нельзя такому добру пропадать», — её опять захватило сладостное возбуждение. Она оттянула руками ягодицы, открыв киску. Вид был просто волшебный — немного расставленные ноги, оттопыренная попка. Она немного нагнулась вбок и стали видна её грудь. Хлопнув себя по попке, она улыбнулась. Почти утраченное чувство собственной сексуальности возвращалось, а с ним и уверенность в себе. В голове опят всплыли мысли об Артёме.

Ольга легла на кровать и раздвинула ноги. Пальцами одной руки она раздвинула киску, а пальчик второй погрузила в неё. Ммммм так сладко. Она представила член Артёма и стала дрочить. Сок моментально наполнил промежность, тело выгнулось, грудь набухла. Она каталась по кровати представляя как Артём ебёт её... долго и сильно. Ей хотелось большего, что бы он целовал её, ласкал, трахал в разных позах. Фантазии сменяли одна другую, а оргазм был как никогда силён.

Позже, сидя на кухне, и потягивая сладкий чай, она точно решила, что нужно дать этой истории продолжение. Чёткого плана не было, да и мог ли быть тут чёткий план?

На следующий урок физики Артём пришёл уже совсем спокойный. Ольга Викторовна вела себя, как ни в чём не бывало. Про контрольную все забыли, а холодный ноябрь не давал сильно бурлить гормонам в крови. Рисуя в тетради всякие крокозябры, Артём не заметил, как начался урок.


— Слушайте класс, — Сказала Ольга Викторовна. — По поводу, октябрьской контрольной.

Артём похолодел. Ольга продолжала, раскладывая листы с контрольными.

— В общем, написали неплохо, кроме нескольких отличившихся. Володя, Олег и Артём придёте сегодня на доп. занятия переписывать.

Ольга оглядела класс. Никто не возражал, а Артём спрятал глаза. «Интересно, придёт или нет?», — эта игра нравилась ей всё больше и больше.


Вечером институт пустеет. Шумные первые курсы уступают место уставшим вечерникам. У Ольги возникло лёгкое дежа вю. Опять вечер, опять трое ребят и опять они тянут, ничего не могут написать. Но теперь её эта ситуация только радовала. Народу становилось всё меньше и меньше, а на кафедре наверняка уже все ушли. Всё что нужно это закрытое помещение, ключи от кафедры бережно лежали в сумочке. Наконец, Олег поднялся из-за парты. И протянул ей листок с контрольной. Ольга кивнула и проводила его взглядом. И невольно взглянула на Артёма. Тот был красный как помидор, сидел, зажав руками уши и что-то пробовал решать. «А парень явно волнуется», — дошло до Ольги. Ей даже стало его немного жалко, но то что ждало его впереди должно было с лихвой перекрыть все эти переживания.


— Ольга Викторовна, — Сергей смял листок с контрольной. — Я не готов. Можно в другой раз?

— Хорошо, иди, — кивнула она. — На следующей неделе в это же время придёшь.

— Ок, спасибо, — парень схватил рюкзак и пулей выскочил из кабинета.

В классе остались только Артём и Ольга. Повисла неловкая тишина. Артём боялся поднять голову и что есть сил таращился в лист с контрольной.

— Артём, — нарушила молчание Ольга. — Здесь будут занятия у вечерников. Идём на кафедру, там никто не будет мешать.


Она взяла сумочку и пошла из класса. Артём всё так же не поднимая головы поплёлся за ней. Как же она сводила его с ума. Каблуки мерно выщёлкивали по пустым коридорам. При этом бедра так сексуально вздымались при каждом шаге. Артёму показалось, что она специально виляет попой перед ним или не показалось? Они дошли до кафедры. Ольга открыла дверь и зажгла свет. Кабинет был большой, его окантовывали стеллажи с книгами, журналами и монографиями, в углу висела доска с объявлениями. А по центру разместился большой дубовый стол, вокруг которого стояли стулья.


— Садись и работай, — Ольга указала на стол. — Когда напишешь — позовёшь. Я буду в соседнем кабинете.


Артём покорно уселся за стол и продолжил свои мытарства. Хоть внешне он и старался делать вид, что занят физикой в голове у него бурлил вихрь мыслей об Ольге Викторовне. Они вдвоём в пустом помещении. Но что же с этим делать? Артём не знал. Член стоял колом, гормоны били в голову. Его кидало из крайности в крайность, то он хотел набросится на неё, когда та войдёт, то хотел убежать из класса.

Ольга оставила Артёма и зашла в соседний кабинет. Между ног сладко ныло. Она хотела этого парня, всё складывалось как нельзя лучше. Кафедру можно запереть изнутри, да и не придёт уже никто в такой поздний час. Она немного поправила бюстгальтер, расстегнула пуговицу на блузке и пошла к Артёму.


— Ну что? Написал? — Артём дернулся от неожиданности.

Ольга подошла к столу и наклонилась над Артёмом. Одной рукой она оперлась на стол, другую положила ему на плечо. Её грудь оказалась прямо напротив его головы, он увидел, что блузка расстёгнута и грудь торчит из бюстгальтера.

— Не густо, — сказала она, но прозвучало это как-то слишком ласково.

Артём ничего не ответил. Он ещё никогда не видел вблизи женскую грудь, а рука Ольги так игриво поглаживала его по плечу, что он готов был взорваться от переполнявших его чувств.

— Или у тебя опять что-то болит? — Она села на стул рядом. Грудь практически вываливалась из блузки, глаза горели. Она провела рукой по ноге Артёма. Любой мужик бы сразу понял, что женщина готова, но не Артём. Он не понимал что происходит.

— Скажи мне, Артём, — Ольга закинула ногу на ногу и наклонилась чуть вперёд. — Я тебе нравлюсь? Как женщина?

Артём быстро закивал.

— Это славно, — продолжила она, таким же сладким голосом. — А у тебя были отношения с девушками? Секс?

Парень помотал головой.

Ольга закусила губу. То, что парень оказался девственником, всё осложняло. Но желание переполняло её. Она хотела ещё раз увидеть этот член, почувствовать эту молодую энергию.

— Тебе понравилось, как я взяла у тебя в рот? — Ольга сама себе поразилась, как она смогла такое произнести.

— Да-да, — выдавил из себя Артём.

— Мммм, — Ольга улыбнулась. — Пообещай мне что никому и никогда не расскажешь об этом!

Артём кивнул.

— А теперь встань, — Желание захватило её полностью. Она не могла больше тянуть.


Артём как-то неуклюже встал, а Ольга опустилась на колени перед ним. У Артёма закружилась голова. Неужели это правда? И всё происходит с ним? Он посмотрел на Ольгу. Она ответила ему таким взглядом! Взглядом дико изголодавшейся кошки.

Он помог ей расстегнуть ремень. Ольга стянула с него штаны, а затем трусы. Член сразу выпрыгнул наружу, будто только это и ждал. Он был красный и большой. Ольга сразу схватила его губами и втянула в рот. Рукой она принялась массировать яички парня. Они были налиты, как у быка, а член во рту, казалось, становился всё больше и больше. Она начала посасывать его, чувствуя как парень чуть ли не падает от возбуждения.

Артём смотрел на это великолепное зрелище сверху вниз, как сексуальная женщина сосёт его член с заглотом. Мысль была только одна — не кончить сразу, но она видимо хорошо знала своё дело. Закрыв глаза, Ольга самозабвенно сосала молодой член.

С причмоком она оторвала губы от члена и стала надрачивать его рукой. Посмотрела на парня — тот был в прострации. Взяв головку губами, она продолжила водить рукой по стволу. Ольга чувствовала, что парень старается сдерживаться. Она убрала руку и заглотнула член на всю длину, до самой гортани и он начал сокращаться.

Артём почувствовал, что не может больше сдерживаться. Тем более после того, как Ольга заглотнула его член целиком. Он отпустил ситуацию и через пару её движений он начал кончать. Член казалось набух ещё больше, как большая пушка он выплёвывал струи спермы Ольге прямо в горло. Она, поперхнувшись, вынула его, подставив ладонь под стекающие струи. Сперма заполнила целиком рот, солоноватая жидкость стекала с губ, и капала между грудей. Ольга никогда не любила сперму, но у молодого парня она была какой-то необычно вкусной. Она проглотила её целиком и облизнула губы. Столько спермы она не видела никогда, а член Артёма, никак не сникал, с него всё капало и капало. Она выдавила всё до последней капли и, сексуально облизнувшись, поднялась с колен. Киска была мокрой, сок капал с трусиков и капли текли по ногам и колготкам. Она прижалась к парню и поцеловала его солёными губами, сначала робко, потом всё сильнее и сильнее, а когда парень начал отвечать её просто унесло куда-то высоко и мощные струи оргазма заставили дрожать всё её тело.

Артём целовался неумело, но жадно. Он так долго это хотел, сейчас воплощались практически все его заветные мечты. Он робко обнял Ольгу за талию, не переставая целовать. Она ещё подалась к нему, он обнял сильнее и как будто ток начал прошибать их тела. Он почувствовал, как Ольга кончает у него на руках, отлипнув от его губ, она выгнулась и повисла на руках. Тело дергалось, и она слабо постанывала. Он ещё крепче прижал учительницу к себе. Ольга, немного придя в себя, так же обняла его и ещё раз поцеловала.


— Понравилось? — спросила она тихим голосом.

— Да, — выдохнул Артём.

— Тогда иди сюда, — Ольга села попкой на стол и потянула Артёма к себе. Она задрала юбку и раздвинула ноги. Артём просто остолбенел от такого. Она задрала ноги к верху и стянула с тебя трусики, изящным движением кинув их под стол. Затем она положила ладонь на киску и раздвинула половые губы, полностью открыв киску.

— Нравится? — спросила она, закусив губу.

Артём только кивал. Вид открытой женской киски привёл член в состояние готовности, за пол секунды. Он приблизился к ней и обхватил Ольгу за бедра.

— Мммм, — она простонала. — Да, давай трахни меня, мой мальчик!

Она взяла рукой его член и направила в киску. Когда головка коснулась половых губ, Артёма прошиб ток, ещё сильнее, чем раньше. Какие-то дремавшие в нём инстинкты разом проснулись. Он, практически рыча, начал входить в киску Ольги.

— Да, да, — Ольга закинула голову назад. Ещё немного направить член и он внутри. Артём быстрыми движениями начал вгонять член. — Еби, еби меня!


Он сжал её бедра и стал сильно и быстро всаживать член в киску учительницы. Дубовый стол начать тихонько поскрипывать. Ольга обвила его торс ногами и, запрокинув голову, ловила каждый толчок, каждый вдох и выдох её молодого любовника. Член Артёма входил всё глубже и глубже, киска хлюпала, выпуская избытки сока. Сиськи вывалились из бюстгальтера и болтались в такт движениям Артёма. Он схватил одну и стал сминать снизу вверх. Ольга только сильнее застонала, оргазмы накатывали один за другим. Ей казалось, что она в одном большом оргазме который, не кончится никогда.


— Ебииии, — стонала она.


Он жадно поцеловал её, а она, вцепившись руками в стол, так же ответила ему, не забывая подмахивать всё усиливающимся толчкам. Член стал твердеть и немного сокращаться. Ольга вжалась в Артёма, со всей силой. Он с силой затолкнул член в киску по самые яйца. Ольга вскрикнула. Член начал сокращаться, выбрасывая струи спермы. Ольга, стиснув зубы, безмолвно закричала. Цунами оргазма поглотило её целиком. Она дёргалась под Артёмом в такт сокращениям его члена. И каждый миг ловила огромное наслаждение от той энергии, что входила в неё с каждой струёй.

Обессилев, они упали на стол. Ольга лежала на спине, раздвинув ноги, на ней лежал Артём, он всё ещё был в ней, и она чувствовала, как  член внутри неё уменьшается. А из киски вытекает избыток спермы, стекая по попке тягучими, тёплыми каплями.


— Ты молодец, — поцеловала она Артёма. — Долго держался, для первого раза.

— Спасибо, — парень слез с учительницы и начал застёгивать штаны.

— Ты понимаешь, что об этом никто и ничего не должен знать? — Ольга нагнулась за трусиками. — Если хочешь чего-то ещё, ты должен молчать. Понимаешь?

— Понимаю, — Артём, наконец, застегнул штаны. Наверное, впервые он ощущал такое спокойствие и опустошение между ног.

— Мне нужно привести себя в порядок, — Ольга достала из сумочки влажные салфетки и стала вытирать груди. — Сейчас уходи. Я сама тебя позову, в следующий раз.

— Хорошо, — парень взял свой рюкзак и повернулся к выходу.

— Стой! — Ольга рукой остановила парня.

Он развернулся, она прижалась к нему и страстно поцеловала.

— Теперь иди, — сказала она и чмокнула в щёку.


Когда парень закрыл за собой дверь, она плюхнулась на стул. Тело звенело от оргазма. В голове была каша из мыслей. Из киски вытекала сперма, перемешанная с её собственным соком. Ей хотелось ещё. Неласканная грудь ныла от перевозбуждения, а киска всё текла и текла, желая большего. Ольга распустила волосы и обмякла на стуле. В следующий раз она выжмет из парня все соки. 



Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) Разное (СИ) Oral (СИ) Романтика (СИ) ...секретные разделы 

Выигрыш


На город опускалась зимняя ночь. С легким морозцем и снегом, падающим тихо и таинственно. Город жил, шумел и сверкал огнями в преддверии праздничных новогодних дней.

Настя смотрела в окно и улыбалась своим мыслям. Первый раз за свои девятнадцать лет она влюбилась. Все признаки влюбленности были на лицо. С нетерпением ожидала его звонков, все время думала про него, вспоминая глаза, слова, обращенные к ней и то, как они познакомились. Он помог ей сойти с троллейбуса на скользкую мостовую, галантно подав руку. Проводив до дома, пригласил на свидание. И вот почти уже месяц они встречались с ним почти каждый день. Её подкупала его корректность в их отношениях, он не был навязчив. Дарил мелкие безделушки, что радуют девушек, всегда провожал до подъезда, целовал целомудренно в щечку и уходил в никуда. А на днях Алексей (так его звали) познакомился с её строгими родителями и сумел расположить к себе отца, оказавшись хорошим собеседником, заядлым рыбаком и компанейским парнем. Мать покорил букетом темно-бордовых роз, коробкой конфет и галантным поцелуем руки. Родители им были впечатлены и разрешили справить Новый год вместе с ним сначала в ресторане, а потом провести три-четыре дня на его даче за городом. Он сразу предупредил, что там связи нет, но дал все координаты нахождения этого коттеджа.

Настя с нетерпением ждала праздника. Как же! В первый раз она пойдет со своим парнем! Она перерыла весь гардероб, пытаясь найти то, в чем она поразит его. Но не найдя ничего достойного загрустила. Отец, узнав причину грусти и легких девичьих слез, предложил пойти и купить что-то специально для праздника. Настя с матерью подобрали в бутике под цвет её глаз зеленое вечернее платье, которое переливалось в зависимости от освещения, с длинным замком во всю спину, от шеи до бедер.


И вот наступил этот волнующий для неё день. С раннего утра Настя пребывала в возбуждении и предвкушении необычного приключения. Истомившись нетерпением за день, она успела сделать высокую прическу, уложив свои рыжие волосы и выпустив несколько легкомысленных кудряшек, сделала макияж, собрала сумку на несколько дней, сложив запасное бельё, чулочки, косметику и всякую женскую мелочь, что могла пригодиться в эти дни. Собравшись и одевшись полностью, она ещё два часа слонялась по квартире в томительном ожидании, придирчиво рассматривая себя в зеркало и изредка в волнении поправляя чулочки.


Алексей подъехал в точно назначенное время, поднялся за ней в квартиру и поздравил родителей. Отцу подарил серебряный портсигар, а матери вазочку из богемского стекла. Он ещё в свой прошлый приход заметил, что она собирает такие вещи. Оглядев беглым взглядом девушку, наклонился и тихонько произнёс: «Ты, бесподобна!» Настя зарделась и заторопилась к выходу.

По дороге Алексей рассказал, что новый год они встретят в казино, а потом утром отправятся к нему на дачу. Такси подвезло их к роскошному зданию, ярко освещенному и украшенному при входе огромной ёлкой.

Войдя в зал, Настя растерялась от праздничности убранства и большого количества народа, постоянно перемещающегося в разных направлениях. В глазах зарябило от вечерних платьев, мужских костюмов. Кто-то приветливо махнул им рукой, приглашая за столик, и Алексей, взяв её мягко за талию, повел к нему. Компания была в принципе знакома. Это были его друзья Александр и Петр со своими девушками, и незнакомый парень с наглыми глазами, которого представили как Стаса.


Программа была сногосшибательной, еда изысканной. Девушки пили шампанское, а парни потягивали коньячок. Девчонки веселились и танцевали от души, участвовали в конкурсах, а парни затеяли игру в карты. Под утро уставшие девушки запросились домой и парни, вызвав такси, отправили их. Только Настя в ожидании Алексея осталась в их компании. Она села на один из диванчиков и видимо задремала, потому что очнулась от громкого голоса диджея, объявлявшего белый танец. Она взглянула в сторону Алексея и не узнала его. Он сидел мрачный, сдавал карты и пил коньяк уже из горла большими глотками. Но вот игра закончилась, и он поднялся, 

пошатываясь из-за стола. Настя поспешила к нему, но Алексей поднял на неё пьяные глаза 


«Ты - остаешься! Я тебя проиграл!» - жестко проговорил он сквозь зубы.


Настя замерла в недоумении, теребя цепочку на шее тонкими пальчиками, а он развернулся и вышел из зала. Стас ухмыльнулся и дернул сильно её за руку, заставляя сесть на стул. Настя нервно полезла в сумочку за телефоном, но не успела даже набрать номер, Стас выхватил телефон и выключил его, положив в свой карман.

Парни оглядывали её с пьяным вожделением, откинувшись на спинки стульев и продолжая пить. Страх заметался в глазах Насти. 


«А что, - вдруг проговорил Стас, нагло положив руку на её дрожащее колено, - давайте разыграем девочку, кому из нас она достанется?»


Настя, парализованная ужасом, не могла сдвинуться с места. Они снова сдали карты, и игра началась. Теперь Настя внимательно следила за играющими. «Только бы не Стас», — билась мысль в её голове. Его она панически боялась. Он проиграл, и она вздохнула с облегчением, но он тут же заявил о своем праве отыграться. Игра продолжилась, и он всё же выиграл, пьяно улыбаясь и подшучивая над партнерами. Александр и Петр поднялись, и, пожелав приятных праздников, вышли из зала, договорившись со Стасом созвониться.

Он вызвал такси и до его приезда, нагло рассматривал свою добычу, слегка приподнял подол платья, провел рукой от щиколотки почти до бедра, как бы оценивая ножки девушки. Из зала он вывел её, крепко держа за руку, не дав надеть шубку, и только накинув на её плечи. В машине он сел на переднее сиденье и назвал шоферу адрес.

Машина ехала долго, как оказалось, они выехали за город и неслись по пустому шоссе. Примерно через час машина остановилась перед небольшим двухэтажным загородным домом с темными окнами, зарешеченными на первом этаже. Стас расплатился и помог Насте выйти из машины. Они вместе поднялись на высокое крыльцо, он открыл дверь ключом и, войдя, запер её на хитроумный замок.


«Проходи», - он открыл одну из дверей, приглашая в комнату с большим красивым электрокамином.


Пройдя в глубину комнаты, он включил камин и, открыв бар, наполненный различным спиртным, спросил, что она будет пить. Настя отрицательно помотала головой и не сдвинулась с места, оставшись у порога. Он подошел к ней с бокалом в руке и, глядя в глаза, провел рукой по щеке, словно пробуя на ощупь бархат кожи. Настя резко дернула головой, отстраняясь от его руки. Тогда Стас схватил девушку за плечо и ткнул бокал в лицо, приказав: 


«ПЕЙ!» 


Лишь несколько секунд понадобилось девушке, чтобы принять решение. Она выхватила бокал из его руки и залпом выпила его. Огнем спиртное обожгло глотку, вызывая нестерпимый кашель. 


«ОГО!» - Стас приподнял одну бровь и поспешил налить ей воды из красивого графина, стоящего на камине.


Улыбаясь, он смотрел как она пила большими глотками прямо из горловины, пытаясь унять кашель. Потом отошел к бару и налил ещё по бокалу и молча протянул ей. Она упала в кресло возле двери и небольшими глотками стала пить обжигающую жидкость, запивая водой и закусывая конфетами, лежащими рядом на небольшом стеклянном столике. А потом они пили спиртное, разговаривали обо всем и ни о чем. Стас оказался неплохим собеседником, подкованным в разных областях. Настя не заметила, когда она отключилась, и как это произошло.

Проснулась она на широкой кровати от яркого солнца, бившего ей в глаза из-за  неприкрытой шторы. Она попыталась приподняться, но боль тисками сжала голову, заставив откинуться на подушку. Тошнота подступила к самому горлу. Ужасно хотелось пить, но она не могла пошевелиться. Полежав немного, она справилась с тошнотой и приподнялась, оперевшись спиной на спинку кровати. Мутными глазами обвела большую красивую комнату. По всей комнате в беспорядке было раскидано её бельё, на одном кресле лежал один чулочек, а на спинке кровати-другой. Пить хотелось нестерпимо.

Словно услышав её мысли, дверь приоткрылась, и на пороге показался Стас в одних плавках, с графином. Налил воды и протянул ей полный стакан. Она залпом выпила воду и снова откинулась на подушку, тихо застонав. Тело её не слушалось, руки дрожали, да и вообще всё внутри дрожало и не хотело двигаться совершенно. Стас молча смотрел на её бледное лицо, как бы принимая решение. Затем решительно откинул одеяло, подхватил её на руки и понес в ванную, которая находилась тут же за стеклянной дверью. Он поставил её в белоснежную ванну и включил теплую воду. Нисколько не смущаясь, он скинул плавки и залез к ней. Она рассматривала его крепкое и сильное тело, не решаясь опустить глаза вниз. Но любопытство побороло смущение, и она украдкой глянула вниз... и... не смогла оторвать глаз от ровного, гладкого, красивого члена, поднимающегося под её взглядом. Она поймала его насмешливый взгляд и быстро закрыла глаза.

Стас в это время намылил гелем мягкую мочалку и провел ею по плечам Насти, по рукам. Она замерла. Он посмотрел на неё, бросил мочалку и стал мылить её тело руками. Нежно обвел грудь, слегка сжал её, мыльными пальцами лаская и сжимая сосок. Тот послушно затвердел под его пальцами. Настя закусила губу, боясь даже вздохом вспугнуть непонятное чувство, которое зарождалось в её животе. Стас нежно обмыл её тело руками, затем стал намыливать свой уже твердый ствол. Настя широко раскрытыми глазами, уже не стесняясь, следила за его движениями, по которым стало понятно что он уже не моего его, а откровенно мастурбирует. Когда он смыл мыло, то стала видна его возбужденная, красная, блестящая головка и вены, пульсирующие под его пальцами на члене. Одной рукой Стас взял её за затылок и слегка нажал... Настя, удивленно и непонимающе посмотрела на него. Немного, насколько позволяла мокрая ванна, отступила от него. Раздражение заплескалось в его глазах. Как он хотел это нежное и податливое тело!!! Он развернул её спиной к себе и, намылив руки, стал мыть спину, опускаясь всё ниже. Тело её подрагивало, выдавая желание. Но Настя молчала и стояла, оперевшись руками на стенку. Он приблизился к ней, слегка раздвинув её ноги своей ногой, и ладошкой стал мыть упругие губки, слегка теребя пальцами, проводя по сжимающемуся под его пальцами входу, нежно лаская подрагивающую бусинку. Пальцы заскользили в её обильной смазке. Не выдержав больше, Стас наклонил её ниже, так, что руки Насти соскользнули на край ванны, и тут же с размаху засадил ей до самого лобка. От резкого вскрика девушки, он замер, чувствуя, как что-то сразу потекло по ногам. Он посмотрел вниз и увидел тонкую струйку крови, расплывавшуюся по мокрой ноге.


 «Настюша...» -  потрясенно прошептал он, чувствуя, как тело девушки сотрясается от рыданий в его руках. 


А она плакала больше от обиды, не от боли, которая постепенно покидала её дрожащее тело, от того, что представляла она этот первый раз не так, не с тем. Разбились её розовые мечты и прекрасном принце на белом коне, который брал бы её нежно и ласково, снимая боль поцелуями. Молча развернув Настю, Стас нежно, подставляя ладони под воду, смыл кровь с её ножек, с маленьких и плотных половых губок, вылез из ванной и мокрый прошлепал в спальню. Вернулся с большой простынёй. Осторожно вытер девушку мягким полотенцем, завернул в простыню и отнес на кровать. 


«Я скоро вернусь», — сказал ей вполголоса, быстро оделся и ушёл, закрыв дом на ключ.


Вздрагивая и всхлипывая, Настя забылась тревожным сном. Часа через два она проснулась и почувствовала, что очень голодна. Она достала из сумочки коротенький халатик, одела его и пошла исследовать дом. На первом этаже нашла кухню, открыла огромный холодильник. Холодильник был пуст, только сиротливо лежал засохший кусок сыра. Она вернулась в комнату с камином, залезла с ногами на кресло и включила телевизор, уставившись невидящими глазами в экран, где прыгали и кривлялись артисты, пытаясь развеселить плоскими шутками зрителей.

Вернул её из размышлений шум подъезжающей машины, услышав звук отрывающейся двери, она даже не шевельнулась. Стас вошел в комнату на звук работающего телевизора, в руках у него было два больших пакета и огромный букет алых живых роз. Молча подойдя к ней, он опустился на колени, положив на её подогнутые ножки колючий букет. Настя погладила его по голове и тяжело вздохнула. Он встал, протянул ей руку, они так же молча прошли в кухню, где Стас разобрал пакеты с едой.

Красивая большая кухня освещалась в сумерки двумя изящными свечками. Тихая музыка и мерцание пламени настраивали на романтический лад. Настя молча смотрела в тарелку, не спеша доедая салат и запивая легким вином. Стас весь ужин рассказывал смешные истории, иногда вызывая слабую улыбку на её симпатичном личике. Она слегка вздрогнула, почувствовав его руку на своей, подняла глаза и увидела его карие глаза, прямо перед своими:


«Прости меня»,— столько боли и раскаяния было в этих глазах, что она сразу поверила в искренность его слов. 


Потом они ели мороженое, разговаривали на разные темы, пока стрелка часов не перевалила за 2 ночи. Стас остался смотреть телевизор, а Настя поднялась в спальню, скинула халатик и мгновенно заснула.

Её разбудили нежные, острожные поцелуи ног. Она тихонько притаилась под легким одеялом, ощущая, как губы Стаса целуют и балуют каждый пальчик на ноге, медленно продвигаясь все выше. Настя чувствовала как возбуждение охватывает её тело, поднимаясь снизу живота, внутри, словно пустота заполняется чем-то живым, трепещущим, ласкающим и обнимающим. Стас осторожно, но решительно раздвинул её точеные ножки и уверенно лег между ними, вдыхая аромат проснувшегося девичьего тела. Осторожно тронул языком упругие губки, провел по ним несколько раз и удовлетворенно почувствовал как они раскрываются под его языком, открывая путь в долину наслаждения. Слегка приобняв Настёну, он руками крепко взял её за круглую попку, намереваясь не дать ей вырваться в любом случае. Язык заплясал на её уже возбужденных губках, поглаживая их то с нажимом, то легко, порхая, слегка касаясь как крылом бабочки. Настя хотела сжать ножки, но не смогла, желание захлестнуло её, давя все попытки к сопротивлению. И тогда она просто отдалась на волю чувств и ощущений, вцепившись руками в постельное белье. Язык волновал, возбуждал, заставлял приподнимать попку навстречу ему, совершать движения вслед за ним. А он порхал сверху, касался створочек этой чудесной раковины, дразня и сводя с ума. Несколько раз словно случайно, он проникал внутрь её горячего лона, ощупывал стеночки и тут же выскальзывал обратно, словно стеснялся зайти дальше. Настя непроизвольно приподнимала бедра, стараясь сильнее насадиться на него, потому сжимала мышцы в кольцо, упрямо не выпуская его. Но он вновь скользил по губкам, слегка касаясь истекающего нектаром входа в сладкую пещерку. Стас кончиком языка раздвинул небольшие складочки и лизнул нежную возбужденную жемчужинку, напрягшуюся и уже выступающую наружу. Настю словно пронзило током! Она дернулась всем телом и громко застонала, тотчас её руки переместились на его голову, прижимая её крепче. Его язык сразу задвигался сверху вниз по клитору, дразня его. Он больше не задевал чувствительную бусинку, а выписывал пируэты языком на самом клиторе, то посасывал его, то похлопывал языком, то проводил по нему всей поверхностью языка, то мял его губами, то нежно покусывал, то рисовал самым кончиком на нем восьмерки. Всё это он делал не спеша, дразня и возбуждая её все больше. Настя то стонала и вскрикивала, извивалась в его руках, вонзая ногти в его голову и плечи, то подмахивала всем тазом, то пыталась уйти от настойчивого языка, который подчинил её своей воле, глуша и отключая сознание. Сладкая волна наслаждения и бескрайнего удовольствия то накатывала на неё, поднимая к самой вершине, к пику, то вдруг откатывала обратно, не давая сорваться вниз. Настя стонала от сладостного предвкушения, все быстрее двигая бедрами, в нетерпении подставляя истекающее лоно под его язык. Но он не торопился, все сильнее разжигая костер её страсти. В одно из мгновений, тело девушки задергалось сильнее, и он понял, что нашел самую чувствительную точку возле клитора. Несколько раз Стас доводил Настю почти до пика, но прекращал ласку, ведущую к этому, переключаясь на другие не менее чувствительные точки, и только почувствовав, что стоны её стали более требовательными и сексуальными, тело дрожит от желания, а бедра насаживаются на его язычок, только тогда он завел два пальца внутрь мокрого и горячего кратера, а языком исполнил танец «язычка колокольчика», когда кончик языка быстро дрожит и вибрирует в самом центре возбужденного клитора. Судорога прошла по её телу, раз и ещё раз, и ещё... Настя зашлась в крике, извиваясь, вырываясь из его рук, подбрасывая и выгибая тело в сладком, длительном и мощном оргазме. Она словно утонула в этой волшебной волне, накрывшей её с головой, не соображая ничего и царапая красивыми холеными ноготочками постельное бельё, собирая его в кулачки. Он оторвался от неё только, когда она затихла. Осторожно языком слизал нектар с её раскрытой розочки, поцелуями поднялся выше и навис над ней, стоя на руках и глядя в её ошалевшие и восторженные глаза. Его стоящий член чуть подрагивал в нетерпении, разбух и немного побаливал, но он не торопился. Слегка поводил головкой по мокрым губкам, вызывая снова трепетную дрожь её тела, а затем головкой развёл губки и стал медленно и нежно вводить его в жаркую и узкую пещерку. Постепенно углублялся, все дальше, сдерживаясь изо всех сил, чтобы снова не сделать больно. Настя развела ножки шире, давая войти ему полностью. Войдя весь, он замер, словно давая привыкнуть к размеру, ощутить заполненность нежной киски. Продолжая стоять на руках, он начал медленные движения, полностью заводя член, и не вынимая головки на выходе. Движения становились все быстрее и резче, он старался не потерять голову, но узость пещерки, её страстное прерывистое дыхание, стоны сквозь губы подстегивали его, продвигая к концовке. Вдруг она тихонько сжала его головку и он, зарычав, с силой начал входить в неё, с каждым движением мощно врываясь и долбя. Судорога пробежала по телу, член стал сокращаться, освобождаясь от накопившейся спермы, выплескивая её в это гостеприимное и нежное лоно. Как же он был поражен, когда её тело в ответ приподнялось под ним и изогнулось, ногти впились царапая его плечи, а Настя громко застонав снова зашлась в оргазме, коротком, но чувствительном. Руки Стаса дрожали от напряжения, он осторожно вышел из неё, хлюпнув перемешавшимися соками. Лег рядом, прикрыв глаза и успокаивая сбитое дыхание.

Он удивленно открыл глаза, когда пальчики Настеньки заскользили по его груди, а губы нежно поцеловали его. 


«Я кушать хочу!» — заявила она, легко соскочила с кровати, накинула халатик и убежала вниз. 


Не успел он подняться, как она вернулась с бутербродами и соком на подносе. Она протянула ему стакан, он поймал её маленькую ручку и поцеловал пальчики.

На третий день Настя позвонила домой, сказала, что с ней всё в порядке и она ещё задержится дня на три — четыре. Родители не возражали. В итоге прошла неделя. За эти дни они освоили все комнаты и места мало-мальски подходящие для секса. Настя оказалась очень страстной девочкой и хорошей ученицей. Они освоили все места и позы, какие только знал Стас, и какие могли придумать сами. Единственное, о чём он никак не решался попросить её — это минет. Накануне её отъезда домой, он съездил за продуктами для прощального ужина и вручил ей небольшую коробочку с обручальным колечком. Девушка открыла коробочку, в задумчивости постояла немного. 


«Я тебя не тороплю, — произнёс огорченно Стас, — пусть она стоит на камине. Если ты возьмёшь её, я пойму, что ты приняла моё предложение». Он поставил коробочку на камин.


Наутро легкие движения разбудили его, он почувствовал Настины пальчики на своём утреннем стояке. Чуть приоткрыв глаза, и продолжая притворяться спящим, он стал наблюдать за ней. Девушка слегка пробежалась пальчиками снизу вверх и обратно, потом погладила ладошкой. Член послушно дернулся несколько раз за её рукой. Она тихонько засмеялась и продолжила исследование. Стас сходил с ума от этих робких, нерешительных и изучающих прикосновений. Его жутко заводила неопытность, неловкость движений, её любопытность и мания исследования. Она так увлеклась изучением, что не увидела, как он полностью открыл глаза и наблюдает за ней. Головка члена разбухла и тихонько пульсировала, всё больше наливаясь в её неумелых пальчиках. Она сомкнула пальцы в колечко на податливой кожице и неловко попыталась подрочить. Стас вздрогнул от неприятного ощущения, которое слилось в наслаждение и принесло непонятное чувство, приводящее его в смятение и усиливая и без того, сильное возбуждение. Дырочка на головке открылась и клейкая смазка тягучей каплей медленно поползла по стволу. Настя держала головку в кольце пальчиков и заинтересовано смотрела на эту прозрачную каплю, вдруг она наклонилась и кончиком языка быстро слизнула её. От неожиданности и кайфа у Стаса сорвался короткий рык, но девушка не обратила на него внимания, занятая своими мыслями и ощущениями. Было видно по её довольному лицу, что вкус ей понравился. Бесцеремонно раздвинув его ноги, она уселась между ними и захватила головку горячими, нежными, полненькими губками, посасывая её, облизывая языком, доставая и разглядывая периодически, словно удивляясь сама себе. Стас слегка выгибался навстречу её губам, сдерживаясь, чтобы не начать самому движения в её прекрасном ротике и не втолкнуть его полностью, по самые яйца. А Настя продолжала свою игру с возбужденным и стоящим как металлический кол, членом. То лаская его языком, то засасывая, то снова отпуская и дроча пальчиками, несколько раз она облизала и сжавшиеся яички. Потом ей пришла в голову какая-то мысль. Настя замерла с открытым ротиком, затем стала медленно погружать, разбухший и подрагивающий ствол, в мокрую и жаркую глубину. Стас ощущал головкой скольжение по стенке горла, он вошел весь. Настя сглотнула, зажав головку горлом. Тут парень не выдержал: в несколько глубоких толчков он достиг апогея, и в последний миг попытался вытащить сокращающийся от спазмов ствол из её врат удовольствия, но она не дала, зажав головку губами и продолжая сосать её. Взрыв произошёл у неё во рту, но она проглотила все и продолжала сосать, как бы выдаивая всё до последней капли. Он осторожно взял её за голову и словно снял с обмякшего члена, нежно поцеловал губы, ощущая вкус своего семени на её губах. 


«Я люблю тебя,» — тихо прошептала она. «Что? Что ты сказала??» — не веря своим ушам переспросил он, но Настя хитро глянула на него своими зелеными кошачьими глазами и заявила, что пора завтракать и возвращаться в общество. 


Пока они завтракали, Стас вызвал машину. Настенька собрала все свои вещички, накинула шубку и выпорхнула на улицу. Он проводил её до самого дома, хотел подняться вместе с ней и познакомиться с родителями, но она не разрешила, сказав, что позвонит.

Вернувшись на дачу Стас два дня слонялся в тоске по пустым комнатам, изредка взглядывая на коробочку, так и оставшуюся на камине, на третий день он напился в тоске, воспоминания его мучили. Он понял, что полюбил эту девушку так, как никогда и никого не любил. Психанув, он схватил коробочку, и решил закинуть колечко куда-нибудь подальше. Но, распахнув её, он увидел, что она пуста.

Не медля больше не минуты, он выскочил на улицу и, поймав соседа, уговорил увезти его в город. Ему повезло, в её подъезд как раз входила соседка, которая подсказала её номер квартиры. Дрожащей рукой он надавил на звонок. Дверь открыла миловидная женщина с такими же красивыми зелеными кошачьими глазами (мать, понял он). Тут же послышались тяжелые шаги и в прихожую вышел отец. 


«Я пришел просить руки вашей дочери!» — твердо произнес Стас. Глаза матери стали круглыми, а отец только крякнул от удивления. В это время в прихожую выпорхнула и Настя. По тому, как загорелись её глаза, и румянец залил лицо, Стас понял как она рада ему. 

«Мама, папа, вот мой Стас!» — радостно сообщила она, затаскивая его в комнату. На её правой руке поблескивало его колечко.


Потом был долгий ужин знакомства с родителями, выяснение обстоятельств знакомства правда некоторые из них они скрыли. 


Развернуть

Секретные Истории личное Традиционно (СИ) ...секретные разделы 

Вечерний поезд метро


Никита зашел в вагон подъехавшего метро, расслабленно плюхнулся на сиденье и бросил спортивную сумку рядом. Двери вагона закрылись, и юноша углубился в изучение новой игры на телефоне. Так, не переставая увлеченно тыкать в экран, Никита доехал до следующей остановки — пересадки на другую ветку. Вагон метро, как обычно, почти опустел, выпустив из себя большую часть вечерних пассажиров.

Второй уровень игры оказался посложнее, но Никита с ним справился и откинулся на спинку, ожидая загрузки следующего уровня. Его взгляд тут же зацепился в сидевшую напротив него девушку.
«Когда она успела появиться? На пересадке никто не входил, вроде...»
Игра что-то там пиликала, оповещая игрока о загруженном уровне, но тот смотрел мимо экрана, на две ножки напротив. Голые коленки сведены вместе, чуть выше коленок лежит ткань юбки, а внизу обуты легкие туфельки на каблуке. В общем, эти длинные, привлекательные ножки, и смотреть на них было одно удовольствие.
Никита поймал себя на мысли, что слишком нескромно пялится и перевёл взгляд на экран.

____________________________

Катя только что попрощалась с подругой и запрыгнула в вагон. Как обычно в вечернее время в вагоне почти никого не было, и девушка села на своё любимое место — в самом конце вагона. Парень напротив, явно недавно вышедший из спортзала, мучал экран своего смартфона, самозабвенно кого-то там побеждая.
«Жаль, что у меня с собой нет ни книжки, ни игр в телефоне. Придется скучать всю дорогу...»
Парень напротив бросил мимолетный взгляд на Катины коленки и опять уставился в свой телефон.
«Даже обидно как-то! Я всегда думала, что выгляжу привлекательно, а тут секунду скользнул взглядом и всё. Ну и черт с тобой!»
Катя чуть повернулась и уставилась в боковое окно, оглядывая салон соседнего вагона.

____________________________

Девушка напротив повернулась к окну, и Никита тут же поднял на неё взгляд, с интересом осматривая её с головы до ног. Длинные волосы, приятное лицо с милым носиком и чуть надутыми, будто обиженными, губками. Блузка без рукавов, открывающая на обозрение голые плечи. Верхняя пуговица расстегнута, под тонкой тканью угадываются очертания бюстгальтера. Стройная и приятная глазу девушка. На плече висит небольшая сумочка, а бежевая юбочка лежит на длинных ножках.
«Очень даже симпатичных ножках, кстати. Так бы всю дорогу на них и смотрел. Но ведь не будешь же пялиться, как дурак.»
И Никита опять вернулся к игре, но сосредоточиться на новом уровне уже никак не получалось. Через пару секунд он выключил игру и просто смотрел в экран сиконками запуска приложений.
Тут же у Никиты родилась идея, и он включил камеру телефона. На экране появились желанные ножки, и Никита с удовольствием начал их разглядывать.Правда, хотелось бы, чтобы в камеру попало ещё что-нибудь интересное вышепояса. Но для этого надо поднять телефон. А на это Никита не решился.

____________________________

У Кати из головы все не выходила обида на пассажира напротив.
«Глупо, конечно, но обычно я вызываю больше эмоций у окружающих.»
Катя бросила взгляд на увлеченно что-то рассматривающего в смартфоне парня. Он подтянутый, футболка облегает торс, руки мускулистые. Ноги, наверно, тоже.
«Люблю накачанные ноги. И всё, что выше ног, тоже хорошо, когда упругое. Судя по всему, задница у него именно такая. А вот если бы он мою увидел, точно бы свой дурацкий смартфон сразу забросил. Ну что же он даже в мою сторону не взглянет!»
Катя, так и не смирившись с его равнодушием, слегка отвела правую коленку в сторону и, не переставая украдкой наблюдать за парнем, вдохнула побольше воздуха и немного отвела плечи назад, придавая своей позе чуть больше соблазнительности.

____________________________

Поезд качнуло, от чего красивые коленки на экране чуть разошлись, слегка натягивая ткань лежащей сверху юбки. На экране стал едва угадываться маленький треугольник трусиков, игриво показавшийся между ножек. Никита перестал дышать, не веря своей удаче. Ему так хотелось увидеть больше, что он непроизвольно стал опускать смартфон, чтобы улучшить ракурс. Мельком оторвавшись от экрана, он взглянул на девушку, чтобы увидеть её полностью.
«А грудь у неё, оказывается, не менее соблазнительная, чем ножки... Жалко, конечно, что она в бюстгальтере!».
От таких мыслей между ног предательски начало набухать, и на джинсах стал вырисовываться отчетливый рисунок.
«Закрыться сумкой? Нет, глупо как-то... Эх, если бы она ещё немного развела ножки, гладкую кожу которых так хочется потрогать... Да и не только их потрогать бы...»
В Никитином воображении его руки уже скользили от коленок соблазнительной девушки по бедрам к стройной талии. Блузка была расстегнута, и соблазнительные шарики груди лежали в чашечках бюстгальтера, ожидая когда юноша расстегнет застежку, освободит их и возьмет в свои руки.

____________________________

Катя кинула взгляд на парня, который оказывается уже смотрел не в телефон, а куда-то в область её живота. Смотрел внимательно, явно о чем-то размышляя. В этот момент она заметила увеличивающийся бугорок на джинсах парня. От осознания того, что она только что всё-таки возбудила незнакомца, у Кати по телу пробежала волна теплого удовлетворения и она расслабилась.
Катя представила, как он обнимает её сзади, сплетаясь своими пальцами с её, и целует в шею. Поднимается выше и ласкает губами за ушами. А она выгибается, упираясь в его бедра своей попой. Потом он гладит её бедра и живот и медленно расстегивает блузку...

____________________________

Никита вышел из мечтаний и посмотрел на её лицо. Девушка сидела, закусив нижнюю губку, и смотрела точно на его член под джинсами.
Она как-будто почувствовала, что Никита смотрит на неё и подняла большие глаза. Встретившись с парнем взглядом она смутилась, свела коленки и слегка покраснела.
Никита непроизвольно улыбнулся ей, и она тут же мило улыбнулась в ответ. Потом она бросила быстрый взгляд вдоль вагона и увидела что кроме них остался лишь один пассажир, не обращающий ни на кого внимания, и снова закусила пухленькую нижнюю губку, игриво глядя на Никиту. Она взялась двумя руками за ткань юбки и чуть-чуть подтянула её наверх, ещё больше оголяя ножки. При этом она плавно развела коленки чуть больше, чем в прошлый раз, и Никита с наслаждением увидел белые трусики пассажирки напротив.

____________________________

Парень напротив дарил Кате тепло своей милой улыбки, при этом с ещё большим интересом продолжал её рассматривать. Кате было очень приятно от ощущений внизу живота и ещё от того, что, судя по внешнему виду парня, он полностью разделяет эти ощущения. Она, положив левую ладонь на коленку, провела ею по внутренней стороне бедра, наблюдая как юноша внимательно следит за её движением. Ладонь дошла до самых трусиков, при этом задирая юбку на левой ноге ещё выше. Под джинсами парня уже отлично угадывались очертания его возбужденного члена.
Юноша тоже бросил взгляд вдоль вагона, взял свою спортивную сумку и поставил себе на левую ногу. Катя ещё не успела понять зачем, как он взялся за замок ширинки и опустил его вниз. Потом он чуть повозился, и перед Катей появился затянутый в ткань нижнего белья возбужденный член. Кате тут же захотелось снять с него трусы, но парень не торопился, а наблюдал за ней.
Катя поняла, что в этой игре он ждет от неё какого-то ответного шага.

____________________________

Соблазнительная девушка приоткрыла ротик, глядя на член,и её ладонь поднялась к блузке, расстегивая вторую пуговичку. В вырезе стали немного заметны шарики груди, и Никита не мог выбрать, куда же ему теперьсмотреть. Но девушка быстро помогла определиться ему с метаниями, еще шире разведя ножки и положив ладонь на белую ткань между них. Она так же прикрылась своей сумочкой от остальных пассажиров, хотя что можно закрыть такой маленькой штучкой было не очень понятно.
Её ладонь медленно поднималась и опускалась, поглаживая киску через ткань, и Никите также страстно захотелось взяться за свой член. Он взял его в ладонь, но ткань сильно мешала. Не долго думая, он спустил её вниз и взялся за обнаженный торчащий вверх ствол.

____________________________

Катя добилась своего и облизала пересохшие от желания губы. Парень в метро напротив откровенно мастурбировал на неё, и ей дико захотелось дать ему больше, чем он видит сейчас. Она расстегнула третью пуговичку блузки и спустила её с левого плеча, давая юноше обзор на лежащую в чашечках грудь. Пальчики левой руки скользнули под трусики и прильнули к мокрой киске. Она провела ими вверх и вниз, наслаждаясь теплом своих соков, прикоснулась подушечками к клитору и, вожделенно глядя на пассажира напротив, начала себя ласкать.
Горячее возбуждение окутало всё её тело, которое уже дико хотело остаться без одежды и запрыгнуть на этот толстый член. Катя с силой потянула вбок полоску трусиков, закрывающую всё самое интересное, и открыла киску на обозрение юноше.

____________________________

Никита увидел влажную от возбуждения киску, клитор которой теребили пальчики девушки, и страстно желал войти в неё. В динамиках вагона что-то забубнил записанный голос и двери открылись. Никита понял, что это предпоследняя станция на ветке и посмотрел вдоль вагона. Последний пассажир, увлеченно уткнувшийся в книгу, вышел за дверь и они с шипением закрылись.
Девушка также посмотрела на пустой вагон набирающего ход поезда, поняла, что в нём, наконец-то, не осталось никого, кроме них двоих, и вскочила с места. Она рывком спустила с себя трусики, скинула туфельки и упала попкой обратно на сидение. Её длинные босые ножки взметнулись вверх и она широко развела их над головой, демонстрируя отличную растяжку. Перед Никитой открылись блестящие от соков пухлые большие половые губы, между которых возбужденно разошлись малые губки, открывая лоснящийся от выделений вход в её страстное лоно.
Никита вскочил с места, быстро расстегивая ремень и наблюдая, как девушка быстро водит ладонью по клитору вверх и вниз.

____________________________

Катя тихо стонала от собственных ласк и, увидев спустившего джинсы юношу, убрала руку и рванулась тазом ему навстречу. Она бы упала с сиденья, если бы сильный удар его бедер не толкнул её обратно. При этом его перевозбужденный член рывком ворвался в неё, заставляя громко вскрикнуть от переполняющего желания.
Парень сильными движениями бедер вгонял в Катю член, от чего она кричала всё громче. Волны страсти, взрываясь внизу живота становились всё сильнее и заливали девушку с головой. Бюстгальтер уже был задран к шее, и налившиеся груди, увенчанные твердыми сосками, прыгали вверх-вниз в такт движениям.

В середине перегона девушка начала сотрясаться и выгибаться, испытывая желанный оргазм. Она вцепилась ноготками одной руки Никите в спину, а второй в обивку сидения, при этом с каждым толчком Никитиных бедер с силой толкая ему свой таз навстречу. Яйца Никиты, бьющиеся о мокрую киску, уже были готовы взорваться и он ускорил и без того дикий темп. Крики девушки уже перешли в сладострастный визг, оглушающие пустой вагон и смешивающиеся со стуком колес и шумом летящего по туннелю поезда.
Никита зарычал и схватил девушку под ягодицы, отрывая от сидения. Она тут же крепко обвила его бедра ногами, а он с громкими шлепками двух тел сделал несколько движений и с силой прижал её таз к своему, выпуская горячие струи в самую глубину её лона.



**********************

В вагоне мигнул свет, предупреждая о приближающейся остановке, и заставляя слившуюся пару вернуться из мира страсти. Никита вышел из девушки и начал застегивать джинсы. Катя, мелко содрогаясь от ещё заливающего её тела возбуждения, спустила с плеч лямки бюстгальтера и затолкала его вместе с мокрыми трусиками в сумочку. Блузку удалось застегнуть только на 2 пуговицы, нижнюю кто-то оторвал. Едва она успела поправить задранную юбку и надеть туфельки, поезд прибыл на конечную станцию.

Ноги девушки ещё отказывались стоять и юноша, обняв её, помог выйти на станцию. Катя прижалась к нему, а он обнял её, наслаждаясь её запахом и мелкими вибрациями её тела, которое ещё не до конца отпустили пережитые оргазмы.

— Я Катя — тихо сказала девушка, когда её тело чуть успокоилось.

— Никита — улыбнулся ей в ответ молодой человек.

— Я никогда здесь не была — она осмотрелась по сторонам — хоть и живу на предпоследней остановке.

— Мы можем дойти пешком — тут же предложил Никита, который не хотел её никуда отпускать.

Пара, обнявшись, направилась к выходу, тихо разговаривая о разных глупостях. По левой ноге девушки медленно стекала тонкая теплая струйка, но ей это очень нравилось. Ребята прошли пару улиц и пошли к следующей станции через парк. Тихий вечер рабочего дня в темном парке освещался только что включившимися фонарями.

Ребята шли по безлюдной аллее и перед очередным фонарем Катя остановилась, выбралась из объятий и скинула туфельки. Никита с удовольствием наблюдал, как босая девушка подняла руки над головой и покружилась. Затем она расстегнула блузку и скинула её на землю. Сделав пару шагов из темноты в освещенную фонарем область, она расстегнула юбку, позволяя той упасть по её ножкам вниз. Сняв с себя последние элементы одежды, она снова подняла руки и покружилась, демонстрируя Никите все прелести своего подтянутого тела, подчеркнутые контрастным светом.

Так она дошла до фонаря и обняла его, повернувшись спиной к юноше. Расставив длинные прямые ножки, она согнулась, продолжая обнимать фонарь, и призывно покачала бедрами.

Успевший раздеться юноша подошел сзади и положил ладони на её аппетитную и упругую попку.



В парке долго ещё раздавались страстные стоны и крики.


Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) Анал (СИ) ...секретные разделы 

Спортивный центр


Стас не спеша пошел в раздевалку после пятничной футбольной тренировки. Ребята уже привыкли и перестали подначивать его «копушей» за то,что он после тренировки долго принимает душ, а потом ещё долго и обстоятельно одевается. Когда он вылез из душа, ребята уже собрались и выходили из раздевалки. Стас быстренько натянул шорты и футболку и, как обычно, в шлепанцах побежал этажом ниже.

Пару месяцев назад он так же ушел из раздевалки последним из-за того, что куда-то задевал футболку и искал её минут двадцать. Тогда он тоже спускался в одиночестве по лестнице и услышал приглушенный женский смех. Он думал, что в это время в спортивном центре уже никого нет, поэтому решил посмотреть, где же это кто-то смеется. Завернув в коридор второго этажа, он быстро нашел дверь, из-за которой доносился смех, и заглянул в широкую замочную скважину.

В не очень большом зале, две стены которого от самого пола до потолка покрывали высокие зеркала, в кружок стояли несколько девушек, что-то живо обсуждая. Девушки были стройные, с длинными ногами, одеты кто в облегающие купальники, кто в короткие шортики и облегающие майки. Они смеялись и активно жестикулировали, а Стас с интересом их рассматривал. С тех пор он каждую пятницу дожидался, когда его друзья уйдут, а он бежал наблюдать за занятиями пластичных и гибких девушек. Их стройные тела изящно выгибались, наклонялись и как только не складывались, поворачиваясь к двери то одними соблазняющими прелестями, то другими.

Так и сегодня, прильнув к замочной скважине, Стас вглядывался в фигуры девушек, выгибающих свои тела. Девушки принимали элегантные позы, а между ними ходила тренер и слегка поправляла их. Юноша уже давно знал всю группу поименно, в том числе и тренера Ольгу. Такое количество обнаженных ножек в носочках не могло оставить Стаса спокойным, и его тело отзывалось на красоту девушек плавно нарастающим возбуждением. Но Стас знал, что их занятия очень скоро закончатся, и вскоре он уже с сожалением смотрел, как они поднимаются с ковра, прощаются с тренером и собираются уходить. Юноша оторвался от двери и отошел в небольшой тупичок, где он пережидал девушек, выходящих из двери и убегающих за угол — в раздевалку.

Девушки убежали, а Стас направился к выходу с этажа. Проходя мимо двери зала, он на прощание прильнул к скважине, чтобы взглянуть на Ольгу, которая обычно после ухода девушек приводила зал в порядок. Но в этот раз она не спешила с уборкой. Негромко включив музыку, она стояла перед зеркалом и медленно танцевала, подняв руки над головой. Сначала она плавно качала бедрами, потом к их движению добавились движения рук, ног и головы. Она распустила волосы, а её ладони прильнули к бедрам и пошли по телу вверх. Дойдя в танце до затянутой в топ груди, они спустились к обнаженному животу и нырнули к промежности. Затем она положила руки на внутреннюю сторону бедер и широко развела ноги, одновременно низко приседая. Тут же она легко вскочила, покружилась, быстрым движением схватилась за топ и рывком подняла его вверх. Стас открыл рот от удивления, а Ольга уже кружилась в танце дальше с обнаженной грудью.

Едва начавшая проходить эрекция с новой силой вернулась к Стасу, натягивая ткань его шорт. А тренер легко села на шпагат, наклонилась вперед, в шпагате перевернулась на спину и забросила обе прямые ножки за голову. Тут же её руки ловко стянули шортики с крепкой попки и сбросили их за голову вместе с носочками. Оставшись в одних трусиках, она раскинула ножки в стороны, а её ладони заходили по обнаженному телу, жадно лаская грудь, живот и бедра. Периодически её ладонь касалась ткани трусиков, облегающих киску, так удачно повернутую ко входу в зал. Стас спустил с плеча спортивную сумку и толкнул её в угол, решив, что уходить пока рано. Он устроился поудобнее и жадно следил за почти обнаженной девушкой в зале, которая всё эротичней ласкала себя. Его член твердо торчал вперед, и Стас уже приготовился запустить руку в шорты, чтобы так же себя немного поласкать.


— Ой! — тихий женский голос сбоку резко вывел юношу из наслаждения.


Стас рывком отпрыгнул от двери и повернулся к источнику звука. Он успел заметить только руку девушки, тут же забежавшей обратно за угол. Через секунду из-за стены появилось голое плечо и голова с мокрыми волосами. Девушка с подозрением воззрилась на юношу, окинула его быстрым взглядом сверху вниз, и замерла при виде его сильного возбуждения. Стас узнал в ней одну из девушек группы — Иру. Её глаза округлились, рот открылся в немом возмущении, а Стас, опомнившись, быстро прикрылся руками, дико краснея. Девушка выскочила из-за угла и возмущенным громким шепотом накинулась на парня:


— Ты!... Ты что!... Подглядываешь?! — она активно махала руками, пока Стас быстро соображал, что же ему делать.


Но ничего не приходило в голову, а Ира уже, определенно, двигалась к входу в зал. Мыслям Стаса очень мешало то, что на девушке не было ничего, кроме обернутого вокруг груди махрового полотенца, которому не хватало длины, чтобы скрыть ножки, по которым ещё сбегали вниз капельки воды. Разъяренная девушка уже тянулась к дверной ручке, и юноша, испугавшись, попытался её остановить:


— Стой!... Она... там... Ольга это... Не заходи! — выдал он всё, что пришло в голову.

Ира снова подозрительно посмотрела на Стаса, но дверь не открыла. Она быстро присела и заглянула внутрь. Её рот снова открылся, набирая в грудь воздух с сильно удивленным ахом. Она плотнее прижалась к замочной скважине и тихо выдохнула:

— Ничего себе!

Стас немного постоял, но девушка явно не собиралась отрываться от просмотра, периодически ахая и выдыхая «Ого». И он решил, что сейчас самое время потихоньку слинять. Но тут Ира оторвалась от скважины и взглянула своими большими глазами на Стаса:

— Я сейчас оденусь и вернусь! — и не дожидаясь ответа, она убежала в раздевалку.


Юноша выглянул за угол, провожая глазами убегающую девушку, сверкавшую пяточками, и направился к сумке. Но из зала послышался тихий стон, заставивший Стаса моментально вернуться к замочной скважине. На тренере уже не было трусиков, она лежала на спине с разведенными ножками, между которых блестела влагой возбужденная киска. По половым губам бегали пальчики одной руки, а вторая рука теребила набухшие соски сексуальных грудей. Стас пожалел, что из-за девчонки так много интересного пропустил. Но Ира, скорее всего, вернется не скоро. Пока оденется, пока посушит длинные волосы, пока соберется. Стас опустил руку в шорты и достал торчащий член. Глядя на ласкающую себя девушку в зале, он медленно водил ладонью по стволу, представляя, что он входит в эту влажную киску и с наслаждением двигается в ней. Ольга начала от возбуждения вилять бедрами и елозить задом по ковру, как будто принимая в себя его член, от чего Стас заработал рукой быстрее.

Громкие шлепки по кафелю бегущих босых ног заставили Стаса быстро убрать член в шорты и обернуться к повороту в женскую раздевалку. Ира нетерпеливо вылетела из-за угла. Ничего она не сушила, а надеть успела лишь трусики и короткую футболку, едва доходящую ниже пупка. Девушка облокотилась руками на дверной косяк и нагнулась к замочной скважине, не сгибая ног. Её моментально поглотил процесс, происходящий за дверью. Некоторое время она, затаив дыхание, смотрела в зал, а потом ахнула:


— Ого, смотри! Скакалкой! — она повернулась к Стасу и чуть подвинулась, давая ему возможность посмотреть.


Он прильнул к двери, одновременно вдыхая аромат мокрых волос и глядя, как Ольга на ковре медленно засовывает в свою киску одну из ручек гимнастической скакалки. Засунув её на всю длину, она издала протяжный тихий стон. Тут же Стаса пихнули плечиком, отталкивая от двери, и Ира снова стала смотреть на своего тренера.


— Ах! Ничего себе! — тут же выдала она, когда стоны из-за двери стали громче.


Стас окинул взглядом Иру, бесцеремонно занявшую его место. Очень длинные стройные голые ножки притягивают внимание, упругую попку едва ли наполовину скрывают белые трусики, выставляя на обозрение нижнюю часть гладких круглых ягодиц. Ткани на бедрах совсем мало. Он обошел её сзади. И в такой позе отлично видно, как ткань облегает киску.

Девушка так прилипла к замочной скважине, что Стас встал сзади и уже откровенно пялился на попку. Девушка привстала на носочки и снова ахнула, заставив член в шортах юноши шевельнуться от возбуждения. Не долго думая, Стас опустил руку в шорты и взялся за ствол члена. Глядя на сексуальную девушку сзади, он снова начал медленно мастурбировать, представляя, как спускает эти тонкие трусики вниз.


— Ого! Она чем-то мажет попу! — девушка громко шептала, не отрываясь от просмотра.

Возбужденному Стасу тоже захотелось увидеть эту картину и он подошел к девушке сбоку. Он легонько толкнул её ладонью в обнаженное бедро. Можно было, конечно, толкнуть в плечо, но округлое бедро манило к нему прикоснуться, и Стас не смог отказать себе в удовольствии:

— Дай посмотреть — попросил он.

Но девушка недовольно вильнула бедром, отталкивая его руку. Тогда Стас толкнул её бедро сильнее, однако его рука соскользнула по гладкой коже ягодицы и подушечки пальцев уперлись точно в ткань на промежности. Стас замер от неожиданности, поняв, что Ира так же замерла. Его ладонь полностью лежала на обнаженной теплой коже левой ягодицы упругой попки, а под пальцами через ткань чувствовались мягкие половые губы. Ира слегка изменившимся голосом тихо выдохнула:

— Она... засовывает... — при этом её спинка чуть прогнулась, от чего поверхность соприкосновения её киски с пальцами Стаса стала чуть больше


Рука юноши скользнула дальше по попке и легла на правую ягодицу. Он медленно обошел замеревшую девушку сзади и положил левую руку на левую ягодицу. Ира продолжала смотреть в скважину и вести себя так, как будто на её попке не лежат две мужских ладони. Она лишь слегка повела бедрами, понимая, что эти прикосновения ей очень нравятся. Руки на попке пришли в движение и начали ласково поглаживать её ягодицы. При этом перед ней на ковре попой кверху стояла тренер и медленно вводила себе указательный пальчик в попку. Правая рука Ира оторвалась от косяка и легла на живот. Она подняла её выше и прильнула ладонью к груди.

Стас гладил слегка виляющую попку, когда Ира начала ласкать грудь, при этом задирая слегка футболку. Юноша провёл ладонями от ягодиц вверх по спине девушки, поднимая её футболку к шее. При этом он прикоснулся торчащим членом к девичьей попке. Ира тут же слегка оттолкнулась от косяка и прижалась бедрами к тазу Стаса. Его твердый член уперся в неё через ткань шорт, и она привстала на носочки, пытаясь прочувствовать его полностью. К её бедрам метнулись мужские ладони, забрались под трусики и нежно, но настойчиво потянули их вниз. Трусики упали по длинным прямым ножкам, и девушка переступила босыми ножками, полностью скидывая их.

Стас с замиранием сердца увидел перед собой влажную от возбуждения киску. Ира расставила ножки и ещё больше прогнула спину, снова вставая на носочки. К её пухлым половым губкам прикоснулась горячая твердая головка, она вдохнула, задержала дыхание, и с тихим стоном выдохнула, когда в её горячее лоно погрузился перевозбужденный член.

Из-за двери послышался сладкий стон Ольги, заставивший Стаса схватить Иру за бедра и жадно задвигаться в ней. Она тут же начала утопать в его страсти, захлебываясь волнами возбуждения, с каждым движением становящимися всё жарче и жарче. Ира нетерпеливо стянула через голову футболку, уперлась двумя руками в дверной косяк и стала помогать Стасу, толкая себя навстречу его движениям. Её грудки качались в такт его движениям, а сама она начала постанывать, когда внизу живота начало сильно тянуть зарождающимся оргазмом.

Стас шумно задышал и ускорил темп, а Ира вцепилась ногтями в дерево откосов и уже стонала, не контролируя себя. Её гибкое тело сильно выгнулось, она толкнула себя от двери, выпрямляя руки, громко вскрикнула и утонула во взорвавшемся оргазме.

Стас крепко держал содрогающуюся и кричащую страстную девушку и с тихим мычанием кончал в её горячую киску. Через секунду её тело чуть расслабилось и она опять облокотилась на дверной косяк.


— Ирочка? — раздался спереди заинтересованный голос.


Стас оторвал взгляд от красивой спины, по которой были беспорядочно раскиданы мокрые волосы, и посмотрел вперед. Перед ним стояла обнаженная Ольга с красивой круглой грудью, сразу привлекающей взгляд напряженными торчащими сосками. Она явно услышала их стоны. Между ног у тренера всё было сильно мокро от её соков. В одной руке она сжимала скалку, а вторая лежала на стройном бедре. Ольга не дождалась ответа от своей ученицы и подняла взгляд на юношу.


— Стас, — представился тот, не зная, что ещё тут можно сказать.


При этом он слегка отвел бедра назад, и его всё ещё торчащий член выскочил из Ириной киски, устремившись вверх. Ольга тут же перевела на него взгляд и облизнула губы.


— Может быть вы и мне поможете? — помогая всё ещё трясущейся Ире подняться, спросила она.


Не дожидаясь ответа она развернулась и пошла легкой походкой к ковру. Вся её крепкая попка и ножки до коленей блестели от масла. Не поворачиваясь, она опустилась на колени и согнулась, ложась грудью на ковер. Её блестящая попка торчала наверх, а сама она стала водить ручкой скалки между ягодиц. Ольга дождалась, пока Стас подойдет к ней сзади и отдала ему скалку, призывно повиляв попой. Стас приставил ручку скалки к попке и надавил. Ольга вскрикнула, выгибаясь и вцепляясь в ковер, а Стас уже вводил скалку глубже. Тренер замерла, ощущая проникающий в неё предмет и только сладко стонала.

Ира подошла к тренеру, села перед ней и взяла её грудь в свои ладони. Не успев их поласкать, она оказалась лежащей на спине с широко разведенными ножками перед Ольгой, которая жадно впилась языком в только что кончившую киску. Ольга облизала ножку ученицы, по которой стекала струйка спермы и принялась вылизывать половые губки. А Стас уже полностью ввел ручку скалки в возбужденно виляющий зад тренера. Из киски Ольги капала смазка и Стас рывком вогнал между мокрых половых губ вторую ручку. Ольга взвизгнула и дернулась, падая вперед на Иру. При этом она успела обнять ноги ученицы, свести их вместе и закинуть Ире за голову.

Ольга слезла с Иры, а та уже привычно держала сведенные ножки прямыми и носочками коснулась ковра над головой. Её таз приподнялся, открывая удобный обзор узенькой дырочки попки, на которую тренером тут же полилось холодное масло. Оно стекало между ягодиц на спину и по киске на живот. Потом масло щедро полилось на ножки, заливая и их, и часто дышащую от возбуждения грудь под ними. К Ириному телу потянулись четыре руки, сладко её ласкающие гладкими движениями. Стас проходил ладонями от самых кончиков пальцев ног по икрам, бедрам к ягодицам. Ольга ласкала грудь и киску. Ира закрыла глаза и тихо застонала от сладостного удовольствия. Сверху появился Стас и его крепкий член лег на её половые губки. Ира повиляла бедрами, приглашая его войти, но тут в её задранную попку уткнулся тонкий палец и медленно проник внутрь. Ира вскрикнула, и на её попу снова полилось масло. За ним сразу в попу вошел палец длиннее и толще. Это было немножко больно, но сразу стало приятно. Не успела она насладиться, как в киску нырнул длинный член Стаса и плавно закачался в ней, вызывая сладостные стоны.

Вдруг он вышел и встал над ней. Ирино тело просило продолжения, и она взяла скользкие ягодицы в ладони, пальчиками нащупала анус и потянула в стороны, моля Стаса войти туда. В попку тут же ударила сильная струя масла и Ира закусила губу. Она убрала руки и закричала от сладкой желанной боли проникающего в её узкую попку толстого члена. Стас вошел до конца и Ира развела прямые ноги в стороны, ощущая как её попка крепче охватывает ствол юноши внутри. Стас стиснул грудь девушки и начал двигаться в узком проходе. Киска Иры сочилась секретом, попка ныла от возбуждения. Ира начала повизгивать и через несколько секунд бурно кончила, извиваясь под крепким телом юноши.

Стас отнес бессознательную Иру в душ и они с Ольгой её помыли. При этом Ольга не упустила возможности слизать остатки спермы с члена юноши.

Ира очнулась на ковре в гимнастическом зале, завернутая в махровое полотенце и подумала, что ей всё это приснилось. Но сладко ноющая киска и томно тянущая боль в попке говорили об обратном. Ольга и Стас ждали её пробуждения, лёжа обнаженными друг на друге и о чем-то тихо болтая.


Развернуть

Секретные Истории С фото (СИ) Традиционно (СИ) Oral (СИ) Разное (СИ) ...секретные разделы 

Прощай, френдзона


Даже и не вспомню, сколько мы с ней дружили. Достаточно давно, чтобы я успел влюбиться и разлюбить её. Мне было слишком весело с ней, чтобы просто переставать общаться после отказа, поэтому мы стали лучшими друзьями — общие шутки понятные лишь нам, общие знакомые. В общем, всё как у лучших друзей. За одним исключением — у неё просто обалденное тело, на которое невозможно не смотреть, и которое невозможно не хотеть. Толпы поклонников, вечные смски на ночь, всё как полагается. А мне что? А мне ревность, а потом здоровый пофигизм и поводы для саркастичных шуток.

Собираемся на вечеринку, остаётся час до выхода. Захожу за ней, конечно же она ещё и не думала собираться. Стучу в дверь.


 — Блииин, помоги мне срочно! Я не знаю что одеть! — сказала она стоя в одной домашней майке, пижамных штанах, на голове “гнездо” из черных прядей. Сексуально.

 — Скафандр как всегда, что же ещё? — я с величайшим пофигизмом иду сразу к холодильнику.

 — Нууууу! — заканючила она и надула губки, — я правда не знаю. Ну скажи хотя бы, гламурно одеться или по хип-хопу.

 — С твоим дакфейсом, что так, что так гламурное кисо, — еле уворачиваюсь от хлёсткого удара полотенцем

 — Так, от тебя помощи никакой, друг называется, — поворачивается и идёт в комнату. Я с банкой колы за ней.


В комнате чисто мужской бардак, валяется коробка пиццы, повсюду разной свежести тряпки и даже носки, а кто говорит что девочки сплошь чистюли.


 — Прости я не убрала, сядь где почище, — с ехидной ухмылкой она прячется за дверь шкафа и собирается переодеваться. Потом высовывает голову, — не смей подглядывать!

 — Ой, да кому ты нужна там. Давай уже быстрее, осталось 45 минут, — я сажусь в кресло перед компом и лениво потягиваю колу. На экране стоит скайрим на паузе. Мда.

 — Слушай, что лучше эти джинсы или эта юбка?

Не поленился даже башку повернуть. Смотрю две руки из-за двери трясут тряпками.

 — Джинсы одевай, там опенэйр, прохладно будет, — я ведь заботливый друг, все дела.

 — Да? Ну только если влезу в них.


Сворачиваю игру, смотрю открыт браузер. Лезу в историю. Вроде ничего пошлого, вк, вк, вк…. Так а это что? Ага. Группа 18+. Ясно, шликаешь сучка на порево. «Ну ладно, все так делают» — мою философскую мысль прерывает полустон-полурык негодования из-за двери шкафа


 — Ну что за херня!!!

 — Что такое там опять?

 — Я не влезаю! Ну что это за пиздец, вот смотри! — она выходит из-за двери шкафа и я закатываюсь со смеху — на ногах надеты джинсы до самой попки, и она выпирает над поясом. Бедные обтягивающие джинсы чуть ли не трескаются под напором налитых бёдер моей подруги, а сочные булки не дают и малейшего шанса продолжить процесс одевания.


Секретные Истории,секретные разделы,скрытые разделы joyreactor,С фото (СИ),Традиционно (СИ),Oral (СИ),Разное (СИ)

 — Вот что мне делать теперь?

 — Спортом надо заниматься было, а у тебя пицца да комп целыми днями.

 — Какой ещё нафиг спорт? У меня отличная фигура, да все парни, да бла-бла-бла — я её уже не слушал, потому что вид этой задницы запустил простейший природный цикл возбуждения. Нейроны уже не могли успокоиться, адреналин исправно поступал в сердце, член медленно, но верно стал подавать признаки жизни.

 — Ну ты же хочешь одеть джинсы и пойти на вечеринку трясти задом, не?

 — Хочу... — уже спокойнее отвечает она. — Только с этим, — тычет пальцем на торчащую из-под трусов попку — что мне делать?

 — Ты бы это... может... оделась, — чисто по-дружески делаю замечание.

 — Да, блин, что ты женский зад не видел? Я щас серьезно говорю. Я даже не задумывалась об этом. Может быть ты диеты какие знаешь или способы там, упражнения, таблетки.

 — Нууу... диеты да, овощи там, — вспоминаю чем там ещё пестрил интернет, — спорт… ну зарядка... бегать надо... — смотрю у неё личико кривится с каждым моим словом, — ... ещё массаж есть, — оживилась.

 — Массаж? И чем поможет массаж?

 — Ну он интенсивный и помогает, вроде разбивает лишние килограммы.

 — А ты знаешь как делать? — на лице ни грамма насмешки, и меня это немного пугает

 — Ээээ... ну видел в интернете...

 — Сделай мне, а? Прям сейчас, может хоть чуть, чуть поможет, я джинсы одену. Как мне стать или лечь или сесть? Ну, давай же, времени мало.

Пытаюсь быть серьёзным. Может шутит? Сейчас таким идиотом выглядеть буду. Но нет, вроде держится, хотя хрен их девок разберёт. Члену от такой ситуации в штанах уже неспокойно давно и он прижался к бедру.


 — Ну чё, раком становись перед кроватью — у меня на лице тролльфейс 80-го уровня

 — Сдурел совсем?

 — Ладно, я шучу, снимай уже свои джинсы и на кровать ложись на живот. Снимай, только мееедленно

 — Фу ты блин! — смотрю стягивает как-то нервно, на лице румянец, на заднице — полосатые трусы с пикачу. Мило до невозможности. Легла, раскинув ноги в стороны. Бедра уже, блин, как у женщины, а на ступнях забавные носки. Над всем этим симбиозом девочки и женщины возвышается вкусный сдобный зад сердечком. Подхожу к кровати и боюсь сесть — член сломаю. Становлюсь на колени у неё в ногах и сажусь прям на них перед самой задницей. Сейчас что-то будет.


 — Ну чего ты там ждёшь? Эрекцию подавляешь? — ржёт она. Вот сучка.

 — Нет. Отвращение, — тут же получаю пяткой по хребту.

 — Шутки шутками, но я же девушка, чурбан ты, — обиделась.

 — Всё, всё, не урчи, ща я технику вспомню, погоди.

 — Ну, ну, техник ты наш.


Лихо вцепляюсь всей пятерней прямо в правую ягодицу, и мои пальцы утопают в упругой мягкой плоти.


 — Ну ты, слесарь, поосторожнее..

 — Так надо, это же тебе не релаксирующий


Начинаю месить эти булки, сжимаю их, сдавливаю по всякому, у самого в голове «I have no idea what I'm doing», но приятно же, чёрт возьми! Смотрю, извивается немного под руками, больно наверно. Ослабляю хватку, и немного руками провожу по спине. Слышу лёгкий стон.


 — Приятно по спине, давай ещё.


Глажу её, вожу руками, а у самого вся кровь будто сконцентрировалась в члене. Разминаю спину как следует, снова возвращаюсь в заднице. Воображаю себя великим героем френдзоны, который жертвует своим стояком ради блага подружки. Ведь это великая честь помочь подруге втиснуть свою задницу в узкие джинсы. За всеми этими героическими мыслями не замечаю, что руки уже мнут бёдра, а полосатые трусы сбились к талии и почти пропали между ягодиц моей любительницы пиццы. Передо мной открывается чудная картинка красной налитой попки. Под руками она как пластилин, горячая и руки не отлепишь. Смотрю выше — лежит себе, голову повернула, глаза закрыты, припухлые губы в блаженной улыбке.


 — Дрыхнешь что ли?

 — Неееет, — отвечает не открывая глаз, — ты давай продолжай


Судя по часам пати через 15 минут, но нам пофиг — мы худеем.

Продолжаю свистопляску пальцами, большими массирую внутреннюю сторону бёдер. Знаю что там очень чувствительно, но ей вроде приятно. А у меня уже кружится голова от возбуждения. Приходится поправлять член рукой, и вот он уже смотрит вверх и жалобно просит разрядки. Хотя нет, не жалобно. Вон как напрягся.


 — У тебя кондёр работает?

 — Да не, сломался, послезавтра должны починить, а что? Жарко?

 — Да трындец. Можно я джинсы сниму?

 — Нет, сиди и потей. Снимай конечно, — я в шоке, и не думал, что прокатит.


Встаю, и за 2 секунды снимаю с себя джинсы и носки. Ну какие к чёрту носки в кровати? Офигенное ощущение прикосновения наших голых ног, прикосновения её горячих гладких бёдер отдаются пульсацией в члене, который уже итак вылез из тесных плавок и торчит. Но я его игнорирую, я хороший друг.

 

— Слушай мне неудобно так массажировать, давай я приспущу твои трусы, а? — совсем обнаглел, сейчас пошлёт.

 — А ещё чего тебе? Давай так делай.

 — А как же техника? На видео трусов там не было

 — Может ты порево смотрел, а не курсы массажа? Давай делай так или закругляемся.


Ну а чего я хотел? Вздыхаю, чинно поправляю её трусы, дёргая за краешек выуживаю их из булок моей корефанши. На трусах влажное пятно с характерным запахом, что тысячи лет сводит мужиков с ума. Вот же зараза. Не умею я держать язык за зубами.


 — А это что такое?

 — Где? — строит из себя дурочку?

 — Вот! Это пятно?

 — Какое пятно?

 — Ладно, щас мы к тебе применим китайскую технику!

 — Какую ещё... ? Ау!! — моя ладонь наотмашь бьёт её прекрасный и пре-красный зад. — Ты чего сдурел? АУ!! Да блин!! — и ещё раз! На тебе!


Она подо мной засучила ногами, пытается вырваться. Ну сейчас покажу тебе как меня дразнить и обманывать. Снова впиваюсь в эту попку пальцами, и большими начинаю массировать внутреннюю сторону бёдер, только теперь уже ближе к основанию. Нащупываю уже напухшие половые губки, и тут один мой палец проваливается в жгучую и мокрую пещерку. Я застываю на месте. Она подо мной тоже, слышу всхлип. Мысль в голове: «Вот так попал!» А у неё на лице ни слезинки, только жалобное выражение лица и мощный такой румянец. Погружаю палец глубже.


 — Аааа! Что-о... ты делаешь? — дебильный вопрос, но сейчас не до этого, я ведь массаж делаю. Внутренний.


Всё, не могу больше сдерживаться, приподнимаюсь на ногах, приспускаю трусы, а дальше... Мой член радостно выпрыгнув как копьё спартанца нацеливается куда надо и со скоростью звука я врываюсь раздутой головкой в сочащуюся киску.


 — А вот это и есть китайская техника похудания, — ничего тупее мой мозг просто не родил.


К её чести должен сказать, что она отреагировала достойно на эту фразу — она начала кончать. Я лёг на неё сверху, а своими коленями обнял её, положив голени на её бёдра. Короче я просто начал покрывать её как молодой жеребец. Влажная киска радостно обжимала мой, член. Я долбил со скоростью отбойного молотка, а моя партнёрша просто всхлипывала и кусала покрывало под собой. Я не выпускал её попку из рук, и я был счастлив. Это невероятный кайф — трахать ту, которую любил... или любишь? Я целовал её сладко пахнущую шею и радовался каждой секунде сладкого совокупления. Моя любимая пациентка уже просто подвывала от кайфа и подмахивала мне своей сочной задницей, елозила беспокойно ногами по кровати и совала свои пальцы себе в рот обсасывая их от возбуждения. Господи, как хорошо. Моя распухшие от спермы яйца подтянулись к мошонке, а ствол окреп и был словно из стали.


 — Поцелуй меня... слышишь? — с лёгким заиканием от толчков прошептала она.


Мы слились в сладком затяжном поцелуе, наши языки оплетали друг друга, я упивался просто этим, ведь она, та самая, неприступная, и друг и любимая. До меня дошло что мы оба до сих пор в майках. Так не пойдёт. Шарю руками под её майкой и нащупываю её увесистую расплющенную о кровать грудь. Соски сжались и затвердели. Я ведь ещё никогда не видел её груди, но чувствую что она прекрасна. Ласково тереблю её возбуждённые сосочки, слегка щипаю их, тяну ореолы и сжимаю сами упругие груди. С подругой творится что-то невероятное, она сжимается вокруг моего члена, попкой сама насаживается, девочка дрожит подо мной и протяжно стонет сквозь поцелуй. Какая чувствительная грудь. Всё, хватит игрушек. С сожалением отлипаю от её губ не прекращая толчков моим членом и приподнимаюсь над её телом.


 — Ты куда? — вздыхает она

 — Как куда? Надо же продолжать работать над техникой, — я хватаю её за задницу и начинаю просто насаживать её на себя, кровать под нами скрипит и её от моих толчков отбрасывает подругу прямо мне на член. Если до этого она просто постанывала, то теперь она закричала.

 — Ну что, ты уже чувствуешь как худеешь?

 — Я чувствую... что хуею под тобой... ты меня до потери сознания затрахать решил? — эти слова сработали как детонатор. Я с остервенением начал драть её, но надолго меня не хватило. В глазах потемнело, а снизу пошла приятная истома. Я вытащил член и мощно фонтанировал прямо на её майку и раскрасневшуюся задницу. Сперма густыми струями долетела ей до головы. 

Я перевёл дыхание и осмотрел свою работу. Передо мной лежит любовь всей моей жизни, заплёванная спермой, с красной задницей и бордовой сочащейся пещеркой и отдыхает. Член и не думал идти на покой, а просто немного опал и головка слегка закрылась кожей. Я упал рядом с ней.


 — Что ж ты наделал, а?

 — А что я наделал? — прикидываюсь валенком.

 — Ну, массаж насколько я знаю, один раз не делается. Придётся на курс записываться, — ухмыляется.

 — Это не бесплатно, — ну надо же повыёбываться.

 — Расплачусь натурой, — и эта сучка стягивает майку с себя и ложится в призывной позе. У меня перед глазами оказалось чудо природы. Точнее сразу два. Красивая грудь третьего размера, соски были как называют на западе «All-day suckers» — те что выглядят так, будто их сосали весь день. Я бы так и делал, будь у меня возможность. Но мне не дали долго рассматривать всё это, потому что пялился не я один.

 — Господи! И... ты... это... как... откуда? — она уже змеёй скользнула ко мне между ног и ухватила прямо за моего начавшего вставать бойца. — Венозный какой, и головка какая-то несоразмерная. Мне нравится. Вот дура-то. И как же я не замечала раньше...


Ну не дура конечно, хуй как хуй, но кто же их поймёт этих женщин. Нравится — я только рад. Ооооох. Лизнула головку. Потом ещё раз.


— Я тебе должна за твой... первый сеанс так сказать, — сложив губки буквой «О» она обхватила головку и двигаясь вперёд стала освобождать её от кожицы. Языком при этом щекотала уздечку, потом нежно лизала ствол и снова переходила к головке, не забывая надрачивать член рукой. Я был просто в нирване. Член как будто и не кончал только что, снова твёрд и готов. Не могу лежать без дела, руки уже сами тянутся к её киске, но стоило мне начать его ласкать, как она дёрнулась и запросто расположилась у меня над головой. Вас понял, дорогая. Схватив ладонями так удачно подвернувшуюся мне задницу я впился в неё, слегка посасывал её клитор и выписывал целое эссе языком. У меня между ног творилось действие не хуже — как заправская минетчица, любовь всей моей жизни работала изо всех сил, шлёпала моей налитой головкой себе по губам и языку, обсасывала яйца, пыталась исполнить глубокую глотку и что-то там нашёптывала, при этом периодически вскрикивая от моих ласк. У меня же мозг от всего этого вообще перестал работать, и я только мечтал чтобы это не заканчивалось. Кончили мы как в кино почти одновременно. После очередной её пробежки губами и языком по стволу я выстрелил с мощностью пушки. Она, почувствовав импульс, стала мне помогать руками, выдаивая из меня все соки и всё это жадно выпивала, при этом её слегка трясло, потому что из её киски потек нектар. Мы пролежали где-то полминуты пытаясь отдышаться. Я при этом благодарно целовал её ножки и водил руками по желанному телу, такому незнакомому и такому манящему.


 — Ещё сможешь?

 — Надо передохнуть немного.

 — Ты понимаешь что теперь ты никуда не уйдёшь?

 — Понимаю, я и не хочу. Сегодня может не пойдём никуда?

 — Я и не хотела особо. Лучше закажем пиццы, а потом ты меня снова оттрахаешь.


Мой член снова начал напрягаться. Влюбился второй раз.


 — Только есть одна проблема

 — Какая? — удивился я

 — Скоро ночь, соседи заснут.

 — И что?

 — Как что? Я же опять орать под тобой буду...


В итоге могу сказать, что из её комнаты выходили только в душ и за водой в магазин. Трусы с пикачу сиротливо валялись в углу комнаты, а других она не надевала. Столько раз кончить я не мог даже когда мастурбировал. Мы смотрели кино и трахались, а потом не могли вспомнить что смотрели. Мы купались в ванной — и я из неё не вытаскивал член. Она играла в компьютер — я делал ей кунни, правда она проигрывала почти сразу, зато наступал мой черед. Её тщетные попытки найти одежду пресекались тем, что я не мог вынести вида её отставленного зада и качающихся грудей и я просто яростно брал её на месте «преступления». Устав от секса мы лежали на кровати и обсуждали всякую ерунду, всё что нас связывало, но в новом контексте. Ах, да мне удалось-таки присосаться к её чудесной груди, кто б мог подумать, что от ласк груди она может кончить. И, кстати, её задница особо не похудела, чему я очень рад.






Развернуть

Секретные Истории Традиционно (СИ) БДСМ (СИ) ...секретные разделы 

Пуританка


Началось все с того, что в последнее время меня стали преследовать странные желания. Я начала подозревать, что у меня склонности к мазохизму. Но боялась, а вдруг мои фантазий наяву, не принесут мне облегчения.

Говорят, у большинства женщин есть такие фантазии, но весь фокус-то в том и состоит, что хороши они только как фантазии. Да и как я могла сказать мужу, что хочу, что бы он меня выпорол? Вдруг он примет меня за сумасшедшую!

Но однажды это случилось.

Я была на день рожденье у подруги, муж не мог туда пойти со мной из-за работы. Я обещала прийти пораньше, а вместо этого заявилась поздно ночью. Тихонько я вошла в дом. В гостиной горел свет. Было сильно накурено. Навстречу вышел муж.


 — Ну и где ты была? — чуть не прорычал он.

 — Так получилось, — пролепетала я.

 — Я чуть сума не сошел. Телефон у них не отвечал, адреса ты не сказала...

 — Подумаешь, я же пришла! — набралась я храбрости. — Тем более завтра я дома, взяла отгул на работе. Так что высплюсь.

 — А обо мне ты подумала?

Тут мне в голову пришла шальная мысль спровоцировать его.

 — Иди ты, нашелся хозяин. Я тебе не вещь.

Мы с ним никогда так не разговаривали. Его чуть мондражка не хватила. Руки сжались в кулаки.

 — Что, собрался меня ударить? — дальше провоцировала я. — Может, ремнем меня выпорешь, как пуритане пороли жен по пятницам? (Как-то я ему вслух читала про пуритан)

 —  Кстати, сегодня уже пятница, — пьяно хихикнула я. — Только фиг тебе, сил не хватит!

 — Да не мешало бы, — процедил он, — и сил бы тоже хватило, не переживай.

 — Тебе? — Я в голос засмеялась. — Рискни здоровьем! Хотела бы я посмотреть как ты со мной справишься!

Мой хохот разносился по всей комнате. — Мудак! Выпорет, он меня, как же!


Таким я его еще не видела никогда. Мудак! Я-то и дураком его ни разу не обзывала, впрочем как и он меня. Он вдруг схватил меня в охапку и потащил в спальню. Там он швырнул меня на кровать и действительно стал расстегивать ремень. У меня по телу аж мурашки пробежали. Только что, он меня одетую собирается бить? Надо было срочно что-то придумать.


 — Это раньше, — говорю, — мужья жен на лавку клали, юбку задирали и били, а сейчас, значит, на двуспальной кровати? — иронизирую я, собравшись в комочек. — Только ты меня ничком не уложишь, не поддамся! Да и не посмеешь ты ударить!


Он остановился. Казалось, в нерешительности, он не знает, что ему делать. Я сняла поясок с платья, кинула его на пол и попыталась встать и продолжала в том же духе:


 — Кретин, не брался бы уже, не смешил людей!


При этих словах он взвился, кинулся ко мне и схватил меня за воротник. Я попыталась выдернуть ремень. А спинка кровати у нас резная, деревянная. Муж подхватил с пола поясок, перевернул меня на живот, сел мне на ягодицы и начал связывать мне руки пояском. Надо сказать, поясок был шелковый и в суматохе он довольно слабо завязал его. Одно мое усилие, и он соскользнул бы с моих рук, но я-то не хотела прикладывать этих усилий! Наконец, я реализую мои грезы, и проверю, правда ли я такого хотела? Концы пояса муж привязал к кровати. Я же под ним делала вид, что пытаюсь скинуть его с себя. Тут я почувствовала, как он стал задирать мне юбку.


 — Кретин, отпусти меня! — завопила я.


Юбка задралась, теперь настала очередь колготок и трусиков. Я делала вид, что мешаю ему их снять, как могла. Когда он начал приспускать с меня трусики, я почувствовала, как между ног прошла жаркая волна.


 — Развяжи меня, кретин! — распаляла я его.


В ответ была тишина. Через секунду он справился и с трусиками.


 — Хотела нарваться, тогда получай, — наконец сказал он.


Я услышала, как в воздухе свистнул ремень. И долгожданный удар попал мне по попке. От неожиданности я взвизгнула. Это как будто подстегнуло его и он опять ударил меня. Я крутилась на кровати, стараясь подставить под ремень еще не тронутые места. Да и бил он не сильно, может, просто хотел проучить меня. А сильно я и не хотела. Возбуждение захватило меня. Из глаз проступили слезы. Уже десяток ударов испытала я, а мне все еще было мало. При каждом новом ударе я издавала легкий стон от наслаждения. Я оперлась на колени и стала расставлять ноги, чтобы ремень прошелся и там. Но он бил меня сбоку, я у меня ничего не вышло. Похоже такая картинка возбудила его. Он откинул ремень и стал расстегивать ширинку. Потом он развернул меня к себе, опустив мои ноги на пол. Лежать я осталась на животе. И тут почувствовала, как мне в попку упирается его член. Он даже не снял брюк. Тут я сцепила бедра изо всех сил, стараясь не впустить его сразу.


 — Не пущу... — выдохнула я.

 — Пустишь, куда ты денешься!


Но мышцы у меня сильные, для того, чтобы я действительно «пустила» просто так без моего «разрешения», это еще умудриться надо. Но он это знал и решил применить другие меры. Руки у меня по-прежнему были связаны. Я почувствовала, как он расстегивает на мне пуговицы на застежке впереди. Он вытащил мне из бюстгальтера грудь и начал тянуть соски в разные стороны, легонько выкручивая их при этом. Да, он знал мое слабое место. Я застонала от восторга. И опять почувствовала, как он пытается в меня войти. Но сдаваться я еще не собиралась. Он тянул соски все сильнее и сильнее. Мой стон перешел чуть не в вой. Я в буквальном смысле выла от удовольствия. Так он еще не делал никогда.

Раньше он был очень нежен. А сейчас он вдруг резко отпустил соски, но теперь изо всей силы стал больно мять грудь.


 — А-а-а... — чуть не орала я. — Еще...


Другой рукой он переключился на низ. Всей ладонью, он захватил мое самое сокровенное и опять сжал изо всей силы. Он тянул половые губы изо всех сил. Тут не то что волна... Это было цунами между ног. Особенно когда он схватил за клитор и стал выворачивать его, тянуть к тебе, резко сжимать.

Я почувствовала, что больше не могу и хочу почувствовать его в себе. Я начала сама ловить его.


 — Что, нравится? — услышала я резкий шопот, — только теперь я не дам тебе того, что ты так хочешь.

Я ощущала прикосновения его члена, да и только. Теперь он дразнил меня, а я изнемогала от желания.

 — Попроси хорошенько, тогда выебу, — проговорил он мне прям в ухо. —  Только хорошенько проси, я же вижу, что ты вся течешь, как сучка.

 — По-ожа-алуйста, — прерывисто выдохнула я. — Я хочу...

 — Чего? — издевался он.

 — Тебя.

 — Или хуя? Скажи, сучка!

Он еще никогда не обзывал меня. Даже раньше, если мы и ругались, то никогда не переходили на мат. А теперь его словно прорвало.

 — Попроси тебя выебать в пизду!

Сил ждать уже не было. Грубые слова не задевали меня в этот момент. Наоборот распаляли.

И я сказала:

 — Выеби меня, выеби посильнее, о-о-о, я не могу больше!

 — Скажи, выеби меня как суку!

 — Выеби меня как суку! Быстрее!

 — В пизду! Повтори!

 — Выеби меня в пизду!

Быть может, именно потому что он не видел моего лица, я так легко и смогла сказать это ему. Он резко вошел в меня. Я почувствовала член в себе и стала ловить ритм. А его руки творили чудеса. Одна не покидала груди, а другая не выпускала клитор, мяла, натягивала его.

 — Сейчас... я тебя... выебу как суку... сейчас я... тебя выебу, — выдыхал он мне у ухо.

 — О-о-о... А-а-а... — слышал он в ответ. — Сильнее... А-а-а...

Я почувствовала, как на меня волнами что-то наплывает. Тут он чуть не зарычал и кончил в этот момент. И упал на меня. Так мы лежали минут пять. Потом он приподнялся. Я искоса взглянула на него.

 — Такого «конца» у меня никогда не было, — криво ухмыльнулся он.

Я не знала, как отреагировать. Попросить развязать руки? Он окинул меня взглядом.

 — А попка у тебя еще та... Красненькая как мак...

Тут я решилась, и одним движением высвободила руки и одернула юбку. У него удивленно приподнялись брови:

 — Так ты... — он не договорил.

Я легла на бок и закрыла глаза. Я не знала, что сказать. Потом поднялась.

 — Давай стелить, скоро утро, а тебе на работу.

 — Мне на работу после обеда. Опять как вчера.

 — Все равно нужно выспаться, у меня нет сил.

Мы разделись, откинули покрывало и юркнули под одеяло. Он сам обнял меня.

 — Так вот какая ты у меня... Пуританка...

Вскоре я рассказала ему, как все так вышло. Мы перестали стесняться друг друга. Речь не о теле, а о своих невысказанных мечтах.


Развернуть
На этой странице собрано все самое развратное и аморальное порно по теме Традиционно (СИ) (+12 картинок, рейтинг 74.9 - Традиционно (СИ))